Каким образом погорельский познакомился с гофманом

ПОГОРЕЛЬСКИЙ АНТОНИЙ — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

войне в Дрездене он познакомился с фантастическими сказками Гофмана и был Итеперь, в Погорельцах, Перовский началписать фантастическую. Погорельский познакомился и с В. А. Жуковским, сблизившим его с А. И. . Как художник и мыслитель Гофман преемственно связан с йенскими. Антоний Погорельский — псевдоним (придуманное литературное имя, Во время этого похода познакомился с прозой немецкого композитора и писателя-сказочника Эрнста Теодора Амадея Гофмана, творчество.

В сущности, мы располагаем только этими данными, источником которых являются произведения Перовского; все остальное составляют предположения. Несравненно более обильный материал в этом плане предоставляют нам факты биографии другого русского писателя — Василия Андреевича Жуковского.

Здесь открывались широкие возможности для удовлетворения того интереса к произведениям немецких романтиков, который Жуковский испытывал на протяжении ряда лет. В Дерпте значительно легче, чем в Петербурге, можно было познакомиться с последней литературной новинкой, изданной в Лейпциге, Брелине, Франкфурте-на-Майне; современная немецкая литература была предметом серьезного обсуждения в университетских кругах, с которыми сблизился Жуковский.

Зейдлиц, в годах учившийся на медицинском факультете Дерптского университета, писал впоследствии: Однако если такое знакомство и состоялось, то особого значения ему Жуковский, по-видимому, не придал. Так, в письме к Д. Гофман в этом перечне не упомянут. Открывают его имена Гете и Гердера, причем на долю этих писателей приходится большая часть выделенных Жуковским произведений. Шлегель, Новалис и др.

Вообще вся проза Фуке заинтересовала Жуковского, - в упоминавшемся письме к Дашкову он отмечает его новеллы, прибавляя: Немецкая романтическая проза представлена, следовательно. Прибыв в середине октября года в Берлин, Жуковский в скором времени завязал знакомство со многими представителями мира искусства, жившими в то время в прусской столице.

Записи Жуковского по большей части представляют сухой реестр имен, встреч и событий; лишь изредка Жуковский позволяет себе дать оценку увиденному и услышанному.

Этот характер записей Жуковского мог, пожалуй, вызвать у исследователей сомнения в тождестве Гофмана, упоминавшегося несколько раз в тексте дневника, с писателем Э. Однако при обращении к фактам биографии Гофмана сомнения эти должны рассеяться.

Так, запись от 7 ноября года в дневнике Жуковского гласит: Вечер у графа Грёбена. В числе гостей графа Грёбена Гофман упомянут в дневнике еще два раза — записях от 13 ноября года и от 16 марта года.

Карл Йозеф Грёбенвступивший в году в русскую армию и проделавший ее рядах большую часть кампании годов стал затем прусским офицером и в период пребывания Жуковского в Берлине занимал пост начальника штаба силезского корпуса. Среди участников освободительной войны у Гофмана было немало друзей и знакомых, уже оставивших к этому времени службу в прусской армии и занимавшихся литературной или научной деятельностью: Однако знакомству с Гребенном Гофман был обязан своей службой в прусских юридических учреждениям.

В Пруссии также была создана подобная комиссия, членом которой по назначению стал Гофман. Писатель занял твердую и принципиальную позицию, содействовав, например, освобождению ряда арестованных.

Таким образом, появление Гофмана на вечера у Грёбена и встречи Жуковского с ним в том доме в дельнейшем вполне объяснимы. И он иногда посещал ее вечера, на которых постоянно бывали некоторые его друзья.

В дневнике Жуковского, например, особенно часто упоминаются в качестве гостей Марии Клейст скульпторы Х. Шинкель — все они были довольно близки с Гофманом. Есть еще одна запись Жуковского, позволяющая судить не только об этом, но и о впечатлениях Жуковского от беседы с Гофманом.

В упомянутой выше заметке от 13 ноября года сказано: Прежде всего, Гоман был чрезвычайно заметной фигурой на берлинском горизонте тех лет; популярность его произведений достигла тогда апогея, а о его жизни и привычках в Берлине ходили настоящие легенды.

Антоний Погорельский краткая информация

Жуковский не мог не знать об опере Гофмана хотя бы вследствие того интереса, который он испытывал к произведениям Фуке, - и, по-видимому, вспоминал о ней много лет спустя. Едва ли не первая запись посвящена игре знаменитого драматического актера Людвига Девриена, которым Жуковский не переставал восхищаться; прибыв в Берлин 14 октября года, он на следующий день отправился в театр и особо отметил в дневнике участие в спектакле Девриена. Девриену посвящен, в частности, следующий отзыв в дневнике: Восхищение игрой Девриена отразилось и в письмах Жуковского, относящихся к этому периоду.

Состоялось и личное знакомство поэта и артиста. Между тем Девриен являлся одним из самых близких друзей Гофмана. И в Берлине ни для кого не было секретом то значение, которое в глазах Девриена имели отзывы Гофмана о его игре; встречаясь с Гофманом почти ежедневно, Девриен воспринял многие взгляды писателя на драматическое искусство и стремился следовать его советам.

Основательное и разностороннее образование, полученное Погорельским в доме отца, было завершено в Московском университете, куда юноша поступил в г. К этому времени относится увлечение Погорельского и естественными науками, в частности ботаникой, результатом чего явились три публичные лекции, изданные в г. Лекции эти можно считать своеобразным подступом к серьезным литературным трудам, настолько явственно проступает в них ориентация на повествовательные приемы Н.

Карамзинагорячим поклонником которого был молодой автор. Разумовского, а после смерти последнего в унаследованном от него имении Погорельцы Черниговской губернии от названия этого имения образован псевдоним писателя прошла большая часть жизни А. Литературные его наклонности проявились уже с детства.

В домашнем архиве Н. Репнина [2] по указанию биографа А. Горденю хранилась тетрадка с детским сочинением Алексея, поднесенным отцу в день его именин. Но в полной мере талант писателя раскрылся значительно позднее, уже в е годы, по мере его вхождения в круги московских и петербургских литераторов. Карамзиным-прозаиком, личное общение с писателем определили направление художественных ориентаций А.

Погорельского и характер его литературных общений. На первое место среди них следует поставить дружбу с П. Вяземскимначавшуюся в г. Несколько позднее видимо, в г. Погорельский познакомился и с В. Жуковскимсблизившим его с А. Тургеневым [3] и А. Эти новые знакомства, а также свойственная Погорельскому наклонность к шутке и мистификации, казалось бы, обеспечивали ему далеко не последнее место в Арзамасе [5]однако арзамасцем Погорельский не стал, ибо видел главный смысл своей жизни не в литературе, а в активной государственной деятельности на благо отечества.

Уже в январе г. Обрезкову, он участвует в служебной полугодовой поездке по центральным губерниям России с целью их ревизии, близко наблюдает жизнь отдаленных провинций, знакомится с укладом Казанской и Пермской губерний. Вернувшись в Москву в г. Он становится членом ряда научных и литературных обществ "Общества любителей природы", "Общества истории и древностей российских", "Общества любителей российской словесности".

В чопорную и монотонно протекавшую деятельность последнего из них Погорельский пытается внести некоторое разнообразие, предложив председателю Общества А. Прокоповичу-Антонскому для публичных чтений свои шутливые стихи "Абдул-визирь".

Разведопрос: Клим Жуков про битву на Ворскле 1399 года

В начале г. Погорельский — снова в Петербурге в качестве секретаря министра финансов, но пребывает в этой должности недолго. С началом событий Отечественной войны года он резко меняет свою жизнь. Увлеченный общим патриотическим порывом, юноша, вопреки воле отца, поступает на военную службу: Научная новизна работы заключается в том, что в ней осуществлена попытка синтезировать две до сих пор раздельно существовавшие области литературоведения - гофмановедение и рецептивную эстетику, то есть, оперируя методологическим и терминологическим аппаратом констанцскои школы, исследовать феномен русскоязычной рецепции творчества Гофмана первой трети XIX столетия.

Исходя из этого определим цель работы - изучить восприятие наследия Гофмана русскими писателями первой трети XIX века в рецептивном аспекте. В соответствии с целью сформулированы и задачи: А предметом будут являться эстетические реакции са- мих писателей, запечатленные в произведениях. Обозначая круг задействованных в данной работе источников в области гофмановедения, назовем труды М.

Эти ученые последовательно выработали методологию, которая и поныне лежит в основе науки о Гофмане. Среди серьезных исследований М. Мы также опирались на работы Д. Чавчанидзе о литературных аллюзиях и архетипах в гофмановском творчестве. Из исследований, посвященных литературе русского романтизма и отдельным ее представителям, особо отметим работы Ю. Кроме того, значимыми для нас оказались работы отечественных и зарубежных мыслителей, критиков и литературоведов, где авторы дают свою оценку донорско-принимающих отношений и литературного процесса в целом.

Здесь назовем имена М. Структура данного диссертационного исследования состоит из трех глав. В первой мы даем обзор констанцского литературоведения как научного явления, в связи с чем рассматриваем его истоки, основные имена и положения, терминологию и методологию.

Глава 91. Антоний Погорельский

В результате мы стремимся преобразовать наработки рецептивной эстетики в исследовательский инструментарий, позволяющий анализировать межлитературные схождения. Здесь мы стремимся осмыслить историю отечественного гофмановедия, а также выводим тезис о том, что не только произведения немецкого романтика, но и его биография была объектом художественной рецепции.

В связи с этим мы обращаемся к отдельным повестям Н. Соллогуба, которые, на наш взгляд, являются яркой иллюстрацией этого положения. В третьей главе объектом писательского осмысления нами заявлен художественный мир Гофмана. Материалы исследования могут быть использованы в учебных курсах русской и зарубежной литературы эпохи романтизма; в спецкурсах по проблемам компаративистики и, в частности, русско-немецких литературных связей; в курсах теории литературы и филологического анализа, а также при разработке тематики курсовых и дипломных работ.

Основные положения теории рецептивной эстетики Наиболее законченное выражение принципы рецептивной эстетики нашли в работах X. До этого произведение существует только как материализованный знаковый код, как потенциальный смысл, который нуждается в актуализации. Для немецкого литературоведения той поры было характерно ощущение кризисной, тупиковой ситуации, сложившейся в отрасли гуманитарного знания. Общим местом стали рассуждения о необходимости реконструкции теоретических и методологических подходов к изучению искусства и литературы в частности.

Эта группа активно исследовала проблемы литературных традиций. Ранее эстетика полагала, что восприятие произведения является идентичным у читателей разных эпох. Сторонники рецептивно-эстетического подхода в противовес этому указывали на закономерность исторической деформации смысла и ценности произведения, а также на закономерность различного восприятия отдельного текста читателями одной эпохи.

Произведение и реципиент становятся двумя полюсами реализации художественного смысла, в результате чего текст перестает рассматриваться как инстанция с раз и навсегда заданными художественными характеристиками.

  • ПОГОРЕЛЬСКИЙ АНТОНИЙ
  • Антоний Погорельский

Последние реализуются только в момент восприятия, и результат этого процесса в немалой степени зависит от конкретных условий эпохи, равно как и от эстетического опыта читателя. Среди основных принципов рецептивно-эстетического подхода к анализу артефактов вслед за исследователем А. Рецептивная эстетика долгое время претендовала на роль новой научной парадигмы, и вполне основательно. С точки зрения ее теоретиков, она расширила круг представлений о литературе и искусстве, преодолела некоторые предрассудки традиционного литературоведения, в частности отбросила идею об атомарно-герметической природе произведения и неизменности его ценностно-смыслового значения.

Неслучайно одна из концептуальных работ X. Здесь впервые была методологически осмыслена очевидная идея существования произведения для читателя и благодаря читателю.

Эти термины в полной мере обрисовывают сферу интересов рецептивной эстетики, несколько отличающихся от интересов школ-предшественниц. Под горизонтом ожидания здесь подразумевается вся совокупность сформировавшихся у реципиента социальных, эстетических, психологических и прочих представлений.

Он распа дается, по мнению Яусса, на горизонт ожидания, содержащийся в произведении, и горизонт ожидания читателя, основанный на имеющихся у него представлениях об искусстве и обществе. В ходе взаимодействия этих двух горизонтов и осуществляется рецепция литературного текста наряду с формированием эстетического опыта читателя.

Суть последнего для читателя - в его способности отождествлять себя с героем произведения. Терминологический аппарат рецептивной эстетики как научно-практический инструментарий Мы считаем обоснованным и плодотворным применение основных наработок рецептивной эстетики к анализу фактов межкультурных связей. На наш взгляд, применение в литературном анализе методов и приемов рецептивной эстетики способно преодолеть эту однобокость сравнительно-исторического метода.

Антоний Погорельский — Википедия

Результаты применения этого подхода могут не совпадать с данными компаративистского труда. Для нашей диссертационной работы существенным стал инструментарий констанцского литературоведения. Характеризуя творческое мировоззрение воспринимающего писателя, нельзя забывать, что он, кроме того, является читателем, а значит, к нему применимы такие категории, как эстетический опыт, горизонт ожидания, эстетическая дистанция.

Относительно каждого конкретного писателя данные характеристики можно почерпнуть из историко-литературного, биографического и собственно текстологического материала. Мы будем использовать эти данные в качестве вспомогательных. В исследовании самого процесса творческой коммуникации принципиально важными для нас будут понятия перцептивного узла, актуализации и конкретизации. С этого момента можно судить о состоявшемся процессе художественной рецепции, тем более что следствием донорско-акцепторных отношений двух произведений является новый текст, носящий на себе следы текста-предшественника.