Ты еще со смертью не знаком

Би-2 - Радиовьетнам текст песни(слова)

ты еще со смертью не знаком

Но,Генри,что ты можешь сделать? Ты еще не стар идолжен снова жениться. Хелен открыла глаза и удивленно огляделась: пейзаж ей незнаком. Кого я ни встречу, все меня спрашивают, не знаком ли я с Тайлером Дерденом. . Он ведь ни разу не видел Марлу, поэтому ему показалось, что ее смерть — это Оттого, что ты засунул в жопу перо, ты еще не стал павлином. –Если нетрудно, не мог бы ты еще раз объяснить,в чем заключается твоя работа? СМЕРТЬ. –Папа – поторопился вставить Мор. –Не знаком стакой.

В современной культуре нет места смерти. В действительности же травмирует как раз обратное: Если в разговоре человек упоминает, что у него кто-то погиб, то ему отвечают: А может быть, как раз наоборот, хочется! Хочется вспомнить об умершем, хочется сочувствия!

Но от него в этот момент отстраняются, пытаются сменить тему, боясь огорчить, задеть. У молодой женщины умер муж, а близкие говорят: Или сбегают как от чумной. Потому что сами боятся думать о смерти. Потому что не знают, что говорить. Потому что нет никаких навыков соболезнования. Вот в чем главная проблема: У него нет этого опыта, ему его не передали родители, а тем — их родители и бабушки, жившие в годы государственного атеизма.

Потому сегодня многие не справляются с переживанием потери самостоятельно и нуждаются в профессиональной помощи. Например, бывает, что человек сидит прямо на могиле матери или даже там ночует. От чего возникает эта фрустрация? От непонимания, что произошло и что делать. А на это наслаиваются всевозможные суеверия, и возникают острые, иногда суицидальные проблемы. К тому же, рядом часто оказываются также переживающие горе дети, и взрослые своим неадекватным поведением могут нанести им непоправимую душевную травму.

А зачем болеть чужой болью, если твоя цель — чтобы тебе было хорошо здесь и сейчас? Зачем думать о собственной смерти, не лучше ли отогнать эти мысли заботами, что-нибудь себе купить, вкусно поесть, хорошо выпить? Страх того, что будет после смерти, и нежелание об этом думать включает в нас очень детскую защитную реакцию: А между тем и рождение, и жизнь, и смерть — звенья одной цепи.

И глупо это игнорировать. Хотя бы потому, что это — прямой путь к неврозу. Ведь когда мы столкнемся со смертью близкого человека, мы не справимся с этой потерей. Только изменив свое отношение к жизни, можно многое исправить внутри. Тогда и горе пережить будет намного легче.

Кто-то убежден, что сыну нельзя нести гроб матери, а то покойнице будет плохо. Какой абсурд, кому же как не родному сыну нести этот гроб?! Конечно, ни к православию, ни к вере во Христа система мира, где случайно упавшая на кладбище перчатка являет собой некий знак, никакого отношения не имеет.

Думаю, это тоже от нежелания заглянуть внутрь себя и отвечать на действительно важные экзистенциальные вопросы. Не все люди в храме являются экспертами по вопросам жизни и смерти Владимиров Иван Похороны Для многих потеря близкого человека становится первым шагом на пути к Богу. Для многих ответ очевиден: Но важно помнить, что даже в состоянии шока надо отдавать себе отчет, зачем именно и к кому или Кому ты туда пришел. Прежде всего, конечно, к Богу. Но человеку, который пришел в храм впервые, который, может быть, не знает с чего начать, особенно важно встретить там проводника, который поможет разобраться во многих вопросах, не дающих ему покоя.

Этим проводником, конечно, должен бы стать священник. Но у него далеко не всегда есть время, у него часто весь день расписан буквально по минутам: И некоторые батюшки поручают общение с новопришедшими волонтерам, катехизаторам, психологам. Иногда эти функции частично выполняют даже свечники. Но надо понимать, что в церкви можно наткнуться на самых разных людей.

Это как если бы человек пришел в поликлинику, а гардеробщица ему сказала: В храме то же. И очень грустно, когда человек, который и так ранен потерей своего близкого, получает там дополнительную травму. Ведь, честно говоря, не каждый священник сумеет правильно выстроить общение с человеком в горе — он ведь не психолог.

Да и не каждый психолог справится с этой задачей, у них, как и у врачей, есть специализация. Я, например, ни при каких обстоятельствах не возьмусь давать советы из области психиатрии или работать с алкозависимыми людьми. Что уж говорить о тех, кто раздает непонятные советы и плодит суеверия! Часто это околоцерковные люди, которые в церковь не ходят, но заходят: Но с людьми, переживающими горе, надо говорить на особом языке.

Общению с горюющими, травмированными людьми надо учиться, и к этому делу надо подходить серьезно и ответственно. На мой взгляд, в Церкви это должно быть целым серьезным направлением, ничуть не менее важным, чем помощь бездомным, тюремное или любое другое социальное служение. Чего ни в коем случае нельзя делать — это проводить какие-то причинно-следственные связи.

Откуда вы знаете то, что одному только Богу известно? Такими словами горюющего человека можно травмировать очень и очень сильно. И ни в коем случае нельзя экстраполировать свой личный опыт переживания смерти на других людей, это тоже большая ошибка.

Итак, если вы, столкнувшись с тяжелым потрясением, пришли в храм, будьте очень осторожны в выборе людей, к которым обращаетесь со сложными вопросами. И не стоит думать, что в церкви вам все что-то должны — ко мне на консультации нередко приходят люди, оскорбленные невниманием к ним в храме, но забывшие, что они не центр вселенной и окружающие не обязаны выполнять все их желания.

А вот сотрудникам и прихожанам храма, если к ним обращаются за помощью, не стоит строить из себя эксперта. Если вам хочется по-настоящему помочь человеку, тихонько возьмите его за руку, налейте ему горячего чая и просто выслушайте.

Ему от вас требуются не слова, а соучастие, сопереживание, соболезнование — то, что поможет шаг за шагом справиться с его трагедией. Если умер наставник… Часто люди теряются, когда лишаются человека, который был в их жизни учителем, наставником. Для кого-то это — мама или бабушка, для кого-то — совершенно сторонний человек, без мудрых советов и деятельной помощи которого сложно представить свою жизнь.

Когда такой человек умирает, многие оказываются в тупике: На стадии шока такой вопрос вполне естественен.

Но если его решение затягивается на несколько лет, это кажется мне просто эгоизмом: Однажды я стал свидетелем, когда мать привезла в сельскую больницу умирающего десятилетнего сына.

Он случайно глотнул уксусной эссенции. Когда она поняла, что он умер, то закричала, а потом завыла. Через несколько минут вой перешел в плач и причитания: Она целый час причитала, проговаривая жизнь ребенка и свое горе, а потом успокоилась и замолчала.

Утром мы увидели совершенно адекватную женщину. Да, она потеряла сына. Это ужасная боль, но она уже была спокойна и способна делать какие-то дела. И мне кажется, утрата народного действа, каким являются плачи-причитания, — это очень большая утрата, потому что она смягчала саму боль. Смягчить боль может и природа. И если человек относится к природе как к части нашего мироздания и части себя, а себя видит частью природы, то он видит в природе вечность, куда уходит его близкий.

В русском фольклоре есть песни-плачи, когда умерший отождествляется с природой.

IC3PEAK - Смерти Больше Нет

И это очень мощный приток какого-то особого состояния, понимания, может быть, нерационального, таинства смерти, принятия ее и смирения. Очень сильную помощь может оказать слово Божие. Однажды у нас в хосписе умирал отец семейства. Члены семьи наблюдали агонию и не знали что делать. Мы предложили им почитать Евангелие.

Через три часа он умер.

ты еще со смертью не знаком

Они выходят и шепчут: Но в их глазах не было трагедии и отчаяния, а только ощущение, что они присутствовали при таинстве. Смерть не напугала их, а, благодаря словам Вечной книги, была воспринята как переход или рождение в мир иной. К терапевту, другу, священнику? Врачам надо платить, а денег может не быть, друг и священник могут не понять, не иметь опыта… — Не важно, к кому вы подойдете.

Важно, чтобы вы погрузились в другое пространство. Каждый из нас обладает своим личностным временем и пространством. Например, дети почему старики их так любят живут в другом пространстве и времени — оно тянется гораздо медленнее, чем у взрослого. Занять время у ребенка — это не значит его обокрасть, а значит идентифицироваться с ним, подсоединиться к. И в этом пространстве и времени ты облегчаешь свою душевную тяжесть. Ребенок привлекает к восприятию жизни еще и свое воображение — он не скучает.

Дай ему игрушку или расскажи сказку — он переживет целую ситуацию и целую жизнь. Он не зацикливается на всех своих печалях в отличие от взрослых. Ребенок излучает такое количество энергии, которое намного превосходит его собственные запросы в. Мы всегда думаем, что родители согревают ребенка.

Но чаще бывает наоборот — именно ребенок согревает своим душевным теплом родителей и дает силы для жизни.

В ситуации горя важно, чтобы другой человек сумел вас принять. Принятие — это сопереживание. Однажды меня попросили посмотреть больного из одного онкологического госпиталя, который все время плакал. Мы общались с ним часа два. Я просто сидел и слушал. Потом его лечащий врач долго расспрашивал, какую психотерапию я применил, потому что больной успокоился и стал адекватен.

Оказалось, что этот врач тоже слушал эти жалобы, но думал в это время о каких-то своих делах, хотя и не спускал с него глаз и ждал, когда тот выговорится до конца. Когда вас слушают и сопереживают — это особое слушание. Потому что берут и кладут себе на спину ваше горе — этот психологический рюкзак.

Помните в Евангелии, когда Христос в Гефсиманском саду страдал и несколько раз просил своих учеников: Так вот Его слова — эта ключевая фраза, которая дает решение к тому, чем и как помочь другому. И ты боишься сойти с этих качелей, упасть в пропасть. Как научиться страдать правильно? Надо просто довериться Богу и течению жизни. Похожая ситуация есть в паллиативной медицине — когда смерть уже предсказуема и ты не можешь спасти больного. Здесь нельзя ускорять его уход и нельзя тормозить.

Это относится и к переживанию горя. Ведь самое интересное заключается в том, что если ты переживаешь горе конструктивно, страдая открытой душой, — оно становится богатейшим духовным опытом.

Однажды я увидел, как больная кривится от боли. Боль и страдание, когда человек открывается страданию для очищения, становятся искуплением, сама боль является предвестником какого-то нового, более возвышенного состояния. Если бы вы видели, какие совершенно святые и необыкновенно прекрасные глаза у только что родившей женщины, хотя до этого она безумно страдала, вы бы меня поняли. В этом случае может быть необходима помощь психотерапевта.

Многим людям в этой ситуации помогает, когда они пишут письма своим усопшим, делясь своими обидами, просят прощение и так далее. У одного психотерапевта был такой случай. Молодой человек поссорился с отцом, который вскоре умер. Живя в другом городе и не успев с ним помириться, сын начал испытывать чувство вины, что не успел попросить у отца прощения. Он стал неосознанно искать смерти — быстро ездить на машине, прыгать с парашютом… В психологии это называется пассивным суицидом.

Однако ему становилось все тяжелее на душе. И вдруг он получил письмо от отца, которое было написано перед смертью, но отчего-то задержалось. Отец писал что-то обычное, но было понятно, что он не сердится на сына.

Врач порекомендовала сыну написать ответ отцу. Тот так и сделал письмо заняло несколько страниц и снял свой затянувшийся стресс. А кто-то пишет книги. И как бы литературно, уже в памяти воплощаются в жизнь ушедшие люди.

Здесь вопрос в конструктивном и деструктивном горевании. А конструктивно — когда находит правильное применение своему горю. Потому что горе неоднозначно, вы не просто так печалитесь, вы еще обвиняете себя, что недостаточно оказали внимания этому человеку, и испытываете чувство вины.

В это время нужно найти работу для своей души. Душа не должна костенеть в этом горе, она должна творчески развиваться дальше и искать поле деятельности, новую сферу применения своей любви. Это, например, могут быть дела милосердия, это может быть молитва о другом, болеющем так же тяжело, как ваш близкий человек.

Один молодой человек, лидер по характеру, жил со своей матерью, тоже человеком сильным и властным. Казалось, нет людей, более не понимающих друг друга. Сын даже не женился, рассуждая: Ждал, что мать умрет, тогда он и устроит свою жизнь. Шло время, она все жила, цепляясь за жизнь и считая, что, пока жизнь ее сына не устроена, она не уйдет.

Когда она умерла, он почувствовал ужас, что у него никого ближе матери-то и не. Что, несмотря на все споры, ругань, грубости и борьбу за лидерство, они очень любили друг друга. Этот ужас поверг его в такое отчаяние, что он был готов наложить на себя руки. Потом вдруг кто-то предложил ему поработать в доме престарелых. Он стал ухаживать за старушками, старичками, пытаясь через них отдать тот долг, который он считал своим долгом перед матерью. И вышел из своего тупика.

Обычно триада депрессии выражается в заторможенности мысли, заторможенности чувств тоска и заторможенности волевой сферы, психомоторики — когда человек скован, анемичен. Плохой признак, когда депрессия сопровождается чувствами личной малоценности и виновности. Здесь нужен совет психиатра. Для переживания горя были некие формы, которые были одобрены обществом и внутри которых человек чувствовал себя защищенным, сориентированным.

Теперь все размыто, не знаешь, как вести себя на работе: И люди задвигают свои чувства, потому что не знают, как их правильно выражать. Как не зависеть от мнения окружающих? Как быть в правде со своими чувствами? Ведь мы же все время носим какие-то маски и пытаемся соответствовать.

А то, что хорошо для толпы, плохо для личности. Если вы хотите рыдать, то рыдайте. Мне кто-то рассказывал, что просто не мог сдержать слез — умирала жена, и когда коллеги спрашивали, глядя на его красные глаза, он говорил: Вместе с тем часто, когда мы горюем, то забываем, что жизнь — это ритм.

И это неправильно, если мы рассуждаем: В отношении того, как вести себя окружающим, думаю, ценно просто дружеское молчание, со-чувствие, со-переживание, понимание того, что происходит с этим человеком. Некоторых это смущает, они считают, что выйти замуж жениться — это измена прошлому.

И даже когда создают новые семьи, часто сравнивают нового супруга с прежним, и семьи распадаются. Что значит — жить дальше? Когда через некоторое время ребенок спросил: Ребенок задумался, а потом сказал: Но жизнь не может стоять на месте.

Умирает отец — ребенок выбирает себе дядю или друга. Умирает мать — выбирает тетю, находит черты матери среди окружающих. Есть преданность памяти, когда мы остаемся верны ушедшему человеку. Но не все это могут. Новая встреча часто неизбежна. Бывает и по-другому, что человек, хранящий верность умершему супругу, и при его жизни был достаточно одинок. Просто его потребность в людях невелика, и верность тут ни при. И когда такой человек теряет супруга, он всячески украшает его в своих фантазиях.

Но это больше именно фантазии, чем реальность. Как приготовиться к естественной смерти близкого? Одно дело, когда отношения с близкими проявляются в виде чувств, а другое дело — когда состояние взаимопонимания и любви дает то ощущение вечности, миг настоящего прошлого и будущего. Ты входишь в состояние любви, где существует только настоящее. Прошлого уже нет, будущее еще не наступило.

Единственный общий рецепт — это обращение к Богу. Если ты доверяешь своего любимого человека Богу, то ты молишься вместе с ним, молишься за него как за себя, и тогда этот страх уходит. Вспомните случай, когда преподобный Серафим Саровский предложил своей духовной дочери Елене попросить у Господа смерти и умереть вместо своего брата — Мотовилова.

Разве такая зацикленность не опасна? Она говорит, что он знает все, что творится на земле, и она как бы получает его советы. В остальные дни она была совершенно адекватна. Это длится уже пятый год. Она объясняет, что так ей хорошо, и она ничего больше не хочет. Друзья не смогли ее переубедить. Есть такое понятие — обаяние скорби.

Когда ты входишь в ритуал, тебе самого себя жалко, жалко весь мир, жалко ушедшего человека, которому ты остаешься верен и. При этом ты как бы обижен миром, судьбой, и на самом деле ты просто уходишь, отказываешься от жизни. В юности я считал, что уж если любишь, то нужно сохранять верность супругу до своей смерти. Но потом понял, что это неправильно. Тут смысл даже не в том, чтобы обязательно искать себе замену в виде новой возлюбленной.

Важно, чтобы твоя личность, твоя жизнь развивались. Ведь жизнь — это творчество. Главное — найти для нее творческое самовыражение. Это может проявиться и в уходе за могилой. Даже когда крошками кормят голубей на могиле, творят какое-то милосердие для малых сих.

Или когда сажают цветы — украшают ту частицу земли, которая связана у нас с пространством любимого человека. Украсить пространство любимого человека — разве не в этом была цель жизни, когда мы жили вместе с ним? Ваши близкие живы у Бога Протоиерей Игорь Гагарин — Батюшка, как можно облегчить страдания, которые человек испытывает при потере близкого? Я был знаком с одной бабушкой, она жила в частном доме вместе с соседкой. Кстати, попутно скажу по поводу воли Божьей о смерти.

Эта бабушка мне рассказывала про своего мужа Георгия, который тоже недавно умер. Она рассказывала, что когда Георгий ушел на войну, они за него молились каждый день. Вот, говорит, каждое утро встаю, детей бужу, — у неё уже дети были, — папа на войне, давайте помолимся.

Они обязательно помолятся за него утром, обязательно вечером, и так всю войну. И он прошел всю войну, пришел живым, только небольшое ранение. И вот, она дальше рассказывает — пришел Георгий, с войны, его встретили с радостью, — мы за тебя молились. Он — ну хорошо, хорошо. Только гляжу, он молиться не собирается. Это советские времена, понятно, сорок пятый год. В церковь надо идти. Мне-то он не запрещает, а сам не идет, всё ему не.

Мы с утра с детьми молимся перед едой, а он не молится. И вот меня, говорит, такое зло взяло, — ах ты, такой-сякой, мы всю войну за тебя молились, ты живой вернулся. Она была уверена, что его Бог уберег. А у него работа была очень опасная, он работал на высоте где-то, и там часто бывали несчастные случаи.

И рассказывала, что вот как-то с тех пор и он стал молиться. Ну, это я попутно вспомнил, хотя не об этом хотел рассказать. И вот, великолепный пример разного подхода. У неё заболела дочка, она тоже была верующей. Болела, болела и в 40 лет умерла. Я часто к бабушке этой приезжал, и она всегда говорила про свою дочку без какого-либо отчаяния.

Как пережить смерть близкого?

Но у неё была соседка, которая в церковь не ходила, ни во что не верила. У соседки сначала очень сильно заболел, а потом умер сын. И там была совершенно другая ситуация. Соседка, когда сын заболел, пошла в церковь. Она стала ходить не потому, что в этом была воспитана, а просто понадеялась, что это поможет. Но это не помогло, и он умер, а она перестала молиться: Вот вам два совершенно разных подхода к одинаковой ситуации. Вторая не жила, а мучилась после смерти сына: А первая нет, с юмором бабушка, хорошая.

И я бы не сказал, что она не страдала, конечно, она тоже горевала. Но горевала как христианка — горе и печаль были, но была и уверенность, что дочка её у Бога.

Кстати, у этой бабушки отношение к своей смерти было такое же — у неё гроб был приготовлен на чердаке. То есть, у неё было совершенно бодрое, оптимистическое отношение к смерти. Никаких сомнений, все ясно — она ходит в церковь, она исповедуется, она причащается.

Понятно, что под этой заповедью понимается не только язычество и идолопоклонство. Кумиром для человека является любая ценность, если она ставится выше, чем Бог. И этими ценностями может быть все что угодно — муж, ребенок, работа. То есть, если у человека есть иерархия ценностей, в ней превыше всего должен стоять Бог, а потом уже все остальное. Оно, безусловно, тоже ценно, но должно быть вторым, третьим, четвертым. В этом случае любую утрату человек перенесет.

С болью, с ранами, с потерей, но не погибнет. Он не сломается, выйдет раненый после этой ситуации, но не убитый.

Но если в этой иерархии ценностей выше всего будет что-то другое, а Бог будет ступенью ниже, то, потеряв это, человек будет раздавлен потерей. Поэтому, когда мы читаем Евангелие, где Христос говорит: Это воспринимается иногда так, как будто не надо больше никого любить.

  • Как пережить смерть близкого человека?
  • Би-2 - 2 - Я ещё со смертью не знаком
  • Mac Miller. Лучший друг, с которым ты почему-то не знаком

На самом деле, Господь говорит совсем одругом: Потому что если Я буду превыше всего в вашей жизни, то вы не пропадете, вас в жизни ничто не сломает. Ведь даже если у вас отнимут в жизни что-то очень-очень важное, то главное всегда останется с вами. А если главным будет что-то другое, тогда конец. Ведь если человек потерял то, что любит больше всего на свете, это пережить невозможно. А Бога потерять.

Даже если я от Бога отвернусь — Он от меня. Поэтому, все случаи, когда человек не выносит смерти близкого, говорят о том, что он нарушил заповедь и этот близкий стал для него кумиром. Он отдал кому-то в своем сердце место, предназначенное Богу. И как можно помочь такому человеку?

ты еще со смертью не знаком

У меня была одна прихожанка, она тогда еще была далека от Церкви, хотя и не была неверующей. Могла зайти в храм помолиться, но не жила. А ведь истинная вера, это то, чем человек живет. У этой женщины была дочка, которую она очень любила, настолько сильно, что просто жила ею. И была у них очень церковная бабушка-соседка Ксения. Эта баба Ксения ей говорила: Она, естественно, тогда не понимала — а как же еще любить, кого еще любить.

И в её случае, слава Богу, что она все-таки нашла дорогу к храму. Дочка эта умерла, и женщина, конечно, пережила это, только благодаря вере. И сейчас она очень верующая, и убеждена, что если бы не пришла в церковь, то не пережила бы всего.

Мы и сейчас общаемся, она по-прежнему скорбит о дочке, её рана не заживает, но она скорбит по-христиански. То есть живет нормальной, полноценной жизнью, знает, для чего живет.

Но эти слова она всегда вспоминает, как баба Ксения была права. Поэтому хочется сказать всем людям — пожалуйста, любите, друг друга, очень сильно любите друг друга, но Бога любите больше, чем кого бы то ни было! И тогда вы никого не потеряете, потому что в Боге все сохраняется. Все наши родные, близкие, они для неверующего человека потеряны, лежат в могиле и.

А для верующего — они с Богом. Например, ты его чем-то обидел, и теперь не можешь попросить прощения, или он тебя обидел, и ты не можешь избавиться от чувства обиды?

Ведь если я перед ним виноват, то я живу и у меня есть огромная возможность вину искупить — молитва за усопшего. Это такое благодеяние для него, что неизвестно можем ли мы сделать столько хорошего для человека при жизни, сколько может молитва за него, усопшего… Но если мы на него обижены, и основания вполне серьезные, тогда это гораздо сложнее.

Приснилась смерть, к чему снится смерть, узнать значение сна – Сонник на Рамблер/гороскопы

Ведь сердцу не прикажешь, и я даже не могу сказать ничего, кроме того, что надо делать все, чтобы эту обиду преодолеть и стать выше неё. Хотя усопших, мне кажется, легче простить, потому что сама мысль о том, что этот человек умер, тем более — часто человек умирает при очень мучительных обстоятельствах — и уже за одно это его становится жалко.

А если человека жалко — ты уже, считай, его простил. Невозможно злиться долго, ведь его тебе уже жалко. Мне многие люди не про усопших, а про живых приходят и каются: То есть, это сознательная позиция или то, что помимо нашей воли?

Человеческое намерение в глазах Божьих, огромную-преогромную ценность имеет. Конечно при условии, что эти намерения искренни, что человек в душе действительно хотел бы. И это относится ко всему, в том числе и к прощению. Представьте себе, что какой-то человек нанес вам физическую травму — сломал руку, потом попросил прощения, и вы его простили.

Но разве рука сразу срастется после этого? Нет, вам еще долго придется ходить в гипсе. И душа точно так же — если вам кто-то оставил вмятину на душе, и вы его простили, но душа как болела, так и продолжает болеть. И очень часто эту душевную боль мы принимаем за отсутствие прощения.

Надо подождать, пока душа заживет. Все наши внутренние движения должны сопровождаться молитвой. Как только поймали себя на том, что опять вскипает обида, мы должны молиться и говорить так: И Он уврачует рану, пусть и не. По отношению к мертвым мы должны делать то, что в наших силах.

Боль, которая во мне, угасить не в моих силах, но написать записку и пожертвовать соответственно в храме за упокой его души — это в моих силах. Делая это, я свидетельствую перед Богом о своих намерениях. О том, что я реально хочу это преодолеть.

Не позволять недоброму чувству диктовать нам наши поступки. Пусть мы не властны над своими чувствами, но властны в своих действиях. Поэтому, если во мне вскипела неприязнь к человеку, то это не мое, это от дьявола, я в этом не виноват. Но если я начинаю плохо отзываться о человеке — это уже мое и за это я отвечаю перед Богом. Если я сдержался и сказал даже какое-то доброе слово, то и это. На тех, например кто, якобы, не усмотрел, на врачей, которые операцию сделали.

То есть возникает обида и даже агрессия на тех, кто якобы виноват в смерти человека. Хотя, я бы сказал, что должна быть золотая середина. В принципе, люди должны отвечать в этой жизни за все и, если скажем, преступник оборвал жизнь близкого мне человека, и если у меня есть возможность сделать так, чтобы он был наказан, то надо это делать.

Это не противоречит христианству. Нужно только помнить, что это уже не решающее, не главное — покарать того кто, вольно или невольно виноват в смерти близкого человека.

Но в то же время, повторю, махнуть рукой и оставить всё естественному течению обстоятельств — тоже совсем не обязательно. Это и есть золотая середина. Иногда приходится встречать очень сильно страдающих людей, ведь мы, священники, бывает, причащаем людей за несколько часов до смерти. Или приходим к человеку, который годами лежит прикованный к постели. И вот, очень многие слова, которые я сейчас говорю, — они не работают в этой ситуации.

Они не работают, потому что очень легко говорить какие-то правильные слова о страдании, о смерти, когда тебя это лично не касается. Я часто с этим сталкивался — когда сидит человек, я с ним разговариваю, и понимаю, что я не могу ему говорить, что надо терпеть, нести свой крест, зато на том свете будет хорошо.

И не от того, что я в это не верю, — просто иногда чувствуешь, что в этой ситуации ты не имеешь права об этом говорить. Потому что у тебя все хорошо, а у человека плохо. И думаешь — он тебе об этом иногда не скажет напрямую, но в глазах его читается такая мысль: И понимаешь, что на самом деле очень важно — кто говорит все эти правильные слова и в каких обстоятельствах. Я для себя вижу путь не столько говорить людям о каких-то правильных вещах, сколько помогать человеку встретится с реальным Христом.

Потому что Христос, в отличие от меня, действительно страдал. Он живет и действует среди. И в этом великое отличие христианства от любой другой религии. Ведь ни одна религия мира не знает страдающего Бога. Все религии мира говорят о милости Божьей, о том, что Господь добр, что любит человека, но при этом закон любой монотеистической религии в том, что Бог существо блаженное, что он не может страдать по определению, потому что страдания — это всегда знак некоей ущербности, некоего несовершенства, а Бог это совершенный Абсолют.

И тогда мы с вами сталкиваемся с таким парадоксом, что Бог блаженствует, ему там хорошо, а мы тут страдаем и мучаемся.

ты еще со смертью не знаком

А Он нас очень любит и ему хорошо, а нам плохо, потому что Ему плохо быть не. И вот из этого противоречия невозможно выйти, оно неразрешимо. И только христианство говорит о том, что любовь Божья настолько велика, что Он сам стал человеком для того, чтобы страдать вместе с людьми, и прошел через все самые страшные страдания, которые только можно — из любви к.

Бог страдать не может, но человек страдать может и, даже более того, он в этом мире обречен на страдания. И Бог, любя человека, становится Сам человеком, чтобы получить возможность разделить страдания вместе с человеком. В этом и есть главная истина христианства. Именно сегодня звучали слова Евангелия: И поэтому когда Бог говорит человеку, что надо в этой жизни пройти через страдания и смерть, а если кто-то не знает нашей истории и, сомневаясь, ответит: Любовь всегда означает сострадание.

Сострадать может только тот, кто может страдать и именно для того чтобы любить во всей полноте. И мы должны знать, что в любом страдании, которое есть на свете, вместе со мной страдает и Иисус Христос. Лежу ли я на постели больной, мучаюсь ли — вместе со мной страдает Иисус Христос, умираю я — и вместе со мной умирает Иисус Христос. Он всегда разделяет страдания вместе со. И мне хочется пожелать, чтобы вы поверили в. А если это трудно сделать, то хотя бы над этим подумали.

Как помочь себе пережить горе: Прошли похороны, поминки… И вот родственники и друзья, которые поддерживали и помогали все это время, постепенно возвращаются к обычной жизни, к своим делам. Внимания и заботы к Вам с их стороны становится все меньше… А Вы? Вы по-прежнему несете тяжесть утраты, горюете, и не понимаете, как они могут жить дальше, когда случилось такое несчастье. Вам не хватает ушедшего от Вас близкого человека, и кажется, что никогда не кончится это страшное горе, а дефицит внимания и заботы усугубляют Ваши переживания.

Как приспособиться к новой ситуации? Как адаптироваться к состоянию утраты? Если Вы уже начали задавать себе эти вопросы, значит, Вы понимаете, что нужно что-то менять в своем отношении к жизни с утратой, что необходимо приспосабливаться в новой для Вас социальной и эмоциональной ситуации жизненной потери. И вот теперь для Вас становится актуальным эпиграф к этой статье.

Универсальных рецептов для этого нет, у каждого своё, уникальное горе и своя, уникальная ситуация в семье и в обществе. Тем не менее я постараюсь дать несколько советов, которые, надеюсь, помогут в какие-то моменты этого нелегкого жизненного периода. Постарайтесь осознать, в каких жизненных аспектах Вы стали наиболее уязвимы — бытовая ли это сфера, эмоциональная, возможно, профессиональная?

И, как маленький ребенок постепенно учится ходить, старайтесь постепенно учиться самостоятельно получать то, что раньше Вы получали с помощью умершего. Это могут быть чисто бытовые навыки.

Например, женщина, потерявшая супруга, который все делал по дому, может научиться что-то делать сама, а может найти службу быта, которая поможет поддерживать комфорт дома на привычном уровне.

Мужчина, потерявший жену, может изучить инструкции к бытовой технике стиральная машина, современная интеллектуальная плита, микроволновая печь и обеспечить себе прежний уровень быта.

Кому-то придется научится готовить еду. Кому-то - учиться принимать решения. Помните, что не нужно стремиться принимать решение мгновенно. Не стесняйтесь советоваться с авторитетными в данном вопросе людьми, возможно, нужна будет помощь специалиста в той или иной сфере. Сложнее с эмоциональными брешами. Эмоциональная сфера — это первое, что нуждается в регуляции.

Если хочется плакать — плачьте, если чувствуете печаль — печальтесь. И не испытывайте за это чувство вины перед Вашим окружением. Слезы — нормальная физиологическая реакция на боль, в данном случае на душевную боль. Слезы — это эмоциональная разрядка. После плача человек может чувствовать себя обессиленным, разбитым и опустошенным, но ему становится легче. Помните, что Вы имеете право на выражение своих чувств. И Вам не нужно оправдываться перед окружающими.

Только маленьким детям Вы должны объяснить, что Ваши эмоции вызваны не их поведением, а горем по умершему. Взрослые, как правило, это и так понимают. Если Вы сдерживаете слезы, ребенок может попытаться копировать Ваше поведение, не понимая его причин, и впоследствии будет сдерживать любые свои эмоции.

Точно так же как и себе, позвольте ребенку плакать по умершему, если он этого хочет. Утешайте его, говорите с ним, помогите ему прожить эти эмоции. Подумайте, с кем Вы можете говорить о покинувшем Вас человеке. Если в Вашем окружении такого человека нет — используйте современные возможности психологической поддержки — сайт memoriam. О потере, об одиночестве, о чувствах, о страхах… Не стесняйтесь показаться слабым человеком, горе всех на какое-то время превращает в маленьких беспомощных детей.

Говорите об умершем с Богом. Заупокойная молитва — это Ваша реальная помощь и душе ушедшего. Но не пытайтесь разговаривать с умершим, физически его рядом уже. Не обращайтесь к оккультизму, не слушайте всех, кто попытается рассказывать Вам о суевериях, приметах и прочем. Если Вы человек верующий, Вы и так знаете, что произошло см.

Если Вы не верите в Бога, то смерть для Вас — конец физического существования, то тем более нет смысла совершать суеверные ритуалы. Многим помогает смягчить острые эмоции ведение дневника. Пишите о своих мыслях, чувствах, о своей боли утраты.

ты еще со смертью не знаком

Возьмите за правило через некоторое время перечитывать написанное, а потом попробуйте проанализировать, что изменилось за этот промежуток времени?

Какие чувства стали острее, какие, наоборот, ушли? Подобный самоанализ раскроет Вам Ваши слабые и сильные стороны. Опирайтесь в дальнейшем на то, в чем Вы сильны, ищите источники поддержки в тех аспектах, где Вы не уверены в. Другой способ — написать письмо умершему. Даже если смерть не была скоропостижной, всегда остается много невысказанного, недоговоренного. Это необходимо Вам, не. Если Вы не досказали что-то важное, у Вас есть возможность сказать это.

Не бойтесь показаться смешным из-за того, что письмо некуда отправить, Вы можете его просто сжечь. Важно, что письмо поможет Вам освободиться от груза недоговоренностей, который несете, доверив его бумаге.

Если Вы не любите писать, а эмоции и воспоминания переполняют — попробуйте такой способ. Поставьте рядом две банки. Приготовьте некоторое количество маленьких разноцветных шариков и небольшие листочки бумаги. Когда Вы будете вспоминать об умершем доброе и хорошее — опускайте один шарик в банку. Это будет банка Вашей памяти.

Если Вы вспомните какой-то безрадостный случай, обиду, ссору — напишите на листочке — что Вы вспомнили, буквально одно-два слова, сверните листок в шарик и опустите в другую банку. Это будет банка Ваших обид. Как долго Вы будете это делать — зависит от Вас. Все светлые воспоминания теперь у Вас перед глазами.

Посмотрите, как их. Когда новых обид вспоминаться не будет — выберите день возможно это будет какая-то дата, связанная с усопшим и сожгите бумажные шарики - свои обиды. Отдельного рассмотрения заслуживает чувство вины перед умершим. Этой теме посвящен большой раздел на сайте. Поскольку объем материала достаточно велик, приводить его здесь затруднительно, предлагаю воспользоваться размещенными на сайте статьями.

Главное - не позволяйте себе культивировать чувство вины, оно действует разрушающе. Другое сильное чувство, которое может сопровождать потерю — страх.