Благодаря какому животному шурик познакомился с ниной в кф

Благодаря какому животному Шурик познакомился с Ниной в к/ф Кавказская пленница? Ответы на вопросы

Источник(и): К/ф "Стрелок". . Чарли стоит рядом с одним животным и просит у приятеля . принадлежать "Летящей" звезде Барнарда. А какому созвездию . Вопрос Рассказывают, что некая балерина Нина была .. что вошло в поговорку благодаря вольному переводу с грузинского. Благодаря какому животному Шурик познакомился с Ниной в к/ф ''Кавказская Шерсть какого животного неприменима для прядения и вязания?. Благодаря какому животному Шурик познакомился с Ниной в к/ф 'Кавказская пленница'? Участников 8 , Результаты после голосования. 1. Верблюд.

Известный комедийный актер 30—х Осип Наумович Абдулов Он лихо отплясывал в кадре, но даже знавшие о его тяжелейшем фронтовом ранении, из-за которого ему чуть не ампутировали ногу, не догадывались, каких усилий ему это стоило.

Почти у каждого актера были горе от потери близких, страх репрессий, но общими усилиями фильм получился яркий, веселый, с настоящей чеховской грустинкой над глупостью и людским несовершенством. Фразы из фильма, ставшие крылатыми Машите на меня, машите!. Змеюкина Они хочут свою образованность показать и всегда говорят о непонятном Дашенька. А если я насчет электического освещения, так это еще не значит, что я из гордости. Я и выпить могу Ять. Больше всего на свете я люблю статных мужчин, пирог с яблоками и имя Роланд Дашенька.

В Греции все есть Дымба. Я не Спиноза какой-нибудь, чтобы выделывать ногами разные кренделя Апломбов. Позвольте вам выйти вон!

Апломбов Я обманывать себя не позволю! Я одушевленное имя существительное! И у меня в душе свой жанр есть! Апломбов Генерал, а безобразите! Мать Ведь вот, каждое незначительное слово, а оно имеет, так сказать, свое таинственное недоумение! Из моих собственных подвалов! Отец Вот когда захочешь жениться, тогда приходи. Тогда ясно будет, что ты сошел с ума Доктор.

И твой тоже дурак! И не очень-то уважай: Мать Да нешто нам жалко! Для родного дитя мы ничего не пожалеем! Мать Ходил сюда целое лето, ел, пил, обнадеживал… И вдруг — на тебе! Отец Не тыкай вилкой в омары!

Это для генерала поставлены Мать. За что тебя будет любить муж твой? Он любить тебя будет за приданое твое! Мера порядочности и ответственности тоже сугубо индивидуальна. Если доживем, может быть, отметим золотую свадьбу, до нее — всего ничего, какой-нибудь десяток лет. Но не в юбилейных торжествах крепость и смысл верности. В этих записках немалый труд моей жены, и я благодарен ей за поддержку.

Окна их квартиры выходят на Фрунзенскую набережную Москвы-реки. Перед нами открывалась панорама заснеженных ледяных аллей Парка культуры имени Горького, по которым скользили фигурки конькобежцев. По стальным пролетам Окружного моста тяжело ухали темные эшелоны. Я всегда испытываю сочувствие к работающим в праздник людям. У газетчиков тоже часты такие дежурства. Праздничные вечера и ночи были у меня давно свободны. Почти под утро появились новые гости — знаменитый актер с женой и военный в высоком чине.

Его, по-видимому, не очень стесняло, что он оказался в незнакомом доме. В Новый год все люди кажутся добрыми, умными и как бы приятелями. Гостю сразу понравился хозяин дома — его гренадерский рост, сочный бас, добродушное умение вести стол, поддерживая дух и азарт притомившейся компании, подобно опытному костровому, следящему, чтобы угли не потеряли жара… Сколько промелькнуло в жизни таких вечеров, сколько слов истрачено в многозначительных разговорах, за которыми часто не было ничего, кроме малореальных желаний, пошедших ко дну под бременем житейских обстоятельств.

Благодаря какому животному Шурик познакомился с Ниной в к/ф 'Кавказская пленница'?

А мы все говорим и говорим и не можем остановиться, хотя понимаем, что водопад слов и Ниагара — разные вещи. Я не уловил, в какой момент беседа его с хозяином взлетела на верхние ноты.

По обрывкам фраз можно было понять, что речь шла о смещении Хрущева. Хозяин возражал гостю, тот сердился, начал застегивать китель, тормошил за плечо актера: Ладонями тонких рук он прикрыл глаза, но я видел, как у него напряглись и заходили скулы. Мы с вами расходимся в оценках.

Десять лет труда и жизни громадного государства, миллионы человеческих судеб в миллиардах различных столкновений и обстоятельств? Отчего и зачем кто-то с удивительной настойчивостью изымал его из нашей памяти, будто за этими годами стояла какая-то вина?

Ведь не просто же так, не по воле одного или двух, пусть самых всемогущих, людей вырезали из книг и фильмов имена и факты, цифры и сопоставления? Молчание вокруг имени Никиты Сергеевича Хрущева было не только полным, но, я бы сказал, злым. Наивные люди полагали, что в его основе — негативная оценка партийной и государственной деятельности Хрущева. Главное, однако, в ином. Нелепо и само желание окунать кисть либо в черную, либо в розовую краску, воссоздавая не только те десять, но и все семьдесят лет нашей истории.

Час разумных размышлений приблизился настолько, что грех не ответить на естественное желание всех без исключения здравомыслящих людей вернуть народу его историю. Стараниями многих — историков, экономистов, статистиков, обществоведов, очевидцев и участников событий. Не обойтись здесь без кипения страстей, без потерь и боли, но и обретения тоже. Радость и тревога соседствуют в наших днях так же, как соседствовали они в давние уже годы после XX съезда партии.

С решением этого съезда связано многое в жизни моего поколения, и большинство друзей не изменили взгляд. Друзья наши по-прежнему живут на Фрунзенской набережной. Выросла их дочь Наташа, у нее у самой уже взрослая дочь, стали взрослыми и три наших сына.

В тот новогодний вечер они мирно спали, не ведая о споре, который вели старшие. Возвращаясь памятью к пережитому, я не корю себя за то, что не вел подробных записей и дневников.

В них — круг моих взглядов и интересов. Наивно было бы утверждать, что мне удастся избежать субъективных оценок, во всяком случае, буду стараться исходить из фактов. Поехал в Питер, долго и обстоятельно говорил с человеком. И получил такой ответ: Разве вы не заметили, что я лысый? Нельзя судить прошлое мерками наших нынешних представлений, забывая, что события происходили там и тогда, а не здесь и теперь, и что нет ничего бесплоднее мечтательных вздыханий: Просматривалась целая цепь зависимостей.

Винить ли нам себя, то есть тех, кто горой стоял за дело XX съезда, или сказать честно, что не хватило смелости отстоять свои взгляды? Отнести ли кое-что за счет проклятой привычки к конформизму, жизненным удобствам? Это самый простой вариант, удобный в том смысле, что каждый волен многозначительно пожимать плечами. Убережемся от этих приемов. Теперь, когда гласность резко увеличила не только значимость, ответственность, но и поток слов, увы, легки и скоры на провозглашение истин чаще всего те, кому ни в какие времена не пришлось нести существенных потерь.

Моим сыновьям я говорю: Мы виноваты, ибо были разобщены и в силу интеллигентских самоограничений не действовали так, как иезуитски сколоченная прослойка бюрократии. Я часто напоминаю им изречение: Перерыв в двадцать летсделал для меня это событие праздником. В тот вечер я вновь увидел тех, с кем когда-то работал. Вот что я писал: Их жизнь состоит из постоянных упреждений, и поэтому тратится куда быстрее, чем хотелось.

Я взялся было перечислять имена, но осекся: Я не работал в газете вместе с Александром Бовиным, но вполне разделяю его мысли: Быть может, что-то и отодвинуло нас с занятых позиций, но мы поняли, что может газета и какова сила нашей профессии, если стоять на позициях партийной принципиальности, демократизма, гласности и если мы не путаем такие понятия, как служба и служение. Есть опыт атак, и есть время, которое не простит вялости и промедления!

Позже, когда ничего нельзя изменить, понимаешь, что это долгий отлив и по срокам, отпущенным богами, на него может не хватить и целой человеческой жизни. Примеры — в нашей собственной истории. XX съезд вернул честь и достоинство тысячам невинных жертв сталинского произвола, но им, павшим, было уже все равно.

Как все равно, поставим ли мы обещанный памятник. Он ведь тоже нужен прежде всего нам, во исполнение нашей воли, утверждения идеалов. Товарищи предлагают увековечить память видных деятелей партии и государства, которые стали жертвами необоснованных репрессий в период культа личности.

Мы считаем это предложение правильным. Целесообразно было бы поручить Центральному Комитету, который будет избран XXII съездом, решить этот вопрос положительно. Прошло много съездов после XXII, и только теперь встают по стране такие памятники. Будет он сооружен, наконец, и в Москве. Памятники опасно ставить вопреки воле народа, рано или поздно они слетают с пьедесталов. В тот юбилейный известинский вечер литературный критик Владимир Лакшин сказал: И он многое уже успел.

Вместе с писателем Г. Мы знали, что все будет непросто. Есть ведь и такие, кто досадует: Ну что ж, и это не ново. Выступил в юбилейной известинской многотиражке и Мэлор Стуруа. В году он был среди активных, как говорят, фонтанирующих идеями журналистов. Мы вместе, главный редактор и литературный сотрудник, не чинясь, бегали в типографию к талеру менять опостылевшие штампованные заголовки.

Ловили любую возможность вырваться из плена серости, скуки, однообразия, разбудить интерес читателей. Он пояснил, что дает большой прием в связи с выходом книги, икра будет очень кстати. Чарли Чаплин умел держать слово. Наш корреспондент, получив рукопись, сел за телефон и с ходу перевел, продиктовал стенографистке отличный отрывок из книги на целую газетную полосу. В тот же день мы опубликовали. Радовались читатели необычному материалу, во врезке было рассказано и о том, как он получен; радовались и мы: Кстати, радовался и наш бухгалтер.

Эта публикация не стоила ни одной валютной копейки. Икра тогда, в году, шла по 22 рубля за килограмм. Мы не уточняли, сколько она стоила в Англии. Это — давние времена. Вернемся в год й. Вот что писал М. Было это в начале шестидесятых годов. Главный редактор Алексей Иванович Аджубей, похожий и внешне и внутренне на шаровую молнию, видимо, проснулся в тот день с чувством какой-то неудовлетворенности.

На планерке поделился ею с нами. Давайте соберемся завтра после выхода номера и обсудим этот второй шаг. Время ограничивать не будем. Если понадобится, прозаседаем до утра. Буфетчица Соня, как и администратор газеты Бронислава Семеновна Жуковская — известинские знаменитости.

Главные редакторы приходили и уходили, а они оставались. Должность Соня занимала выдающуюся — она была хозяйкой спецбуфета. Он помещался под самой крышей. Вопрос о том, кто может пользоваться спецбуфетом, решала сама Соня. Ее номенклатурный нюх был безошибочным. Она пускала к себе на седьмой этаж только тех, кто делал газету и имел в ней вес, а также не имел обыкновения скрупулезно проверять счета. Бездельников и скряг Соня не любила. Эта мощная и красивая женщина играючи носила многопудовые чемоданы, набитые деликатесами того времени.

Когда я, затурканный газетной текучкой, просил поджарить яичницу с колбасой, Соня в назидание мне почему-то непременно вспоминала Николая Ивановича Бухарина. Человек вне политики, Соня говорила то, что думала. Соня присаживалась к нашему столу и неспешно начинала: Вернусь к цитате из Мэлора Стуруа.

Стенографистки не поспевали записывать за нами новые идеи, рубрики, разработки и тому подобное. День сменил вечер, вечер — ночь. За окнами забрезжил рассвет. И вдруг нас охватила тайная тоска: Тоска стала превращаться в пытку. Я не выдержал и взял слово. Газета не может сделать второй шаг, пока его не сделает партия. Взоры всех обратились к главному редактору. Все ждали, что шаровая молния взорвется и поразит дракона-святотатца. Но ничего похожего на галактические протуберанцы не произошло.

Хорошо помню, что уже в один из первых дней после отставки ее отца Рада сказала: Теперь, когда позади почти четверть века, возвращение к пережитому естественно по многим причинам.

Плохо, когда незнание выносит скорый суд. Те самые десять лет имели, конечно, свою предысторию. Снова в Москве Заканчивался год. Месяца через два студенты 3-го курса отделения журналистики МГУ, сдав очередную сессию, должны были начать практику в газетах.

Мы с Радой готовились к экзаменам в московской квартире ее отца Никиты Сергеевича Хрущева. Он тогда работал на Украине. Дом на улице Грановского, известный московским старожилам как 5-й дом Советов, прежде принадлежал графам Шереметевым. До революции в этом аляповатом П-образном здании с небольшим въездным сквериком снимала квартиры богатая публика.

В 20—х годах дом заселили члены правительства, крупные военные и партийные деятели. Получил здесь квартиру и Н. Полупустая, обставленная в стиле тех лет квартира — без ковров, горок, хрустальных люстр, без картин и гравюр. Тяжелая, скучная мебель — стулья и диваны в полотняных чехлах, кровати, столы, книжные шкафы, тумбочки.

По-видимому, так же было и в других квартирах этого дома, поскольку на то существовал неписаный стандарт. Позже я понял происхождение вкусов того времени. На юге, в Москве, в Подмосковье, на квартире и дачах все у него было точно таким. Дерево на полу, потолке, стенах. Минимум мебели, никаких картин. Мебель изготавливалась на одной фабрике по шаблону. Хозяева квартир — во всяком случае, так было у Хрущевых — не считали себя собственниками домашней утвари.

Там, где они жили, им фактически ничего не принадлежало. К столам, стульям, диванам были привинчены металлические инвентарные жетоны. Время от времени в квартире появлялись строгие мужчины, чтобы сверить инвентарные номера с записями в тетрадях, как будто кто-нибудь из жильцов мог покуситься на это добро. В квартире Хрущева было особенно гулко и пусто. Большая семья постоянно жила в Киеве. Никита Сергеевич приезжал в Москву нечасто и вовсе не обращал внимания на мебель и обстановку.

В тот поздний вечер, когда мы с женой дочитывали конспекты, в прихожей раздались голоса, кто-то прошел в комнаты. Рада пошла на кухню помочь домашней работнице, и вскоре все сидели за столом. Перебивать разговоры старших не полагалось, и лишь по ходу беседы мы узнали, что Никита Сергеевич только что был у Сталина. Возвращаясь домой, прихватил из гостиницы приехавших по своим делам в Москву Василевскую и Корнейчука.

В тот вечер Хрущеву, видимо, были просто необходимы собеседники, которые поймут его душевное состояние. Он сказал, что едет в Киев сдавать дела, так как теперь будет работать секретарем Московского обкома партии.

Слова эти тронули Хрущева. Он знал, что Ванда Львовна говорит искренне. После оккупации Варшавы фашистами жила на Украине. В годы войны ее произведения часто печатались в газетах, журналах, с Хрущевым она встречалась на фронте. И Василевская, и Корнейчук дорожили расположением Хрущева. Александр Евдокимович был известным драматургом: Этой оперой открывалась в Москве летом года Декада украинской литературы и искусства. Обвинение было резким и по тому времени опасным — ведь совсем недавно вышло постановление ЦК по музыке и литературе: Позже Хрущев рассказывал, что ему с большим трудом удалось погасить гнев Сталина.

Автору разрешили самому внести необходимые поправки. Ванда Львовна Василевская умерла в июле и не узнала о смещении Хрущева. Неизвестно, что думал по этому поводу Александр Корнейчук, но во всяком случае, когда Никита Сергеевич скончался, Нина Петровна не получила от Корнейчука даже коротких слов соболезнования. Медленно, незаметно начинается отлив, и вот уже там, где плескалась вода, сухая земля… Что стояло за неожиданным решением Сталина вернуть Хрущева в Москву?

Теперь никто этого не узнает. Как никто не узнает, о чем говорили между собой эти два человека. Казалось, Сталину целесообразнее держать Хрущева на Украине — дела там набирали темп, республика давала стране все больше хлеба, восстанавливался Донбасс, росли энергетические мощности, отстраивались разрушенные города.

Хрущев пользовался на Украине авторитетом. Сталин знал это и все-таки срочно вызвал его в Москву. Говорили, что Сталина насторожило властолюбие Попова, как будто тот сам определил себе все три должности.

Думаю, что Хрущев трезво оценивал сложившуюся ситуацию. Секретарь ЦК Маленков и министр госбезопасности Абакумов по поручению Сталина жестоко громили ленинградские кадры. Аноним сообщил в ЦК о неблаговидном поступке председателя счетной комиссии ленинградской областной и городской партийной конференции, проходившей в декабре года, были скрыты точные итоги голосования: Против первого секретаря обкома П.

Попкова — 4 голоса, Г. Бадаева — 2, Я. Капустина— 15, председателя Ленгорсовета П. Что и говорить, обман подобного рода — партийный проступок, но бурная реакция Сталина, как станет ясно позже, шла от иного.

Сталин никогда не любил этот город. Не здесь, не в этом городе отстоял он право считать себя вождем партии, не здесь встречал подобострастное поклонение. Он помнил о зиновьевской оппозиции, об убийстве Кирова… Избранный после войны секретарем ЦК партии А. Кузнецов, ленинградец, герой блокадных дней, слишком быстро набирал силу и мог потеснить Берия и Маленкова, зорко следивших за каждым потенциальным соперником. Ленинградцем был и Председатель Госплана Н.

МЕГА ВИКТОРИНА вопросы загадки шаг 60

Не слишком ли велико влияние ленинградцев в Москве? И вот повод нашелся. Маленков и Абакумов сделали беспроигрышный ход. Они предугадывали желания Сталина, которые совпадали с их собственными целями. Лазутина по обвинению в измене Родине, контрреволюционном вредительстве, участии в антисоветской группе, приговорила их к высшей мере наказания.

В то время в СССР смертная казнь была отменена, но, пока велось следствие, ее ввели. На суде, прощаясь с живыми, А. Как часто в наши дни возникают из небытия такие трагические, исполненные веры слова!

  • МЕГА ВИКТОРИНА 1857 вопросов.
  • Благодаря какому животному Шурик познакомился с Ниной?
  • Благодаря какому животному Шурик познакомился с Ниной в к/ф 'Кавказская пленница'?

История не только оправдывает, но и обвиняет. Я часто видел Г. А министр госбезопасности Абакумов? Получив указание или даже намек на чье-то мнение, он готов был на любую грязную работу. А вот в смертный час, когда справедливо приговорили его к высшей мере наказания, он попросил во имя гуманности хотя бы взглянуть на своего новорожденного ребенка… В тот вечер, когда Хрущев угощал чаем Василевскую и Корнейчука, заметно было, что он нервничал; уговаривал гостей не торопиться. Наверное, не хотел оставаться без собеседников.

Но ведь он уехал из Москвы в году, бывал здесь только наездами и вот теперь врывался в плотные ряды соратников вождя. Каждый из них внимательно и ревниво следил за другими, за тем, как и сколько раз обращался к кому-либо из них Сталин, кого звал или не звал на вечерние обеды-заседания, приглашал на отдых, как и над кем подшучивал в благостном расположении духа.

Все было расписано очень. Даже где, когда отдыхать семьям руководителей. Звонил генерал Власик, начальник охраны Сталина, назначал место отдыха. Летом года Нина Петровна сказала: Огромный царский дворец считался тогда сталинской дачей. Во флигеле для свиты отдыхала семья Хрущева, во дворце — Светлана Сталина и ее второй муж Юрий Жданов.

Никакого общения между нами не. Семейные знакомства не поощрялись. Мало ли что могло случиться завтра. Его действия, решения, умозаключения порой не находили каких-либо разумных объяснений.

Хрущев как-то вспомнил такой эпизод. Во время одного из застольных заседаний Сталин встал: В ту пору между Москвой и Пекином существовала прямая правительственная связь, и можно себе представить, как десятки людей спешили соединить две братские столицы, как напряглись переводчики, получившие указание переводить слова Сталина и ответы Мао Цзэдуна.

Все в молчании ждали. Не любил, чтобы ему помогали. Он только казался простоватым человеком. Но я часто видел, какими холодными, отчужденными становятся в гневе его маленькие темные. Он знал правила игры, жестокие ее варианты.

Сталин держал всех в напряжении. В начале года вождь сместил его с поста первого секретаря Компартии Украины, но из Киева не убрал, назначил Председателем Совета Министров республики. Перемещение последовало после того, как Хрущев доложил Сталину, что на Украине тяжелейший голод, есть случаи людоедства, вымирают села, республике крайне важно получить немедленную помощь. Украина получила некоторое количество зерна.

Новый звонок Сталина — и новая накачка. Никита Сергеевич вызвал Евгения Оскаровича, попросил рассказать подробности.

Коллекция ответов на популярные вопросы

Совещание касалось сельских проблем, и, послушав с полчаса выступавших, Патон понял, что ему здесь присутствовать необязательно. Хрущев доложил Сталину, как было. Сталин выслушал, ни о чем не переспрашивая. Во время войны Патон наладил серийное производство танков Т Никто в мире не умел тогда сваривать стальную броню. И вот теперь, в декабре года, он снова в Москве. Через несколько дней в газетах было объявлено, что Н.

Хрущев избран секретарем ЦК и первым секретарем МК партии. Он должен был осуществлять общее руководство областью и городом. Текущими делами горкома занимался секретарь МГК Иван Иванович Румянцев, авиационный инженер, молодой еще человек, обаятельный, энергичный. С Никитой Сергеевичем у них были хорошие отношения.

Городские и областные проблемы решались совместно. Никита Сергеевич по воскресеньям со своей дачи в Огарево часто уезжал в дом отдыха МК и там прогуливался с товарищами. На прогулку отправлялись семьями, с детьми и женами; шутили, смеялись, случалось, возникал и деловой разговор. Могу только утверждать, что его исчезновение не связано было с отношением к нему Хрущева, а решалось где-то выше.

Всякое могло быть тогда при таких внезапных акциях. Он вернулся директором на авиационный завод, где работал до начала партийной карьеры. Вот что ждало страну и народ после великой Победы над фашизмом… В тот год, о котором идет речь, наступала середина XX века.

Ощущение рубежа возникло у меня еще и потому, что в конце го я единственный раз видел Сталина достаточно близко, не из студенческой колонны на демонстрации, а в Большом театре, где шло торжественное заседание, посвященное его семидесятилетию.

Сталин сидел в центре длинного, во всю сцену, стола. Рядом — Мао Цзэдун. Хрущев как секретарь МК и распорядитель вечера — слева от юбиляра. Казалось, Сталин совсем не реагирует на потоки приветственных слов, которые лились с трибуны. Юбилейный вечер шел много часов. На стол президиума ложились все новые букеты, казавшиеся особенно яркими и нарядными в этот зимний месяц. Наступил момент, когда фигура Сталина скрылась за холмом из цветов, я спросил жену: Может быть, Сталина устраивала такая необычная ширма, отделявшая его от зала?

Все встали, и овация, но без выкриков и скандирования, как и полагалось при таком составе публики, долго гремела в зале. Я ничего не сказал Раде, наверное, от испуга, что мне стало известно нечто сверхсекретное. Сталин медленно уходил со сцены, не останавливаясь и не разговаривая с почтительно расступившимися людьми, прижав к боку согнутую в локте левую руку. Говорили, что она у него подсыхала, укорачивалась, и он инстинктивно сгибал ее, чтобы на это не особенно обращали внимание.

Странная жалость пронзила меня. Он на миг предстал обыкновенным человеком, как. Да и много ли нам известно о нем как о человеке даже сегодня? Долго мы довольствовались самым минимумом. У этой книги странная и путаная судьба, как путана и трагична она и у самой Светланы. Не берусь ни винить, ни оправдывать эту женщину, ей, по-видимому, тяжело и перед собственным судом.

Каким оказался бы гнев Сталина, если б он смог предположить судьбу дочери! Да и всей семьи… Жена покончила жизнь самоубийством, сын загубил себя пьянством, дочь покинула Родину. Много позже узнали мы подробности семейной хроники Сталина.

Бегство Светланы за границу, сказать мягче, ее невозвращение из Индии, куда летом года она отправилась захоронить урну своего третьего мужа, индийского ученого и журналиста Раджи Бриджа Сингха, поразило общественное мнение.

Никита Сергеевич, пока об этом не объявили официально, отказывался верить слухам. Заметка телеграфного агентства коротко сообщала, что Светлана Иосифовна Аллилуева пожелала продлить сроки пребывания за границей.

Наверху не хотели никаких сообщений. Светлана уезжала в Индию по личному разрешению Алексея Николаевича Косыгина, так что, по-видимому, Председателю Совета Министров пришлось испытать на себе раздражение Брежнева. История эта мало украшала престиж государства, казалась необъяснимой. Имя Сталина в брежневскую пору поминалось все чаще и чаще… Хрущев вспоминал свои встречи со Светланой и Василием Сталиным. Он принимал их после смерти отца. Знал, что нелегко брату и сестре определить новый образ жизни.

Светлана стойко отнеслась к перемене в своей судьбе. На фоне непрерывных пьянок после похорон Сталина у него появилась маниакальная жажда мести, он угрожал какими-то разоблачениями. По Москве поползли слухи, что Сталина отравили. Никита Сергеевич пытался усовестить Василия, помочь.

Предложил пойти учиться в академию, сохранив звание генерал-лейтенанта. На какое-то время Василий успокоился. Светлана поблагодарила Хрущева за брата. В том, как сложилась жизнь членов этой семьи, не было особой неожиданности для Хрущева. Он помнил Василия безнадзорным мальчиком, пропадавшим целыми днями в гараже Кремля. Шоферы и механики отмечали его любовь к технике, желание копаться в моторах. Мальчиком научился управлять автомобилем. В первые годы после самоубийства жены Сталин заботливо относился к детям, они чувствовали его любовь.

Он грубо вмешивался в их жизнь. Развел дочь с мужем — Григорием Морозом. Конечно, ему не хотелось, чтобы этот акт рассматривался общественностью как антисемитский, но многие поняли истинную причину. Знали, чувствовали настроения Сталина на этот счет.

Детей видел редко, приезжали они только с его разрешения; внуков — считанные разы. Семья для него ушла в прошлое… После разговора с Хрущевым Василий крепился недолго. Вновь запил, бросил академию. Никакие предупреждения уже не действовали.

Его отослали в Казань. Там все и пришло к финалу. Очередной приступ белой горячки закончился трагически. Василий умер, не дожив до пятидесяти лет. На Новодевичьем кладбище неподалеку от памятника Надежде Сергеевне Аллилуевой лежит серая бетонная плита с надписью: Я не знаю, от которой из жен Василия родился этот, так рано умерший мальчик. Помню, в году одновременно с нами в Ливадии отдыхала Екатерина Васильева, тогдашняя жена Василия, известная пловчиха, рекордсменка.

Одна уходила к кромке пляжа, уплывала далеко в море. Чекист из охраны бросался в лодку, сопровождал на расстоянии, подстраховывал бесстрашную пловчиху. Подробности невозвращения Светланы из Индии мы с женой узнали случайно. В тот год вместе с нашими мальчиками проводили отпуск в Эстонии, в курортном городе Пярну. Золотисто-белые дюны пярнуского пляжа обрамлены плотной стеной соснового леса.

Мелкий залив в ту пору был чист, река выносила в него мягкую, с коричневым отливом воду, настоянную на хвое. В компании друзей мы познакомились с сотрудником советского посольства в Индии, очевидцем этих событий. Коротко суть сводилась к тому, привычному для нашей жизни обстоятельству, когда грубость, запреты, нелепые требования вынудили Светлану к протесту и, возможно, к необдуманному решению. Светлана жила в Индии уже несколько месяцев, навестила родные места мужа, подружилась с его семьей.

Получила отказ и категорическое требование о немедленном возвращении. Посол Бенедиктов был смущен, передавая Светлане указания Москвы, но ничего поделать не .