Читал у святых отцов и слышал от знакомых

О действии лукавых духов / truthforce.info

тела,— они примут тебя к себе, как своего знакомого, как своего друга (Лк. 16, 9) Писания святых Отцов все составлены по внушению или под влиянием Святые Отцы научают, как приступать к Евангелию, как читать его, как . слышали Его святое учение, слышали самих бесов, свидетельствующих о. Сайт Отцы.ру. Вы что-нибудь слышали (читали, смотрели) о жизни святых или праведных священников, ныне покойных? Знакомые рассказывали. Цитаты из творений святых отцов. вы найдете творения святых отцов и великих учителей Церкви и прочие душеполезные книги. Когда муж скорбит, поскорби с ним и ты несколько (сетование друзей служит . И вот от одного правдолюбивого мужа слышал я достойный внимания и памяти рассказ.

Чаще приводить или приносить ребенка в храм Божий. Его рукою ставить свечи перед образами, подавать поминание, подавать милостыню, опускать монету в кружку. Часто причащать Святых Христовых Таин. Давать просфору и святую воду прежде пищи. Приводить под благословение священника. Приучать к домашнему пению и чтению. В присутствии ребенка вести благочестивые разговоры о Боге и спасении души. Приучить его делиться лакомствами, даже своим куском хлеба, с братьями, с сестрами и посторонними лицами.

Как умело наказывать детей? Не должно подвергать детей ни выговорам, ни наказаниям в запальчивости с употреблением грубых слов, чтобы такими приемами не привести детей к мысли, что они терпят наказание потому только, что родители их в неспокойном духе. Как детей учить божественному? Детей должно учить Евангелию с ласкою, в виде рассказов, сея в сердцах их Слово Божие. Чем отгоняется Дух Божий?

Знайте, что Дух Божий ничем так не отгоняется, как пустыми беседами. Что важно в трудах? Какая польза от наших трудов — поста, чтения Священного Писания и. Как употреблять время во спасение души? Время — драгоценный дар Божий, за который потребуется на Страшном суде отчет. Спасительное употребление времени — это когда человек проводит время, во-первых, в молитве, в беседе с Богом; во-вторых, в чтении Слова Божия; в-третьих, в посещении храма Божия; в-четвертых, в благочестивых разговорах; в-пятых, в размышлениях о жизни Иисуса Христа, о смерти, о Страшном суде, о вечных муках и вечном блаженстве; в-шестых, в делании добрых дел и в трудах.

Душепагубное провождение времени — в пустых разговорах и занятиях, в играх картах, шашках, шахматах, лото и других забавах, в пьянстве, в чтении пустых книг, в объядении, гулянках и греховных удовольствиях, особенно в зрелищах.

Как бороться с греховными мыслями? Против всех греховных мыслей самое сильное оружие — молитва, особенно Иисусова молитва.

читал у святых отцов и слышал от знакомых

Однако есть и другие приемы борьбы. Против мыслей тщеславия и самомнения — вспоминать о разложении своего тела; против гордости — приводить на память, что одна гордость все добрые дела съедает; против злопамятства — помолиться о враге; против осуждения — укорять себя в гордости, вспомнив свои грехи, помолиться, чтобы Господь исправил упавшего в грех и помиловал; против хульных мыслей — нее обращать внимания на хулу и относить ее к бесам, исповедовать в общем на исповеди, читать молитву тому, против кого хула; против суетных мыслей — читать Священное Писание и размышлять о Боге и божественном; против блудных мыслей — воспоминать о Страшном суде, муках вечных.

У каких старцев, духовных отцов спрашивать совета? Великое спасительное дело — спрашивать совета у старцев, но в то же время святой Антоний Великий советовал удостовериться в правомыслии и в опытности старца, и тогда уже доверяться его слову и безпрекословно принимать его советы.

Признак, по которому это можно распознать, есть согласие слова его со Словом Божиим, растолкованным святыми отцами. Что значит "быть духовно нерадивым"? Архиепископ Арсений на это отвечает: Что есть внимание, бодренность и трезвение?

Кто заключен в сердце, тот собран, а кто собран, тот — в сердце. Около сознания в сердце должно собираться всеми силами: Собрание ума в сердце есть внимание, собрание воли — ободренность, собрание чувства — трезвение.

Внимание, бодренность, трезвение — три внутренних делания, коими совершается самособрание и действует внутрь-пребывание. У кого есть они, и притом все, — тот внутри [себя] свт. Собранность дает возможность видеть в сердце мысли, желания, страсти, чувства. Как разумно читать божественные книги? Хорошо слушать и читать божественное, лучше — взаимное собеседование, а еще лучше — слово опытнейшего.

Плодоноснее — Слово Божие, а за ним — отеческие писания и жития святых.

Тест «Анатомия ненависти»

Жития святых лучше для начинающих; писания отеческие — для средних; Слово Божие — для совершенных. Перед чтением упразднить душу от всего; обратиться молитвенно к Богу. Читаемое следить вниманием и складывать в сердце. Что не дошло до сердца, на том стой, пока дойдет. Читать должно весьма медленно. Прекратить чтение, когда душа не хочет уже чтением питаться — сыта. Если поразит душу какое место, стой на нем и не читай далее.

Лучшее время для Слова Божия — утро; житий святых — после обеда; святых отцов — незадолго перед сном. Есть такие тексты Священного Писания, которые возгревают дух, действуют на сердце и вызывают умиление и слезы. Посему такие места надо выписывать и хранить на случай нужды, для возбуждения духа. Одинаково хорошо тратить свои средства на украшение церквей и терпеть убыток, благодаря за все Промыслителя спасения — Бога.

Одни слезы от огорчения, от обиды — эти не полезны, а о том, что ленюсь, оскорбляюсь, не имею настоящей любви к Богу — эти слезы полезны, и о них надо молиться, чтоб Господь дал. Какие два порока особенно душевредны? Всякие пороки злы есть и душевредны, но более люто и губительно есть самооправдание и любовь к спорам; посему диавол и понуждает противоречить в самооправдание, ибо знает, что если перетерпят и не будут оправдываться, то от Бога будут оправданы архим.

Что лучше всего для спокойствия души? Многое испытав в жизни, я не нашел ничего лучшего для мира и спокойствия души моей, как умеренное принятие пищи, пребывание на одном месте и прилежное занятие Божиим Словом иеросхим. Бог угождается ласковым обхождением с людьми, успокоением рассерженного, заступлением обиженного, отвращением очей от дурных предметов, противостоянием дурным мыслям, понуждением себя на молитву архим.

Какие это "могильщики молодости"? Ты думаешь, что я не такой верующий, как. Можем, мы видим мысли и чувства. Потому что мы сами и внушаем эти мысли и чувства, строим образы, особенно в тех, кто любит пофантазировать. Действительно, я читал и слышал это, но ничего не отвечал явившемуся, ибо с ними нельзя разговаривать.

Я не выразил желания. Спел басом, красивым, но чуть охрипшим голос беса был похож на голос похабного певца, артиста Высоцкого.

читал у святых отцов и слышал от знакомых

Потом он спел символ веры. Нужно пояснить, что у нас было два хора: Спел всю литургию верных. Более того, он прочитал наизусть все мои вечерние молитвы, без единой ошибки. Признаюсь, я был внутренне удивлен, я никогда не ожидал. Во время этого явления я старался не общаться с бесом, не участвовать в разговоре, но он читал все мои мысли, как в книге.

И он изобразил в воздухе, светлыми линиями, православный осмиконечный крест, одну из величайших святынь православной веры. Ведь он явил столько православного Разумеется, бесы не могут быть поистине православными, но они могут делать все православное, что делают люди. Ведь изображают же актеры святых, монахов, священников, апостолов, Матерь Божию, Иисуса Христа. Все, кто смотрели эти фильмы о Христе и Божией Матери, должны понять, что они видели работу бесов, бесов во плоти.

Актеры курят, ругаются матом, блудят, прелюбодействуют, делают аборты и при этом изображают из себя Христа или Богородицу — это кощунство, поругание веры, насмешка сатаны над Богом. В году я поехал в Коницу и нашёл у Луки все записи отца Феодора. Взяв их, я поехал в Афины, где и встретился в Эгалео с самим отцом Феодором. Поблагодарив его за труды, я, однако, не скрыл и своего недовольства тем, что он умолчал о чудесах отца Арсения. Он ничего не стал объяснять, а в конце беседы вручил мне биографию митрополита Паисия II.

Только тут я понял, что у фарасиотского землячества в Мосхато другие интересы. Я упрекнул отца Феодора, и, похоже, в нём заговорила совесть.

Он пообещал собирать и прислать мне свидетельства о чудесах, совершённых отцом Арсением на родине. Однако пока ничего не прислал; видимо, кто-то ему мешает.

Но он сам рассказал мне об одном чуде, которому был свидетель. Оно произошло с бесноватой, которой было оказано гостеприимство в их доме до и после того, как Хаджефенди 6 её исцелил. Даже председатель землячества Авраам Псаропулос после того, как я обличил и его, рассказал об одном чуде отца Арсения, очевидцем которого был.

Однажды после Божественной литургии, когда все разошлись и в храме оставались лишь псалт Продромос, староста с помощниками и несколько пономарей, отец Арсений, стоя перед Царскими вратами, стал читать Евангелие над одной слепой женщиной- христианкой.

Вдруг просиял свет, подобный разноцветной радуге, он окружил отца Арсения и слепую женщину, которая стояла перед ним на коленях. В этот момент она прозрела. По настроению, царившему в землячестве, я понял, что они намеренно умалчивают об отце Арсении, дабы не повредить авторитету митрополита Паисия II, который развернул в своё время широкую общественную деятельность и много добился благодаря своему интеллекту.

А отец Арсений был сосудом Божественной благодати и являл силу Божию. Являл и являет, и глас Божий людям заглушить невозможно. Из Мосхато я уехал расстроенный. Я сравнивал этих людей с другими нашими земляками, с которыми встречался в Салониках в году. Они прибыли туда из деревень Драмы после столкновений с болгарами 7! В простоте жителей Драмы был всё ещё уловим тот особый аромат малоазийского благочестия. Некоторые из них, в том числе Иоанн Киркалас, Мелетий Келекидис и другие, сообщили мне в году очень ценные сведения о жизни отца Арсения, которые записал Лазарь Келекидис.

В том же году я приехал опять с целью собрать более подробные сведения об отце Арсении. К сожалению, старики к тому времени почти все уже умерли, а те, кто приехал из Фарас молодыми, уже состарились. От них я и узнал об одном родственнике отца Арсения — Продромосе Арцидисе, или Анницалихосе, который жил в Драме.

Я поехал к нему, но не нашёл ни его самого, потому что он умер, ни его детей, так как они разъехались по разным местам. В Хористи, одной из деревень Драмы, в году, во время первой своей поездки, я встретился с двумя благочестивыми и очень почтенными старцами: Василием Каропулосом и Моисеем Когланидисом сыном Панглоса, или Хутисародственником отца Арсения, одним из тех, кто сопровождал его во время пешего перехода, когда происходил обмен населением.

От них я узнал о двух других спутниках отца Арсения. В году я ему написал. А в году, когда я снова проехал по деревням Драмы, мне удалось с ним встретиться. От него я узнал об Анестисе Караусоглу, жившем в Петрусе, от которого я получил много точных сведений. Помимо этого, в году в Плати, рядом с Салониками, я познакомился с двумя другими фарасиотами, людьми благочестивыми и богобоязненными: Константином Куласом и Симеоном Караусоглу. Они тоже сообщили мне много интересного.

Из Плати я поехал в Коницу, чтобы забрать книги отца Арсения, хранившиеся у сына Продромоса Димитрия. Там я встретился с бывшими учениками отца Арсения и с благочестивым чтецом Кириакосом Сеферидисом. К сожалению, среди книг отца Арсения я не нашёл одной тетради, интересовавшей меня больше. В ней были записаны предсказания, сделанные отцом Арсением. Кроме пророчества о переселении жителей нашей деревни, в ней говорилось вообще о войнах и бедствиях. Помню, как в году геро-Продромос 8к примеру, нам прочитал из неё следующее: Услышав это тогда, мы подумали, что в году овцы будут рожать одних чёрных ягнят.

Но когда в —41 году началась война и Пасха была действительно чёрная, мы поняли истинный смысл этого пророчества. Эту тетрадь кто-то взял почитать, а потом в простоте стал вырывать из неё страницы и раздавать болящим фарасиотам в благословение от Хаджефендиса. Ещё я расстроился из-за того, что пропал архив моего отца, в котором я тоже мог бы найти определённые сведения.

Но это меня не остановило, так как и без архива у меня было много материала. Просто помысел говорил мне, что, чем больше свидетелей, тем больше света прольётся на жизнь отца Арсения, а свет есть истина.

Люди помогли мне просеять собранный материал и отделить плевелы от пшеницы. Приведённые здесь свидетельства я слышал, в основном, от простых благочестивых людей. У меня не было цели писать научную работу. Меня интересовало духовное богатство отца Арсения, которым можно напитать душу.

Мне безразлично, дождь шёл или снег в день его рождения, был турецкий жандарм родом из Ях-Яли или из Нигдии. В я уже написал одно житие отца Арсения, тогда материала было меньше. Я дал посмотреть его отцам Василию, игумену монастыря Ставроникита, и Григорию.

Они прочитали и сказали оставить всё как есть, посоветовав только кое-что объяснить и написать, как я познакомился с отцом Арсением, а также исправили многочисленные орфографические ошибки, допущенные мной, чтобы читатели не смущались.

Теперь я добавил новые сведения о жизни и чудесах отца Арсения и пишу вступление. Я слышал, как один фарасиот говорил: Я собственными глазами их. Люди говорили, что его молитва рассекает камень, и считали за святого и христиане и турки, потому что он молился за больных, и они выздоравливали. Он, наверное, колдуном был, потому что раздавал талисманы 9. Отец Арсений, как видно дальше в житии, в числе других даров, которые удостоился получить от Бога, имел и дар разрешать бесплодие у женщин.

Если при всех других болезнях к нему приходила больная женщина, он читал молитву, и она исцелялась, то, когда речь шла о бесплодии, он писал молитву на бумаге, складывал и передавал больной, и та носила её сложенной на груди, и мысли у женщин успокаивались. Он поступал таким образом, чтобы не вводить в соблазн людей, не способных мыслить чисто. Ладанку с молитвой он передавал бесплодной через кого-нибудь из её родственников или знакомых. Некоторые бесплодные женщины посылали отцу Арсению свои платки, чтобы он их благословил, а потом благоговейно носили эти платки и в своё время разрешались.

Некоторые просили Хаджефендиса благословить отрезок верёвки, чтобы носить как пояс для исцеления от бесплодия и для облегчения родов. Отец Арсений посылал таким женщинам вощёный фитиль, которым пользовался для зажигания лампад, или бечёвку. Всё это несчастный человек, о котором упоминалось выше, в заблуждении своём считал настоящим колдовством. Одна уроженка Фарас, которая была ещё ребёнком, когда жил отец Арсений, в Мосхато говорила мне: Некоторые я сама видела, когда была маленькой, о других слышала от родителей.

Но только не говорите мне, что он был святой.

читал у святых отцов и слышал от знакомых

На самом деле было такое, но когда читатель дойдёт до этого места в повествовании, то сам поймёт, почему отец Арсений так поступал.

Я слышал, как фарасиоты помоложе, говорили: У нас в селе не было врача — он читал молитвы над болящими, и те выздоравливали. Мы сами видели это, когда были маленькими, и помним. И всё-таки он был очень странным. Не слушал крестного, но сам давал младенцу имя, какое хотел: Это действительно было так, но и в этом был большой смысл. Отец Арсений давал детям редкие имена, чтобы отучить жителей от застолий на именинах, которые часто заканчивались ссорами.

Потому он предпочитал давать младенцам редкие имена: Авраам, Исаак, Иосиф, Аверкий, Иордан и другие — и тем положил конец народным сборищам, пьянству и дракам, а то и поножовщине ведь тогда все мужчины носили оружие. Теперь фарасиоты по праздникам после Божественной литургии волей-неволей шли по домам, потому что не к кому было собираться на именины.

Немного отдохнув, старики собирались у отца Арсения в доме, стоявшем рядом с его кельей. Там он рассказывал им житие святого, память которого отмечалась в тот день, какую-нибудь евангельскую притчу или историю из Ветхого Завета об Аврааме, Исааке, Иакове и Иосифе. Всё это он рассказывал живым языком, чтобы лучше запоминалось. Если рассказ был длинным и отец Арсений видел, что старики устали и хотят покурить, то вставал и сам приносил им табак.

Потому они сидели и слушали с удовольствием, а потом каждый пересказывал услышанное дома или соседям, когда все собирались вместе вечерами. Так благой пастырь добился того, что христиане от праздников получали пользу, а не вредили себе винопитием и. Жители Фарас имели в изобилии все блага земные: И большие и малые при себе имели оружие, чтобы по первому зову выйти на защиту села от четов. Полиции в округе не.

Туркам было невыгодно иметь полицию, чтобы не стеснять четов. С их помощью турки намеревались уничтожить шесть христианских селений в Фарасах — небольшой греческий островок в сердце Турции. Но мудрейший отец Арсений нашёл противоядие и против этого зла. Он добился того, что в Фарасах прекратились шумные именины и драки. Среди жителей воцарились любовь и единодушие, а удаль и пыл молодых были направлены на борьбу с турками.

Отец Арсений часто говорил юношам: Молодёжь так и делала. А представьте, сколько бед могли бы причинить турки четыесли бы они пришли в Фарасы, а жители там ходят пьяные с одних именин на другие, ссорятся, ругаются и дерутся по поводу и без повода. Лучшего для турок и пожелать нельзя: Следовательно, отец Арсений правильно поступал, давая младенцам при крещении редкие имена, не считаясь с мнением крёстного отца.

В этом была большая мудрость, которую некоторые несчастные, почему-то почитали за странность. Итак, давая редкие мужские имена, отец Арсений преследовал особую духовную цель. То же касается и женских имён. В числе других он давал девочкам имена: Иерусалима, Гефсимания, Афина по названию города, а не Афина по имени древнегреческой богини и.

И тут отец Арсений преследовал определённую цель: Он всегда старался являть людям противоположность своих добродетелей, чтобы избежать похвал.

А удобно ли бедному?

Поскольку, притворяясь гневливым или чревоугодником и. Предпочитал лучше слыть человеком странным, раздражительным, ненормальным, чем святым. Как показывают факты, отца Арсения можно смело причислить к древним подвижникам каппадокийским отцамстяжавшим великие добродетели. С той только разницей, что Арсению Каппадокийскому удалось скрыть свои добродетели под покровом внешних странностей.

И, как следствие, люди внешние не смогли его разглядеть под покровом напускных, искусственных странностей, но смущались, видя. Это действительно так; правда и то, что я ни в чём не смог ему подражать. И хотя я вёл себя по отношению к нему недостойно, отец Арсений, как истинный подражатель Христов, воздал мне за это любовью. Похоже, он много лет копил свою любовь и в один момент излил её всю, дабы встряхнуть, привести в чувство меня, крайне нерадивого и бесчувственного.

Оставалось два часа до захода солнца. Я читал в то время, когда меня посетил отец Арсений. Он погладил меня по голове, как учитель ученика, хорошо сделавшего задание. В моём сердце разлилась невыразимая сладость и небесная радость, которой я не мог вынести.

Я вышел из кельи и стал бегать вокруг как безумный, кричал и звал его, думая, что смогу найти. К счастью, не было посетителей, а то бы они испугались, а я не смог бы объяснить причину этого святого безумия и успокоить. Я кричал то громче: Стемнело, исчезла последняя надежда — до последнего момента я думал, что смогу его найти.

Я смотрел на небо, думая о вознесении Господнем. На протяжении сорока дней Божия Матерь и апостолы общались со Христом, а тут вдруг Он у них на глазах стал возноситься на Небо.

Я зашёл в келью и снова ощутил прежнюю сладость. Я чувствовал её всю ночь, размышляя вот о чём: Благой отец Арсений явился мне и во второй раз, только теперь ночью, на всенощном бдении. Это было 29 марта года, в день памяти преподобномучеников Варахисия и Ионы, накануне Вербного воскресенья. В полночь я сидя творил молитву — не помню: Вижу огромное пшеничное поле.

Пшеница уже созрела, и много работников жнёт усердно, безо всякого надзора. Впереди — от одного края огромной равнины до другого — протянулась братская могила. На другом конце поля находилось здание, где были связисты и офицер, который за всем наблюдал. Иногда этот офицер выходил на улицу и увещевал тех, кто не работал: Поэтому я то жал, то бегал в кабинет передавать поступившие сообщения.

Но когда я приходил в кабинет, то видел, что офицер сидел и передавал за меня мои сообщения. Я не знал, как вести себя в этой ситуации: Я решил, что правильнее будет тихо стоять и ждать, пока он закончит, а потом идти в поле и продолжать работу. Так продолжалось много. Когда я в очередной раз побежал передавать сообщения, то увидел, что офицер стоит на улице и ругает тех, кто не хочет жать: И ещё сильнее я тебя люблю за то, что ты отказываешься получать на почте денежные переводы.

Я слежу за тобой и тогда, когда ты ходишь на почту. Потом мы с этим офицером оказались в странной машине без колёс и без крыльев, которая неслась над землёй со скоростью молнии. Мы ехали в машине стоя. Офицер спросил меня, откуда я и как меня зовут. Видя перед собой офицера, я решил, что должен назвать ему своё мирское имя: А он мне сказал: Потом он снова спросил: Только я это сказал, офицер преобразился в Хаджефендиса.

Он обнял меня и поцеловал. Не успел я обрадоваться, как он громко скомандовал: Я живу там неподалёку. Его родители были людьми среднего достатка, но богаты добродетелями. Его отца звали Елевферий или Хаджелевтерий, потому что он ездил в Святую Землюон был учителем. Фамилия его была Анницалихос, а прозвище Артзидис.

Она происходила из рода Франгосов или Франгопулосов, по прозвищу Цапарисы. У них было два сына Власий и Феодор отец Арсений. Дети рано остались сиротами. Сначала умер отец, а чуть позже мать. Опекуном детей стала сестра матери, жившая в Фарасах. Однажды Власий подговорил маленького Феодора сходить на поле отца рядом с потоком Евкаси. Когда они переходили поток, Феодора унесло течением. Рядом была маленькая церковь святого Георгия, и Власий стал со слезами молиться святому. Власий плакал и просил о помощи.

Его мучила совесть, потому что из-за него жизнь брата подверглась опасности. Вдруг он видит, что Феодор стоит. Улыбаясь, Феодор рассказал брату, что один всадник, похожий на монаха, выхватил его из воды и на коне вывез на берег. С этого момента Феодор стал говорить, что он тоже будет монахом.

Так Промыслом Божиим Феодор с раннего возраста стал на правильный путь. Это событие отразилось и на судьбе Власия. Он стал учителем византийской музыки, и прославлял Бога в песнях. Позднее он переселился в Константинополь. Когда Феодор немного подрос, тётя отправила его учиться в Нигди.

Там жила сестра его отца. Она работала учительницей и могла позаботиться о Феодоре. Когда Феодор закончил обучение в Нигди, то тётя — учительница, видя у него большие способности, решила, что мальчику необходимо учиться дальше, и отправила к родственникам в Смирну Приезжая на каникулы в Фарасы, Федор собирал в доме отца местных детей и учил их грамоте.

Вёл он себя с ними строго, чтобы те не баловались. Дети же были крайне невоспитанные, потому что никогда в жизни не видели живого учителя Хотя Феодор приезжал на каникулы отдыхать, его отдых состоял в том, что он обучал детей грамоте. Как-то раз Феодор, приехав в Фарасы, задержался там ненадолго, всего на несколько дней.

Тётя намеревалась его женить и без его ведома сосватала ему невесту. Однажды раз она сказала ему: Что же мне за монаха замуж выходить? Не теряя времени, он на следующий же день уехал в Смирну.

Там, кроме греческого языка и церковных наук, он выучил ещё армянский, турецкий и немного французский языки. Окончив учёбу, он вернулся в Фарасы, попрощался с тётей и уехал в Нигди, где попрощался с другой тётей, и отправился в Кесарию. Феодору было около двадцати шесть лет, когда он поселился в общежительном монастыре Честного Предтечи в Флавианах Зинд-зи-Дерегде и принял постриг, получив имя Арсений. Но, к сожалению, Арсений недолго наслаждался уединением. В то время была большая потребность в учителях, и митрополит Паисий II, который был тогда ещё жив, по свидетельству Корциноглоса, рукоположил его в диакона и отправил в Фарасы учить грамоте бедных детей.

Диакон Арсений вернулся на родину и с ревностью взялся за дело просвещения, выводя людей из мрака безграмотности, в которой были заинтересованы, естественно, турки, которые всегда недобро взирали на греков, живших в Фарасах в шести христианских селениях, словно на маленьком острове посреди необъятного турецкого моря.

Поэтому отец Арсений вёл дело тихо и с большим рассуждением, хотя и был ещё очень молод. Занятия проходили в большой комнате, где вместо парт на полу лежали овечьи шкуры, на которых дети сидели, поджав ноги, и слушали. У турок это не вызывало раздражения 12потому что они думали, что дети собрались на молитву.

Вот как премудро устроил всё отец Арсений. Но чаще всего он собирал детей в пещерном храме в честь Божией Матери Со Канчивырубленном в скале возле селения. Там была тайная школа. И позже отец Арсений продолжал следовать той же практике. Скрывался от турок, хотя христианам и была предоставлена относительная свобода под давлением православной России В Фарасах, затерянных в глубинах Каппадокии, постоянно существовал страх от турок.

Примерно до тридцатилетнего возраста отец Арсений был в сане диакона. Затем в Кесари он был рукоположен в пресвитера и возведён в сан архимандрита. Епископом ему было дано благословение исповедовать После рукоположения отец Арсений отправился из Кесари в паломничество к Святым Местам, а потом уже вернулся в Фарасы. С того времени фарасиоты стали называть его Хаджефендис. Деятельность его на духовной ниве стала расширяться.

Отцу Арсению приходилось даже заниматься сбором пожертвований, обходя для этой цели близлежащие деревни и отдалённые города. Однако при этом главной задачей было для него общение с греками, которые жили бок о бок с турками, и укрепление в них православного духа в те трудные времена.

О духовной жизни / truthforce.info

Не только словом укреплял отец Арсений пребывавших в страхе христиан, наставляя их быть твёрдыми в вере, но больше чудотворениями по силе щедро дарованной ему благодати, исцеляя тела и души страждущих людей. Вера христиан при виде чудес укреплялась. Они понимали, какую великую силу таит в себе православие.

Турки же, видя чудеса, хоть и не становились христианами, но начинали проявлять к ним уважение. Надо сказать, что отец Арсений, когда к нему приводили больных, никогда не интересовался, кто перед ним христианин или турок, но спрашивал, чем человек болеет, чтобы применить соответствующую молитву.

Исцеляя больных силой Божественной благодати, он показывал туркам силу нашей веры и заставлял их таким образом уважать православие. Однажды, обходя деревни со своим псалтом и помощником Продромосом, отец Арсений пришёл в селение Синасос. Местные турки запретили ему встретиться с христианами. Отец Арсений не стал с ними спорить, только сказал Продромосу: Пройдя полчаса, Хаджефендис остановился, встал на колени и воздел руки к небу в молитве.

До этого погода была хорошая, но вдруг собрались тучи, и начался дождь — буря и ураган. Деревня Синасос содрогалась от грома. Подъехав, заптии бросились в ноги отцу Арсению, просили прощения от лица всей деревни и умоляли вернуться. Отец Арсений их простил и вернулся в Синасос. Он перекрестил деревню на четыре стороны, буря прекратилась, и снова засияло солнце. Конечно, он сильно утомлялся. Тяжело было одновременно учить детей, обходить ближние и дальние селения.

При этом отец Арсений не переставал служить и совершать своё монашеское правило. Но ему становилось легко, если он видел, что люди вокруг получают облегчение. Он имел большую любовь к Богу и к Его образу — человеку, но только не к себе, ибо, когда он видел беды и притеснения от турок, он забывал о себе, обнимая любовью не только жителей родного села, но и всех окрестных селений.

Отец Арсений, обладая тонким православным чутьём, чувствовал ответственность за души пасомых, неусыпно старался оградить свою паству от волков, приходивших под видом овец — протестантов, которые занимались на Востоке прозелитизмом через учителей. Он взял себе трёх помощников из числа наиболее образованных жителей села, чтобы ему не могли навязать иностранных учителей. Если вначале приходилось бояться турок и учить детей тайно, то потом главное зло было от протестантов, угрожавших осквернить своими мудрованиями православную веру в детях.

Однажды в деревню прислали нового учителя-протестанта. Приехав в Фарасы, он стал искать дом протестанта Купсиса, который занимался прозелитизмом среди местных жителей за определённую мзду. Новый учитель собирался у него поселиться. Узнав о приезде учителя, отец Арсений пошёл к нему и сказал: Бери свои вещи, даже не распаковывай, и уезжай.

После этого отец Арсений и в церкви объявил: Это был единственный способ обезвредить Купсиса. Он, как назойливая оса, жалил, в основном, молодых, вливая в их нежные души яд своей прелести. Клеветал он и на отца Арсения, говоря, что тот, якобы намеренно не пускает в деревню учителей, чтобы люди оставались безграмотными.

Но после того, как все престали разговаривать с Купсисом, он осознал своё заблуждение, сам пришёл к отцу Арсению, попросил прощения и вернулся в Церковь. Так осиное гнездо протестантов было разорено. Протестанты нанесли православным христианам на Востоке вреда больше, чем турки, потому что турки исповедовали магометанство, и православные христиане их избегали.

А протестанты приходили с Евангелием в руках и губили души, завлекая простых людей в свою прелесть. В обучении детей отец Арсений следовал духу времени. Он ввёл специальные духовные упражнения для детей, чтобы воспитать в них мужество и одновременно смирить страсти.