Мой знакомый диджей принс схему

“Город под” | Поиск реп текстов и рэп песен по запросу "Город под" на truthforce.info

Olven – Это мой стиль (Баттл 3, раунд 1) . truthforce.info) – Киевский рэп живёт. альбом: Союз нерушимый. объяснено 2%. Кто развеет метод в этой схеме, .. Get down, my friend Подземный Принц Хатт – Ихтиандр. Как я понимаю из "общей" терминологии, в большинстве случаев dj - это тот, кто сводит музыку в сеты в клубах, на радиостанциях, итд итп. Но если. Мой прекрасный город спит, я выхожу в ливень, Мне шум противен .. Подземный Принц Хатт – Закат Город ночной, пустой, мне не знакомый D-Man 55 & DJ Patz – Пообещай Схемы, микрочипы, машины разных типов.

Как произошел такой прорыв? Да, много контактов лейблов, букинг агентств, паблишинг и самое главное — личные встречи с топовыми артистами. Тогда я обратил внимание на балкон, который шел по периметру зала, и решил попасть.

Он поставил мой трек. Это видео дало толчок, контракт с крупным лейблом, трек попал в топ Так что, когда у меня пытаются выведать секрет успеха, я честно говорю, что его нет, нужно делать все, что только можно: Нужно выделяться, занимаясь творчеством. На каждого музыканта с самой чудной музыкой найдется слушатель.

Но для максимального развития и монетизации нужно понимать, что мы, к сожалению, в бизнесе, большом музыкальном бизнесе. То есть нужно подстраиваться? Когда мы пишем треки — это чистое творчество, если идея важнее формата, мы оставляем идею. По поводу некоторых треков думаем, какому лейблу они подходят и что стоит изменить, чтобы их точно взяли. Если послушать наши работы, они все разные ссылка на iTunes. Кто занимается продвижением и организацией выступлений? Самому все делать невозможно.

Мы в году написали 15 песен, восемь из них выпустили в продажу. Также вышли треки на лейблах в разных странах мира: Италии, Голландии, Германии, России и сейчас готовится еще много релизов и клипов. Это был год большого творческого подъема. А как обстоят дела с пиратством, ощутимо ли оно в плане продаж? А какие способы продвижения есть? Контракт с хорошими лейблами. А что делать, если лейблы не выпускают твой трек? Еще скажу немного о связях, нас иногда обвиняют в том, что все по знакомствам, так мы этого и не отрицаем, но давай я расскажу, как приобретают такие связи.

Надеюсь, твой пример окажется полезен для студентов. Я, если честно, давно хотел поработать с детьми, потому что от клубов и вечеринок устаешь, и хочется более светлой и чистой энергии.

Идея этого шоу продюсерам понравилась, но взрослого они все-таки не хотели брать. Несмотря на то, что я совершенно не был готов, я согласился. Кроме того, вследствие такого винилового фетишизма неизвестные записи резко поднимали престиж их владельца.

Аудитория диджея, имевшего эксклюзивную мелодию, быстро расширялась, а его статус рос как на дрожжах. Соответсвенно взлетала и стоимость пластинок. А затем наблюдаешь, как твоя мечта становится реальностью. Ее ценность поднимается от нуля до заоблачных высот. В клубах танцоры впадали в экстаз от свежих сокровищ из Америки. Постеры рекламировали не только диджеев, но также раритетные записи, которые они собирались ставить.

Учитывая эту беспрецедентную дискофилию, охота за редким звуком часто оказывалась комически-героической. Хотя финансовый итог обычно оказывался плачевным, находилось множество отважных исследователей, на последние деньги отправлявшихся в Новый Свет с уверенностью, что вернутся не с коробкой давно забытых и пыльных семидюймовых синглов, а со шкатулкой бесценных жемчужин.

В этот спартанского вида подвал рядом с центром Манчестера каждую субботу набивалось около шестисот человек, танцевавших под самые редкие записи в стране до половины восьмого утра.

Истории успеха

Ночной клуб Twisted Wheel открылся в ноябре года на Брейзноуз-стрит, 26 18 сентября года он переехал на Уитворт-стрит, 6. Там играла смесь блюза, раннего соула, блубита и джаза. В Лондоне и на юге стал доминировать андеграундный рок. На северных клубах эта тенденция никак не отразилась. Возможно, причина заключалась в том, что неизменно пролетарский север не хотел порывать с эскапизмом ночных соул-сессий. А может быть, это объяснялось тем, что тогда поп-культура развивалась гораздо медленнее, чем.

Связь между Лондоном и остальной частью страны была, несомненно, менее интенсивной, а крупные музыкальные издания ограничивались темами рока и популярной музыки. Звучавшие в Twisted Wheel песни не случайно отличались быстрым темпом.

Подкрепившись продававшимися только по рецептам амфетаминами, они в довольно-таки гимнастической манере танцевали под композиции строго определенного рода.

Темп был важнее. В текстах речь шла не о сексе, а о любви. Сентиментальные мелодии помогали уйти от однообразной заводской действительности. Лишь через четыре недели я понял, где находится диджей: Танцуя, парни заскакивали на стены, соревнуясь в том, кто сможет выше прыгнуть. Все было очень свежо и остро.

Там уважали диск-жокея и его выбор. Поражает мобильность посещавших его клабберов. Ревнители соула преодолевали многие мили, чтобы добраться в Twisted Wheel. Если вы считаете, будто до рэйв-эпохи никто ради танцев не покидал родных городов, то ошибаетесь: Этот универсальный для Twisted Wheel стиль клабберы унаследовали от модов начала шестидесятых. Даже если стояла невыносимая жара, они не снимали своего прикида.

Его диджей-резидент Роджер Игл, отличавшийся вкусом к негритянской музыке, ставил смелые блюзы Литтла Уолтера Little Walterсовременный джаз с тяжелым ритмом Арта Блейки Art Blakeyмикшируя все это с Соломоном Бёрком Solomon Burke и ранними вещами от лейбла Motown.

Хотя в Великобритании шестидесятых импорт являлся редкостью, он зарабатывал деньги, привозя из Америки пластинки лейбла Chess and Checker, которые начал играть с самой первой вечеринки в Twisted Wheel. Постепенно все было приведено к одному усредненному типу звучания. Мы играли темы с лейблов Revilot и Ric-Tic. Белларс опровергает слухи об игравшей в клубе музыке: На самом деле, он вместе со своей когортой охотился за пластинками повсюду: Черная Америка отошла от мотаунского энергичного поп-соула, а его продюсеры наряду с влиятельными Джеймсом Брауном и Sly And The Family Stone начали экспериментировать с другими ритмами и звучаниями.

Соул породил фанк, и акцент с целеустремленных мелодий сместился на томные жирные ритмы. Манчестер это совершенно не устраивало. Конечно, это была отличная негритянская музыка, но уж слишком фанковая и медленная для взбудораженной таблетками толпы.

Иэн Левин Ian Levineпозже ставший одним из самых влиятельных диджеев северного соула, впервые посетил Twisted Wheel на закате его восьмилетней истории. Он вспоминает, какая перемена произошла с началом охоты за малоизвестными старыми пластинками. В результате этой охоты удалось открыть множество ранее неизвестных пластинок негритянского соула а также некоторое количество довольно мерзких белых записей.

Эти диджеи не только тратили немалые усилия на поиск подходящих для танцпола песен, но также учились работать с толпой, предваряя тот изощренный подход, который вскоре проявился в далеком Нью-Йорке. Никакой болтовни между песнями — только чистый соул со влетами и падениями, приводившими пучеглазых танцоров в восторг.

Посетителей Twisted Wheel ошеломляло виденное. Отметив силу соул-движения на севере, лондонец Годин дал ему имя. Годин являлся совладельцем музыкального магазина Soul City на Монмаут-стрит в Сохо. Он впервые высказался о разнице в музыкальных предпочтениях севера и юга, когда приехавшие на футбольный матч северяне спрашивали записи с определенным звучанием. Манчестерский Twisted Wheel послужил фундаментом для последующих процессов.

Он не только помог придумать название движения, но и отправил диджея в бесконецную погоню за неизвестными раритетами, подарив ему круг преданных и музыкально образованных клабберов, а также выбил первую искру страсной любви белой рабочей молодежи севера к афроамериканской музыке соул.

Кроме того, он укрепил лидерство Великобритании в сфере клубной культуры. В тот же самый период Нью-Йорк мог похвастать шикарнейшими ночными клубами, разодетыми клиентами и такими звуковыми системами, которым наши в подметки не годились.

Но все это не имело значения. С культурной и музыкальной точек зрения движение на севере Англии сильно опережало свое время. По примеру Twisted Wheel повсюду вырастали соул-клубы, обслуживавшие растущую сеть диджеев, любителей и коллекционеров. Но ни один из них не мог сравниться по значимости с Twisted Wheel. Именно здесь, в манчестерском темном подвале, поколение коллекционеров, клабберов и диджеев влюбилось в музыку соул. В последнее время перед концом клуб вообще открывался только в присутствии отряда по борьбе с наркотиками, чего требовала местная полиция.

В последнюю ночь всех обуревали эмоции. Оглядываясь на наследие Twisted Wheel, один поклонник соула в июне года сказал в интервью Black Music: Хотя режим работы он закрывался в полночь ограничивал его возможности непосредственного влияния, именно здесь на раннем этапе составлялось музыкальное меню северного соула. Работавший в Catacombs диджей Фармер Карл Дин сделал, пожалуй, больше кого бы то ни было другого, чтобы подготовить почву для этого музыкального направления.

Он был, наверное, первым диджеем движения, приступившем к розыску редких песен, и одним из первых, кто понял, что приобретение большего по сравнению с конкурентами количества пластинок может являться творческим аспектом диджейства.

Давая свои диски напрокат диджеям Twisted Wheel, он приложил руку к созданию многих ранних гимнов северного соула. Его нельзя было услышать по радио или в рядовом ночном клубе. Превратившись в страстного коллекционера, он начал диджействовать в бирмингемском Le Metro, работал в Chateau Impney в Дройтвиче, а прославился в клубе Catacombs.

У Фармера Карла имелись не только хорошие, но и редкие записи, которых, казалось, ни у кого больше не.

Результаты по запросу “Город под”:

Вместо того чтобы ставить популярные версии песен, он находил и продвигал более сырые, незнакомые интерпретации. Свой экземпляр он приобрел у Роджера Игла. Никто даже не верил в ее существование. Были и другие фигуры, определявшие состав плей-листов, например, знаменитый коллекционер из Глостера, известный под кличкой Докер.

Хотя движение еще только формировалось, оно уже оказывало воздействие на музыкальную индустрию. Именно бурное северное течение впервые принесло в чарты хиты не с радио, а из клубов. Этот рекорд был установлен во многом благодаря Фармеру Карлу Дину.

  • Почему вы НЕ пишете в Cubase?

Torch и рождение северного соула Если Twisted Wheel служил литейным цехом для выплавки северного соула, а Catacombs — кузницей, где ему придали форму, то Torch в сонном городке Танстолл неподалеку от Сток-он-Трента стал полировочным станком, на котором этот стиль довели до блеска нержавеющей стали.

Попасть туда удавалось лишь тем, кто хорошо ориентировался на местности — до ближайшей железнодорожной ветки Лонгпорт было не меньше мили. Снаружи он напоминал дом культуры и отдыха, затесавшийся промеж стандартных однообразных домиков на самом деле, раньше в его здании располагался кинотеатризнутри походил на жилище скотовода, а когда в него набивалась куча народу, там становилось жарко, как в бане.

Через некоторое время под псевдонимом Фрэнк в честь футболиста команды Хаддерсфилд Фрэнка Уортингтона он стал одним из важнейших северных диджеев. Я вдруг почувствовал себя как дома. Отовсюду съехались другие энтузиасты, все эти неудачники и придурки. Саундтрек Torch состоял почти целиком из импортного американского соула, значительная часть которого была заимствована из плей-листа Twisted Wheel.

Кев Робертс Kev Robertsвпоследствии резидент Wigan Casino, вспоминает свой первый визит с восторгом: Я жил именно ради этого клуба.

Часть II. КАК ДИДЖЕЙ ИЗМЕНИЛ МУЗЫКУ. «История диджеев» | Броутон Фрэнк | Брюстер Билл

Никогда прежде мне не попадалось столько незнакомых пластинок. И каждая — динамит. В Torch очень важной считалась песенная составляющая, которым обладала каждая вешь. Но вокал всегда был быстрым, яростным. Бывшие посетители Torch долго не забудут ночь, когда заведение оказалось битком забитым жаждавшими послушать чикагского певца Мейджора Лэнса Major Lanceпик популярности которого к тому моменту давно миновал.

Живой концерт Мейджора Лэнса в Torch, увековеченный в записи, стал самым легендарным выступлением в истории северного движения. Поскольку тусовка воскрешала забытый американский соул, не удивительно, что кто-то однажды рештл привести живого певца. Вдруг, ни с того ни с сего, вам звонит какой-то ненормальный англичанин и со смешным акцентом, захлебываясь от восторга, расхваливает записи, которые вы сами-то уже успели забыть.

Примерно так все и произошло. Несмотря на слабый аккомпанемент, выступление Лэнса сорвало бурные аплодисменты. Заметно повышая голос, он добавляет: Народ даже на стропила залез. Температура стояла, наверное, градусов под пятьдесят. Wigan Casino против Blackpool Mecca Северный соул являлся движением для посвященных и потому не мог превратиться в мейнстрим.

Его характерной чертой была исключительная редкость. Никто не мог зайти в Woolies и купить пластинку северного соула. Приходилось доказывать свою любовь к нему, отдавая недельное жалованье за какой-то жалкий диск или ухитрившись слетать в США и облазить там комиссионные магазины и распродажи.

Но прежде следовало пройти длительное обучение и запомнить названия всех ценных пластинок и их истории: Конечно, в известно мере этот стиль пересекался с другими. Но в целом это ретро-увлечение не поддавалось коммерциализации, поскольку вращалось вокруг коллекционеров, а не потребителей. К сожалению, у этого факта имелась и оборотная сторона. В золотой век северного соула особенно отметились два клуба. Эти два храма соула состязались друг с другом, завлекая аудиторию самыми редкими и свежими пластинками.

Тысячи ребят пересекали страну, чтобы послушать, как тамошние диджеи-резиденты подливают в огонь любимых вещей масло невероятных новинок. По сей день клабберы до хрипоты спорят о том, какое из двух заведений признать лучшим. Их впечатления сплетены из чудесных, хотя и несколько смутных, воспоминаний о музыке, людях, эмоциях и наркотиках. Эти же два клуба присутствовали при закате движения.

По прошествии славных дней северного соула конкуренция между Wigan Casino и Blackpool Mecca переросла в войну за душу стиля, сопровождавшуюся жестким кризисом идентичности и спором о выборе пути на фоне истощения запасов великих забытых мелодий.

Но на протяжении многих лет до этого они оставались замечательными местечками. В году Billboard назвал Wigan Casino лучшей дискотекой в мире спустя лишь год после того, как такой же чести удостоился нью-йоркский клуб Paradise Garage.

Для многих словосочетание Wigan Casino является синонимом северного соула. Многие знающие люди считают его образцовым примером. Такой статус клуба обеспечивался в основном впечатляющим количеством его членов доходившим до ста тысяч и тем фактом, что он каждую неделю притягивал наибольшее число тусовщиков.

Без сомнения, он пользовался популярностью. Однако следует скептически относиться к утверждению, будто он был лучшим из всех заведений, где звучал северный соул. Wigan Casino не был ни самым влиятельным, ни самым передовым клубом, а ближе к своему закату, вследствие злоупотребления записями порой откровенно смехотворного качества, чье единственное достоинство заключалось в энергичном ритме, он уже не мог всерьез претендовать на северную корону.

Писатель Джон Мак-Креди сравнил его с современным Ministry of Sound, настаивая на том, что историки не должны преувеличивать значение Wigan Casino только потому, что в него набивалось столько народу. Тем не менее, клуб занимает особое место в памяти тысяч людей, а для многих до сих пор олицетворяет подлинный северный соул-клуб — сердце соула. Именно здесь еженедельно встречались увлеченные танцоры, коллекционеры и диск-жокеи, чтобы заценить нарытые мелодии.

Левин начал диджействовать в Blackpool Mecca в году, затем в году крутил винил в Torch на закате его существования, пока, наконец, не вернулся в свою резиденцию в Блэкпуле. Здесь он вместе с Колином Кёртисом царил до конца десятилетия.

В Блэкпуле были и другие видные диджеи, в том числе Тони Джебб и Кит Миншалл, а даже еще один соул-клуб — Blackpool Casino сходство названия с Wigan Casino случайноно именно Левин и Кёртис заводили толпу наибольшим количеством соул-находок благодаря тугому кошельку и музыкальной эрудиции Левина.

У него под рукой всегда имелся самый захватывающий набор пластинок. Вы необязательно их знали, но могли быть уверены в том, что они хороши.

А еще он рисковал. Строительство здания Wigan Casino началось в году. Тогда оно называлось Empress Ballroom. Из-за войны работы завершились лишь 1 ноября года, когда состоялось официальное открытие в присутствии мэра города.

Такова первая глава клубной истории, со временем ставшей больше напоминать сборник мифов. По правде говоря, не многих знатоков впечатлило то, что они увидели в первый вечер. У Расса Уинстэнли нашлись приличные записи, но среди них не хватало раритетов, а его подручный Иэн Фишвик Ian Fishwick оказался не более чем местным поп-диджеем, которому просто повезло.

Друзья Робертса были настолько неудовлетворены, что уговорили Уинстэнли отдать ему место диджея, мотивировав это тем, что его коллекция намного. В тот же вечер он получил шанс доказать. Я стоял, в полном ошеломлении оглядывая громадный зал. Ко мне подошел Расс и сказал: Хочешь играть здесь каждую неделю?

/mus/ - DJ Thread #8

Многие любители соула регулярно посещали оба клуба, не особо задумываясь о различиях их репертуаров. Гигантский танцпол из клена дрожал как живой, пока одноцветные пятна дервишей исполняли сложные ритуалы из падений, обратных сальто, хлопков и вращений. Танцоры с ног до головы были одеты в наряд для соула: Среди них непременно присутствовали тальк, чтобы посыпать танцпол, сменная одежда, несколько сорокапяток для продажи или обмена и, разумеется, наркотики.

Из-за испарявшейся с танцоров влаги в комнате стояла матовая дымка. Создавалось впечатление, будто смотришь сквозь тюлевые занавески. Возможно, там звучала не самая лучшая музыка, зато нигде больше не было так весело. Не подлежит сомнению и влияние, которым пользовались оба клуба. Переиздания и коммерциализация Некоторые проницательные и предприимчивые люди скоро осознали, что хотя диджеев и коллекционеров интересуют лишь редкие и малодоступные пластинки, деньги вполне можно заработать на переиздани некоторых громких песен.

Старый соул-диджей Дэйв Мак-Алир Dave McAleerодновременно являвшийся экспертом британского лейбла Pye по артистам и репертуару, однажды посетил Wigan Casino и понял, что коммерческий потенциал северного соула растет. Специально для продажи северного соула Мак-Алир основал лейбл Disco Demand. Другие пошли по его стопам. К середине семидесятых коммерческие успехи случались почти еженедельно: Однако чаще популярными становились не переиздания, а имитации.

Приставку Wigan добавили, чтобы избежать претензий от компании Island Records, среди клиентов которой была группа Chosen Few. Молодежь страны, наверное, восхитилась странным квазибалетным танцем, который они исполняли: Знатоки и настоящие фанаты плевались от отвращения. Кроме того, нельзя отрицать тот факт, что это заведение покорило воображение многих тысяч клабберов. В этом смысле Wigan Casino был, пожалуй, первым действительно общенациональным клубом, привлекавшим танцоров со всех уголков Британских островов.

С ним солидарен Дейв Годин: Но постепенно шансы на обнаружение старого шедевра уменьшаются. С такой проблемой северный соул столкнулся к середине семидесятых годов. В каком направлении он мог развиваться, если старые записи иссякли?

В Уигане диджеи оставались верны тому, что знали, поддерживая традиционное звучание за счет старья, чье качество быстро падало. Левин выбрал гораздо более противоречивый путь, обратившись к звукам настоящего. Он включал в музыкальное меню современные соул-мелодии, двенадцатидюймовые пластинки с диско и джаз-фанком. По мнению многих, это было издевательством над стилем. И не удивительно, ведь его поборники фетишизировали все старое, пыльное и неизвестное.

Диджей, рискнувший исказить стомп-звучание и ставивший совершенно новые и часто встречающиеся вещи, нарушал правила северного соула. По мере того как Левин демонстрировал широту своих вкусов, он расширял глубокую трещину, прошедшую через эту некогда прочную сцену. Хотя Левин отказался от музыкальных ограничителей, он не отрекся от северного звучания, на котором заработал свою репутацию.