Работница таможни таможенница желает познакомиться

Присяжный заседатель - Джордж Грин

Деньги мгновенно исчезли в кармане работницы зимней по залам, а по мере возможности плотно познакомиться с прекрасным. Таможенница подходила к нашей машине с лицом палача но их я туда положил специально, чтоб отвлечь таможню от более глубинной проверки. Работница ТОРЦа пояснила, что снять ограничение может только .. Таможенница была настроена благодушно, я не сопротивлялся и, кажется, составили протокол, я подписал заявление начальнику таможни; .. они решили познакомиться с девушкой, которая сидела на скамейке. говорит, Егоровна, така хороша работница, а не в партии. Невдобно все же". .. Без сыра и помирать не желает. . У таможни к вам нет никаких претензий. Женщина-таможенница завела в кабинку мою жену и дочь и тут же.

Я смотрел в туманную ночь. Висящая вокруг тишина только усугубляла нарастающее чувство одиночества. И вдруг раздался пронзительный крик, почти визг! Я сорвал с плеча автомат и замер. Тогда я увидел на краю поля одинокую фигуру.

Незнакомец шел уверенным шагом. Передернув затвор, я крикнул: Машинально я потянулся за рацией, чтобы сообщить о происходящем. Но оказалось, что батарейки обесточились Незнакомец был на расстоянии нескольких метров от меня, когда я вторично крикнул "Стой! На этот раз он подчинился, и я смог рассмотреть. На нем был дырявый грязный летный комбинезон оливкового цвета.

Бледное лицо покрывал слой въевшейся копоти. Я повесил автомат на грудь и спросил: Разве они не рассказали тебе о пилоте, который разбился тут тридцать пять лет назад? И он протянул руку для рукопожатия: Его конечность начала превращаться в белую дымообразную субстанцию. Дым поднимался вверх и колебался от ветра.

Прошло несколько секунд, и все стало, как раньше -- рука Чарли обрела свой прежний вид.

летняя свекровь таможенницы купила Rolls-Royce за $ - truthforce.info Авто

Я промычал в ответ что то нечленораздельное. Потом Чарли достал из за спины потертый летный мешок. С тех пор я не расстаюсь с ней ни на минуту", -- сказал он, вынимая из мешка сигнальный пистолет. Я снова было схватился за автомат, но он успокоил меня и протянул оружие рукояткой. Вороненая сталь просвечивала изнутри, а спусковой крючок отсутствовал. Более того, пистолет был легким, почти невесомым. Странно, подумал я и сказал: Важно, чтобы было время их исправить.

Мне его не дали". Мы немного поговорили о летчиках и новых самолетах, а потом Чарли сказал, что ему пора. Уже собираясь уходить, Чарли вдруг вспомнил что то важное. Чарли сделал несколько шагов по направлению к лесу, и вскоре его фигура пропала в тумане Я присмотрелся к тому, что он оставил.

Это были завернутые в старую стодолларовую банкноту летные "крылышки" -- значок пилотов истребителей времен второй мировой войны. Когда на следующий день я отдал все это механику, он ни о чем не. Лишь поблагодарил и вышел в задумчивости. Я по прежнему не верю в сверхъестественное и затрудняюсь сказать, что же в действительности произошло со мной.

Надеюсь лишь на одно: Он предполагает, что громкое убийство, о котором говорит вся округа, дело его собственных рук, хотя все произошло как бы помимо воли, независимо от данного человека. Может ли такое случиться на самом деле? Да, отвечают на такой вопрос психиатры. Несколько лет назад в городе Торонто произошел такой случай. Двадцатитрехлетний клерк, у которого были жена и маленькая дочь, внезапно потерял работу и наделал много долгов, пытаясь поправить свои дела игрой.

Он потерял сон, лежал все ночи напролет с открытыми глазами, но придумать ничего дельного не. Но однажды сон все таки сморил. Во сне он встал, сел в машину, проехал четырнадцать миль до дома, где жил его отец с мачехой, которая души в нем не чаяла и звала его "наш кроткий гигант".

Так вот этот "кроткий гигант" вошел в дом, кинжалом заколол отца и мачеху. Придя в себя, приехал в полицейский участок и, показывая окровавленные руки, сделал заявление: Попытки разобраться в этом и в некоторых других случаях приводят нас к лунатизму. Всем известно, что во время сна некоторые дети могут отправиться на прогулку. Правда, и среди взрослых таких людей немало. Лунатиками их прозвали потому, что раньше полагали: Но потом выяснилось, что частота полуночных путешествий не имеет к фазам Луны ровным счетом никакого отношения.

Просто наблюдать такие путешествия при лунном свете очевидцам удавалось чаще, чем в темноте. Да и сами любители таких прогулок инстинктивно старались разгуливать там, где светлее, особенно если в их намерения входили путешествие по коньку крыши и прочие чудеса акробатики.

Теперь бывших лунатиков врачи предпочитают называть сомнамбулами от латинского "сомнус" -- сон и "амбуло" -- хожу. Все движения во время сна такие люди совершают с ловкостью, вовсе не присущей им в обычное время.

И он редко что либо опрокидывает или откуда нибудь сваливается. Обычно такие прогулки завершаются крепким сном. Утром люди просыпаются как ни в чем не бывало и о своих приключениях мало что помнят, считая обычно, что все это им приснилось.

Героиня новеллы Андре Моруа "Дом" рассказывает о своем навязчивом сновидении, во время которого она посещает красивый замок. Она не раз пытается его найти и совершенно случайно наталкивается на него в окрестностях Парижа. Замок сдается внаем, его хозяева не хотят в нем больше жить, поскольку каждую ночь в нем появляется привидение. Действия сомнамбул не ограничиваются только прогулками, и это побудило врачей ввести в обиход еще один термин: И впрямь человек действует как автомат.

Мечников, например, отмечал, что сомнамбулы повторяют обычные действия своего ремесла и во сне. Все это было бы забавно и даже романтично, если бы не случай с девушкой из Кентукки, убившей своих родителей из пистолета, если бы не ночная вылазка "кроткого гиганта" из Торонто и другие подобные случаи. Героиня Моруа находит свое сновидение. Нечто подобное случилось и с одним французским сыщиком, который страдал нервным расстройством. Он лечился в санатории, когда узнал, что неподалеку на пляже совершено убийство.

Полиция теряется в догадках, наш герой хочет помочь ей и в конце концов приходит к выводу, что убийца -- он.

Стена | ВКонтакте

Девушку из Кентукки оправдали, "кроткого гиганта" -- тоже, судьба сыщика неизвестна Их случаи наиболее яркие в длинном перечне драматических происшествий на почве сомнамбулизма: Виновников этих бед судьи, как правило, оправдывают. Во всем виновата болезнь, полагают. Человек не может подстроить так, чтобы во сне бодрствовать -- это патология; он действует без злого умысла и сам страдает от. Нейл Кригер, директор Центра нарушений сна при больнице св. Бонифация в канадском городе Виннипег, пишет в последнем выпуске журнала "Сон", что он согласен с решением судей, но тогда тюремное заключение надо заменять пребыванием в клинике и возвращать пациентов в общество, только убедившись в их полной безопасности для окружающих.

А за этим пока никто не следит по настоящему. Большинство неврологов и психиатров не усматривают в основе сомнамбулического насилия какого либо психического заболевания. Эмоциональные проблемы, подсознательное напряжение, следы перенесенного стресса таких причин вполне достаточно, чтобы у человека определенного склада характера сложилась парадоксальная ситуация -- он начинает бодрствовать во сне.

Парадокс этот устраняется транквилизаторами и другими лекарствами, снижающими напряжение. Кроме того, психиатр может научить пациента, как ослабить воздействие стресса, к которому тот излишне чувствителен. Обычно считалось, что сомнамбулизм возникает на стадии дремоты или так называемого медленного сна, когда сознание уже отключилось, а мышцы еще не расслабились. В быстром же, самом глубоком сне, когда человек и видит сновидения, это невозможно -- мышцы полностью парализованы.

Большинство сомнамбул подпадает под такое правило. Но оно имеет и исключения: Подобный феномен открыл в году Марк Маховолл, невролог из Миннесотского центра сна в Миннеаполисе. Медленный ли сон нарушен у человека или быстрый и чего можно ожидать от него -- все это определить не составляет особого груда.

Карл Шейк, психиатр из Миннесотского центра, рассказывает о сорокатрехлетнем мужчине, который по ночам избивал свою жену, а однажды едва не задушил.

COMEDY WOMAN. Камеди Вумен. Курс молодой паспортистки.

Себя он тоже не щадил -- отбил пальцы на руках, вечно ходил в синяках, так как в темноте то ударялся о стулья, то падал с крыльца. Оказалось, что он бродит по ночам с пяти лет. А когда ему было двадцать пять, вообразил, что в дом проник кто то посторонний, и в чем был, продолжая спать, умчался на авто к родителям, жившим в пяти милях от.

К алкоголю пациент был равнодушен, наркотиков не употреблял, психических отклонений не обнаружилось никаких Днем это был нежный муж, замечательный отец -- четверо детей его обожали. Запись нервных волн показала склонность к панике и агрессивности. Он вскакивал, озирался, что то бормотал, потрясал кулаками и пытался покинуть свое ложе.

Доктор Шейк прописал ему транквилизатор клонозепам. Принимает пациент его на ночь вот уже пять лет, и все это время спит спокойно. Какова доля сомнамбул среди населения? Или хотя бы среди тех, у кого расстроен сон? Уточнить сведения решил доктор Гарри Молдавски и его коллеги из Центра сна и хронобиологии при Торонтском университете, Канада.

Они взяли наугад первых шестьдесят четырех сомнамбул, пришедших в клинику, и обнаружили среди них двадцать шесть человек, совершавших во сне действия, которые можно считать насильственными.

Женщин среди них было только три. По сравнению с миролюбивыми лунатиками агрессивные безудержно налегали на кофе, любили всякие таблетки, поскольку не выходили из стрессовых ситуаций. Выяснилось также, что причиной агрессии может быть эпилепсия и сонное апноэ -- болезнь, которая в Канаде и США весьма распространена.

Апноэ -- это внезапные остановки дыхания во сне, которые заканчиваются громовым храпом. Дыхание останавливается либо из за нарушения его регуляции, либо из за анатомического сужения верхних дыхательных путей.

Остановки могут занимать до шестидесяти процентов времени сна. По утрам больного терзают головные боли, днем он засыпает. Интеллект его снижен, характер ужасен. Просыпается от собственного храпа лишь частично и в этом полусне для окружающих опасен. Эрик Ностингер, психиатр из Центра изучения сна при Питсбургском университете, США, высказывает опасения, как бы человек, совершивший преступление при полном сознании, не стал потом ссылаться на сомнамбулизм.

Он рассказывает, что в городе Батлере тридцатисемилетний мужчина убил свою жену и заявил потом, что ничего не помнит. Суд не поверил ему, поскольку стало известно, что он всегда обходился с женой ужасно.

А после ее смерти ни разу не выказал признаков раскаяния. В другом случае суд оправдал человека, убившего жену во время сна. Брак у него был спокойным, но однажды улица была разбужена криками.

Человек бил жену головой об асфальт. А сделав свое черное дело, забрался в машину и заснул спокойным сном. Сравнивая оба случая, Ностингер говорит, что, если речь идет о сомнамбулизме, больного всегда легко отличить от обманщика. Если же он во сне спускает с лестницы своего ближнего и утверждает, что ничего не помнит, его тащат в суд. Но, может, они и правы, поскольку себя мы всегда любим больше, чем окружающих При жизни, возможно, он не проделывал без остановок столь долгий путь, какой совершило это уже бездыханное тело.

Но то, что тело умершего маэстро действительно долгое время не знало покоя, -- абсолютная истина. Знаменитый скрипач умер в Ницце от чахотки в мае года. Ею останки были забальзамированы по всем правилам того времени и выставлены в зале. Толпы людей приходили взглянуть на музыканта, столь виртуозно владевшего своим инструментом, что его заподозрили н связях с нечистой силой.

Между тем сына Паганини Акилле. Епископ Ниццы преподобный Доменико Гальвано запретил хоронить еретика Паганини на местном кладбище. Красивый ореховый гроб тайно перевезли на корабль.

Друзья маэстро решили доставить его в родной город музыканта -- Геную, которому он завещал свою скрипку. Но трусливый губернатор города Филипп Паолуччи отказался даже впускать судно в гавань. Три месяца простояла шхуна на рейде. Матросы пили горькую, утверждая, что по ночам из тяжелого орехового ящика доносятся горестные вздохи и звуки скрипки.

Наконец в результате длительных переговоров с самыми высокопоставленными лицами останки Паганини было разрешено перенести в подвал замка графа Чессоле -- друга великого скрипача. Но и там они, увы, пролежали недолго.

Слуги стали жаловаться, что гроб мерцает в темноте дьявольским светом. Вновь ореховый ящик погрузили на повозку и повезли в морг лазарета в Виллафранке.

Однако там взбунтовались местные служащие, которые, казалось бы, должны были быть привычны к мертвецам. Но и на них тело Паганини наводило непередаваемый ужас. Людям регулярно слышались стоны и вздохи призрака, сопровождаемые звуками страстной музыки. И вновь друзья Паганини были вынуждены пуститься в дорогу вместе с печальным грузом Ги де Мопассан, воодушевленный этой невероятной эпопеей, написал в одном из своих романов, "что гроб из орехового дерева с телом музыканта более пяти лет покоился на пустынном скалистом острове Сент Онора, пока сын Пагапини добивался в Риме высочайшего разрешения предать его земле".

Но граф Чессоле в своих воспоминаниях приводит совсем другую версию.

Присяжный заседатель

Вот основные ее этапы: В году скрипача захоронили на мысе Сент Оспис, у подножия старинной башни. В апреле года останки вновь откопали и перевезли в Ниццу. В мае года гроб перевезли на виллу графа Чессоле. Но и это еще не. Друзья не оставляли усилий захоронить маэстро по христиански на кладбище.

Усилия эти увенчались успехом лишь в году -- спустя тридцать лет после его смерти! Но в м гроб вновь откопали, так как пошли слухи, что из под земли доносятся странные звуки, словно там находится живое существо. Номер двести двадцать четыре подносит микрофон к губам, чуть не запихивает его в рот.

Руки сильные и грубоватые, как у крестьянки, плохо сочетаются с остальным обликом — прежде всего с мягкими серыми глазами, взгляд которых легко порхает по залу заседаний и в конце концов останавливается на подзащитном, Луи Боффано. Ни в газетах, ни по телевидению? Витцель сурово смотрит на кандидата в присяжные. Зеваки в зале хихикают. Сволочь ты, Витцель, думает Эдди. Прыщ на ровном месте. Ишь, с каким презрением смотрит на бедную бабу.

Да и молоточком по столу стучит, словно он Господь Бог. Однако взгляд судьи кандидата в присяжные не смущает. Эдди нравится эта женщина. Вид у нее усталый, но она не дает Витцелю себя запугать. Еще Эдди нравится, как ее большие серые глаза неспешно и безмятежно скользят по залу, а потом вдруг на чем-нибудь останавливаются и удивленно расширяются, словно мир вокруг полон неожиданных и чудесных вещей.

А ведь на самом деле — и Эдди это отлично знает — в зале судебных заседаний кроме сволочей и подонков никого. Днем я работаю, вечером забочусь о сыне, а в свободное время — обычно это бывает уже ночью,— занимаюсь ваянием.

Понимаете, у меня свободного времени очень мало. Мне стыдно признаваться в этом, но я не слежу за новостями. Просто не хватает на это времени. Наверное, она прилетела с другой планеты, думает Эдди.

У них у всех там такие. Днем они работают, по вечерам воспитывают своих детей, а ночью занимаются искусством. Господи, среди ночи она ваяет! Подумать только, вот она сидит тут, со всех сторон окруженная акулами в шелковых костюмах и барракудами, готовыми вырвать у нее сердце зубами.

Она не понимает этого, хлопает серыми глазами, и другой защиты, кроме них, у нее. Что хочешь с ней, то и делай. Номер двести двадцать четыре обращает взор на судью. Кое-что я все-таки слышала.

Взрыв хохота на галерке. Эдди мельком смотрит на своего босса. Луи Боффано сидит спиной к галерке и кроме краешка щеки его лица не. Но щека слегка оттопыривается, и Эдди догадывается, что Луи одарил кандидата в присяжные своей знаменитой обаятельной улыбкой. Но номер двести двадцать четыре на подсудимого не смотрит, а не спеша продолжает свой рассказ: Я спрашиваю у него: Адвокаты, репортеры, зеваки — все рады возможности надорвать животики. Да и сам судья с трудом сдерживает улыбку.

Босс Эдди — тот вообще чуть не вдвое сложился. Потом откидывает голову назад, пусть весь мир видит, как ему весело. Серьезность сохраняет лишь номер двести двадцать четыре.

Ее серые глаза по-прежнему обращены к залу. Кандидат в присяжные заседатели наблюдает за реакцией публики, и на лице ее не веселье, а нечто вроде гордости. Она гордится тем, что у нее такой умный сынок, соображает вдруг Эдди.

Точно так же он был горд, когда в прошлом году его дочка получила почетную грамоту по домоводству в школе. Стук молотка наконец заглушает хохот. Как бы не так, думает Эдди. Даже если мы тут начнем кидаться кремовыми тортами и колошматить друг друга, все равно ты нас не выгонишь.

Поэтому закрой пасть и не выпендривайся. Когда в зале наконец восстанавливается угрюмая тишина, которая так нравится судье, он задает следующий вопрос: Эдди бросает взгляд на стол обвинения. Майкл Тэллоу, прокурор округа Вестчестер, перешептывается с одним из своих подручных. Потом слегка дергает плечом.

Это означает, что у прокурора возражений против кандидатуры не. В девяти случаях из десяти мать-одиночка из Вестчестера, да еще белая, да еще художница, ни за что не признает обвиняемого виновным. Особого внимания заслуживает латиноамериканская сумочка, висящая на стуле кандидата в присяжные — вид у сумочки явно хипповатый. Такая особа наверняка является убежденной противницей смертной казни.

Именно так ведут себя подобные присяжные в девяти случаях из десяти. Прокуратура с ходу дает им отвод. Но это не обычный процесс об убийстве, это процесс над мафией. Поэтому окружной прокурор Тэллоу, видимо, решил сделать исключение. Ему нужны присяжные заседатели, для которых убийство — все равно убийство, даже если оно совершено синдикатом и по сути дела является бизнесом.

Подумаешь, один головорез прикончил другого. Когда убитая горем вдова начнет давать свидетельские показания, сердце старомодной вершительницы правосудия закипит праведным гневом. Поэтому прокурор и его помощники вполне удовлетворены.

Вот они покивали друг другу головами, и вопрос решен — отвода номеру двести двадцать четвертому не. Эдди расстроен не на шутку.

Ему нравится эта инопланетянка. Глупо, конечно, но факт. Зачем ей окунаться во всю эту грязь? Ну повздорили друг с другом Луи Боффано и Сальвадоре Риджио, какое ей до этого дело? Возвращалась бы к своему сыну, к своему искусству, к своим маленьким повседневным радостям и огорчениям. Неужели этим огромным серым глазам придется впитывать грязь и мерзость? Отпусти ее, мысленно взывает Эдди к судье.

И Витцель, о чудо, улавливает эту безмолвную просьбу. Впервые в жизни он ведет себя как порядочный человек.

Смотрит на кандидата в присяжные долгим взглядом из своего поднебесья и вдруг говорит: На лице Эдди против воли расплывается довольная улыбка.

Все это время присяжные заседатели будут находиться под охраной. Суд прекрасно отдает себе отчет в том, что подобные процессы создают для присяжных заседателей массу трудностей и неудобств. Вы мать-одиночка, ваше финансовое положение блестящим не назовешь.

Я считаю, что это достаточное основание для освобождения вас от выполнения этой гражданской обязанности. Он-то считал, что Витцель — гнусная крыса, и мечтал как-нибудь встретиться с ним в темном переулке. Но за малую толику милосердия, проявленного Витцелем по отношению к номеру двести двадцать четвертому, Витцель достоин прощения.

Но бедная дурочка не хватается за предоставленный шанс. Сидит, брови насуплены — раздумывает. Над чем же тут думать? Господи, вразуми хоть Ты. Номер двести двадцать четыре поднимает глаза на судью. Его, похоже, тоже удивляет, что кандидат колеблется.

Но судья берет себя в руки и говорит: Вы будете в полной безопасности. За всю историю судебного производства в округе Вестчестер ни один из присяжных заседателей не пострадал. Но мы, естественно, примем все необходимые предосторожности. Вы будете находиться под секвестром в течение всего процесса. Это означает, что присяжных заседателей ежедневно будут привозить в зал суда из некоего засекреченного места, известного только водителю. Ваше имя тоже будет храниться в тайне.

Никто из участников процесса не будет знать, как вас зовут. Но вы сможете связаться со мной в любой момент. Если же кто-то попытается оказать воздействие на ваш вердикт, вы шепнете мне наедине одно-единственное слово, и на виновного обрушится суровая кара. Поэтому, повторяю, вы будете находиться в полнейшей безопасности. Ой, умру со смеху, думает Эдди.

Витцель, сукин ты сын, как у тебя только земля под ногами не провалится. Номер двести двадцать четыре задумчиво поджимает губы, серые глаза инопланетянки загораются каким-то неземным огнем. И тут до Эдди наконец доходит, что номер двести двадцать четыре — тупейшее создание на всей планете.

А сейчас вы можете идти. Номер двести двадцать четыре встает. Вид у нее усталый, решение далось ей нелегко.

Женщина смущена, не сразу соображает, где находится выход, и ей на помощь приходит судебный пристав. Эдди видит, что номер двести двадцать четыре небольшого росточка, с легкой, слегка подпрыгивающей походкой — должно быть, в детстве мечтала стать кинозвездой. Или просто ноги затекли от долгого сидения. Так или иначе, ее походка Эдди нравится. Он смотрит женщине вслед.

Потом видит, что Луи Боффано поворачивается к галерке и бросает куда-то один-единственный взгляд. Закусывает нижнюю губу, всем своим видом изображает задумчивость. Все время помнит, что на него устремлено множество взглядов. Никто из посторонних не понял, что Луи отдал приказ. Эдди сокрушенно качает головой. Приказ отдан человеку, который тихонечко сидит в самом углу галерки, окруженный обычными зеваками. Ничем не примечательный типчик, в водолазке, дымчатых очках, с фальшивыми светлыми усами.

Взгляд на таком не задерживается. Сидит себе, смотрит в пустоту. Сразу видно, что мысли его витают где-то далеко, причем цена этим мыслям явно невелика. Но Эдди очень хорошо знает, кто такой Винсент на самом деле. Эдди угрюмо смотрит на собственный кулак и думает: Теперь получишь то, чего добивалась. Никто тебе не поможет. Когда он оглядывается назад, Винсента на галерке уже. Эдди мысленно считает до двадцати, потом тоже встает и начинает протискиваться к выходу.

Слегка кивает охраннику, открывает тяжелую дверь и выходит в вестибюль. У Оливера несносная привычка подолгу пялиться на предметы. Даже самое простое дело он начинает с предварительного пристального наблюдения. Иногда это продолжается так долго, что мальчик забывает, что он, собственно, собирался делать. Эти полеты в страну фантазий выводят мать из. Машина выезжает из двора миссис Колодни и выруливает на Ратнер-авеню.

Я сегодня был полным идиотом. Он уже на пятом, представляешь? А я не могу добраться до второго.

- Девушка, разрешите я вас за грудь ущипну.

Все время выскакивает этот поганый раб-тролль и колотит меня дубиной по заднице. Джесс и Ларри говорят, что я дегенерат, потому что мне никак не удается найти Невидимое Зелье. Черт бы его побрал, это графство. Я имею в виду, что тебе нужно сидеть не над компьютером, а над уроками. Может, и нет никакого Невидимого Зелья. Они доехали до озера и свернули налево, на Ивовую улицу; проехали мимо городской библиотеки, где когда-то располагалась церковь.

В воздухе пахло осенью, листва сикамор, росших вдоль берега, окрасилась в рубиновую ржавчину. Оливер вытащил из кармана кусочек жевательной резинки, немного полюбовался на обертку, развернул, посмотрел на пластинку, сунул в рот.

Окружной суд был от тебя в восторге. Тут все как захохочут. Машина проехала мимо погребальной конторы Карди. Ты что, мам, совсем с ума съехала? Неплохая формулировка, подумала.

Был момент, когда Энни хотела попросить судью освободить ее от обязанностей присяжного заседателя — у нее сын, да и босс на работе может линчевать ее за отлынивание. Не говоря уж о том, что в галерее Инез выставлены ее скульптуры… Когда она согласилась, все вокруг, должно быть, подумали, что она полный псих. И в общем они правы. Кто еще согласился бы на такое? Понимаешь, дело не в том, что прикончили старого мафиози.

Вместе с ним убили его четырнадцатилетнего внука. Я подумала, что на его месте мог быть. Участвовать в суде — вроде как мой долг. Я подумала, что это будет интересно. Мне надоело, что каждый день все одно и то же, одно и то. Ты думаешь… я сделала глупость? Ты будешь присяжным заседателем на процессе Луи Боффано?

Джесс просто лопнет от зависти. Говорить об этом никому. Я и тебе-то не имела права об этом рассказывать. Оливер, мое участие в процессе должно оставаться в тайне.

Никто там не знает моего имени, даже сам судья. Меня называют по номеру. Мое участие в процессе анонимно. Ты знаешь, что это значит? Твою фотографию не поместят в газете.