Найти знакомую симферополь любовь дмитриевна

Репрессированные историей- Крым книга 4 (Евгений Пажитнов) / Проза.ру

Мальчик с детства впитал неодолимую тягу и любовь к Фегми Ибраима, давно проживавшего в Ташкенте и едва ли вообще знакомого с допрашиваемым. Симферополь в закрытом судебном заседании по статье , 8, Мальченко Александра Дмитриевна, г.р., м.р. русская . Иван Иванович! Пожалуйста, добросьте Ирину Дмитриевну, парня и пса до их дома. А ты, Алексей, воспитай Кыша в духе любви к кошкам. .. Вдруг я подумал, что нужно найти тех самых ребят из пионерского патруля и что- нибудь приготовления, которое ей привезла с Полтавщины старая знакомая. Найти человека. в Одноклассниках. Группа Поиск Людей в Мы поможем найти человека по фамилии и имени, а также городу проживания совершенно.

Но признали наличие разорванной рубашки и то, что они, Иван Николаевич Ломанов и уполномоченный по хлебозаготовкам Сахно, убегали от озлобленной толпы. Автономная Республика Крым Непосредственно на втором допросе 29 августа Матрена Терентьевна показала, что кричала, как и все женщины, возмущалась, что высылают мужчин.

Признала и то, что собирала подписи под заявлением в РКП и была с женщинами, выехавшими в Феодосию. Владимир Яковлевич Свидлов, 40 лет, русский, уроженец деревни Кокей, малограмотный был допрошен 31 августа. Для выяснения полной картины сеитэлинских событий в качестве свидетелей были привлечены представители советской власти и члены партии в деревни.

Российские сериалы

На допросе 28 августа г. Яков Иванович Рак, 30 лет, женат, русский, уроженец Септ Эли, с низшим образованием, из бедняков, член партии, колхозник, ранее не судим, показал, что в конце июля явился уполномоченный бюро по принудительным работам и предложил, как председателю сельсовета, выслать из деревни лиц, не выполнивших план хлебозаготовок в г. По повесткам Яков Иванович вызвал предполагаемых к выселению лиц в сельсовет. Через 15 минут появилась группа женщин и мужчин.

Матрена Терентьевна и Дарья Ивановна, задав вопрос: Более того, в руках у Матрены появилась доска, которой она якобы хотела ударить Якова Ивановича, но он успел её вырвать. А одна из них — Евдокия Еремченко набросилась с вилами. Через некоторое время женщины опять собрались у сельсовета.

Толпой руководила Дарья Ивановна Денисова. После того как люди разошлись, в тот же день, перед приездом работников района, одна из женщин выехала в соседнюю деревню Нижняя Покровка и стала призывать сельчан на помощь. На допросе Яков Иванович Рак все время делал упор, что толпа женщин и мужчин, собравшая у сельсовета была якобы пьяна. В действительности в тот день крестьяне закончили арман — обмолот собранного урожая — и по этому случаю в доме Владимира Свидлова немного выпили.

Он заявил следователям, что с него в тот злополучный день сорвали рубашку и нанесли несколько ударов по голове кулаками. Владимир Яковлевич Свидлов, участвовавший в избиении, кричал ему, чтобы он убегал, так как его могли основательно избить. И хотя Иван Николаевич Ломанов заявил на следствии, что он остался на месте и продолжал убеждать женщин и то, что он и прибывшие представители района вели разъяснительную работу до самого вечера, по показаниям других свидетелей, он был вынужден бежать из деревни.

Примерно такие же показания 28 августа дал Владимир Иванович Власов, 30 лет, секретарь сельсовета, уроженец Курской губернии, с низшим образованием, из рабочих, беспартийный. В частности, показал, что он сообщил Сахно и Погребельному о приближении толпы и желании избить Якова Ивановича. Когда Иван Ломанов стал успокаивать толпу, а Владимир Иванович, Сахно и Погребельный решили освободить принудиловцев, председатель сельсовета Яков Иванович скрылся.

Разъяренная группа крестьян во дворе сельсовета набросилась на Ивана Ломанова, Сахно и Погребельного и стали наносить побои. Все они были вынуждены спасаться бегством от бунтарей. В 2 часа дня женщины пошли в колхоз. Рязанова и забрали ранее конфискованную корову и скотину Петра Яковлевича Свидлова. При этом, гоня скотину по деревне к дому Петра с целью возвращения в хозяйство, кричали: Меньше месяца потребовалось органам ГПУ восстановить картину произошедшего.

Сеит Эли, было принято решение об окончании предварительного следствия, о чем было объявлено под расписку Петру Яковлевичу Свидлову, Аксинье Матышевой и Дарье Денисовой. В результате проведенного расследования органам ГПУ удалось установить, что в августе 13 крестьян деревни Сеит Эли, как ранее осужденные за невыполнение поставок госу- Раздел 1. По повесткам все принудиловцы прибыли в установленное время в сельский совет. За ними пришли и несколько женщин. В это время по деревне Дарья Ивановна Денисова кричала: Женщины выходили и направлялись к сельсовету.

Одновременно Владимир Свидлов настраивал женщин словами: Угомонить собравшихся крестьян представителям власти не удалось. Одновременно часть женщин, в поисках скрывшегося с места секретаря сельсовета, ходила по деревне и проверяла хаты. Затем, окружив Ивана Николаевича Ломанова, стали бить по голове, щипать бока, в результате чего разорвали рубашку.

А за Погребельным стал гоняться крестьянин Арсененко. Под руководством Дарьи, Матрены и Аксиньи и под радостные крики толпы весь скот был водворен во двор Свидловых.

При этом толпа кричала: А кулацкое имущество возьмем себе на сохранение. Петр, увидев, что женщины пригнали во двор корову и поросят, как в воду глядел, заплакав, сказал: Не успокоил крестьян и приезд ответственных работников. Люди ходили по хатам и призывали крестьян к отпору. В качестве превентивной меры разъяренная толпа набросилась на По гребельного. Решением заседания тройки ОГПУ 22 сентября г. Петр Яковлевич Свидлов по статье был приговорен к высшей мере социальной защиты — расстрелу [9].

В вину ему вменялось то, что он с помощью супруги сыграл на психологии женщин, вызвав опасные противоречия в деревне, в результате чего последние терроризировали представителей власти. Более того, семья Свидловых сыграла главную роль в выступлении женщин, благодаря которым кулацкий актив подпевал создал тяжелое и опасное взаимоотношения между колхозниками и единоличниками [10]. Яков Иванович Рак, как явствует обвинительное заключение, также был арестован и осужден на 1 год.

Через десятилетия, репрессированные лица: По отбытии наказания до г. Источники и литература 1. Ныне село Журавки Кировского района.

После судебной расправы трое обвиняемых были приговорены к расстрелу, остальные три человека — к длительным срокам лишения свободы. В полной мере испытали это на себе и близкие Льва Скрипченко. Его жена — Феодосия Максимовна — была арестована 7 июля г, а на следующий день — летняя дочь Лидия.

Еще спустя десять дней сыновья — летний Анатолий и летний Борис — сданы для содержания в детский дом УВД по Крымской области. В их квартиру по ул. Собственно сам факт ареста мужей уже стал крахом привычного образа жизни для жен и детей, жертв новой волны сталинских репрессий. До ареста мужа Феодосия Максимовна, как и большинство жен партноменклатуры, не работала: Скрипченко ей пришлось идти на работу. Феодосия Максимовна устроилась вышивальщицей артели имени Розы Люксембург.

Осознание опасности нависшей над оставшимися на воле привело дочь Л. Скрипченко — Лидию к решению уехать из Симферополя. Она переезжает в Черноречье Балаклавского района, работая там фельдшером-акушеркой, и в связи с дефицитом специалистов — заведующей медпунктом.

Но от ареста это ее не спасло. Гнетущая атмосфера окружила семью Скрипченко: Можно только догадываться, в какой обстановке прожили эти люди почти два года с момента ареста Льва Михайловича. Чего добивались следователи от этих двух женщин? Вот характерные фрагменты из протоколов допросов. За что арестовали Вашего мужа?

К моменту ареста он был уже не зам. Разве Вам ничего не известно о его преступной работе? О преступной работе мужа мне ничего не известно. Это я говорю правду [1]. Каким репрессиям подвергались Вы и Ваши родственники? В декабре г. Другие родственники не подвергались репрессиям. Расскажите о преступной работе Вашего мужа. Какую преступную работу он проводил, я не знаю.

Он со мной об этом не делился. Автономная Республика Крым мой муж Скрипченко Лев Михайлович часто приходил из Обкома ВКП б в подавленном состоянии, и когда я у него спрашивала, почему он расстроен, то он отвечал, что не поладил с секретарем Обкома Соловьевым по вопросу публикации статей в газете.

При этом он говорил: Что имел ввиду муж — я не знаю. Муж рассказывал содержание этих статей, из-за которых имел неприятности, но я их не помню. Незадолго до ареста он поместил в газету статью ялтинского корреспондента о том, что военнослужащий в отставке высадил саженцев фруктовых деревьев. В Обкоме его обвинили в том что он опубликовал похвальную статью о военнослужащем, который якобы окулачился, ему говорили, что это статья кулацкая. Заявляли Вы партийным и советским органам о неправильных действиях мужа и его высказываниях о неправильных действиях Соловьёва?

Я не знала, что в действиях мужа и Соловьёва крылись какие-то преступления. Неприятности, о которых говорил муж, как с ялтинской статьёй, я относила к недостаткам в его работе.

Поскольку7 муж делился с Вами по служебным вопросам, Вы не могли не знать о его преступной деятельности. Расскажите откровенно о его преступной деятельности. Какую преступную работу проводил муж, я не знаю.

После того как сняли Соловьёва с работы, мужа вызвали в Москву, вернувшись оттуда он говорил, что он и другие работали с изменником Родины. В таком же духе велись допросы и дочери Лидии.

Дочь отвечала, что причин ареста отца она не знает. И второй вопрос о том, какую она сама проводила преступную работу против Советской власти, её ответ был, как и предыдущий, кратким: На следующий день, 9 июля, её вызвали на очередной допрос, где она давала показания, кем был её отец — Скрипчен- ко Лев Михайлович. И до его ареста 18 декабря г. На вопрос о преступной деятельности отца, она ответила, что знает одно, что он арестован Советской властью, а за что — не знает, и добавила: На предложение назвать имена этих людей, обвиняемая сказала, что: Разумеется, ей были заданы вопросы о преступной деятельности её матери и её самой против Советской власти, на что Лидия Львовна твердо ответила: Аналогичный ответ она дала и в отношении самой себя: По делу Скрипченко матери и дочери допрашивались все обвиняемые, проходившие вместе с ними по этому же делу: Трофимова- Хованова, а также свидетели.

Всем им задавались одинаковые вопросы: Биографические очерки 19 нечно, в настоящем случае Л. Скрипченю, что им известно о преступной работе как осужденного редактора, так и его жены и дочери.

На эти вопросы все допрашиваемые по поводу преступной деятельности семьи Скрипченю дали отрицательные ответы [7]. Несколько позже, 16 июля г. На вопрос о преступной деятельности Льва Михайловича Скрипченю, она ответила следующее: Охарактеризуйте политическое настроение и поведение матери и дочери Скрипченю.

Поведение и политическое настроение Феодосии Максимовны и Лидии Львовны я охарактеризовать не могу, так как встречалась с ними редко, дочь вообще знаю мало, так как она живёт в селе Черноречье Балаклавского района и на подобную тему с ней вообще не приходилось разговаривать. Днём позже, 17 июля, допросили свидетельницу Веру Яковлевну Сивере, которая к тому времени уже два месяца жила в их квартире, не работала, была домохозяйкой.

Да, так как уже два месяца живу у них на квартире. Дочь Лидию Львовну вообще знаю мало, так как она живёт в селе Черноречье Балаклавского района. Какими были их политические и антисоветские настроения? Разговоров не слышала, недовольство Советской властью не высказывали. За что осужден Л. Итак, свидетели и проходящие вместе с ним по делу другие обвиняемые не дали показаний о преступной деятельности членов семьи, жены и дочери, Л.

Какие же доказательства легли в основу обвинения родных Л. В деле есть постановление 1-го отделения Следственного отдела УМГБ Крымской области, судя по которому, в распоряжение отдела поступило уведомление о вручении почтовой посылки осужденному Л. Скрипченю, отправленной его дочерью Л. Скрип- ченко 26 июня г. Скрипченю, высланной ему дочерью Л. Иными словами, ничего предосудительного, антигосударственного, контрреволюционного, враждебного советской власти в отношении двух женщин, кроме установления факта, что одна из них являлась женой, а другая дочерью осужденного, в ходе следствия не установлено.

Воздадим должное и многочисленным свидетелям, допрошенным по делу. Никто из них ничего дурного об арестованных не сказал. Тем более удивительным выглядит обвинительное заключение по делу: Скрипченю преступной работы и до его ареста обвиняемые по настоящему делу проживали вместе с ним и находились на его иждивении, а после ареста и осуждения поддерживали с осужденным письменную связь.

Это была явная фальсификация! Чтобы убедиться в лживости утверждения о признании обвиняемых и показаний свидетелей, достаточно было посмотреть материалы дела. Делал ли это прокурор — неизвестно, но обвинительное заключение им утверждено. И, как результат, — приговор. Подняли для проверки и документы репрессированных членов семей изменников Родины. Уже 31 декабря г. На следствии Скрипченко Феодосия Максимовна и Скрипченко Лидия Львовна подтвердили, что они являются первая — женой, вторая — дочерью Скрипченко Льва Михайловича, что до ареста они находились на его иждивении и проживали совместно с ним, после осуждения поддерживали с ним письменную связь и оказывали ему материальную помощь, но ни о какой преступной деятельности Скрипченко Льва Михайловича они не знали.

Материалов, которые бы изобличали Ф. Скрипченко в преступной связи первой со своим мужем, а второй со своим отцом — Львом Михайловичем Скрипченко, а также об их осведомленности относительно совершенных им преступлений, в деле также не имеется. Скрипченко, как видно из материалов дела, были незаконно арестованы и осуждены. Полагал бы настоящее заключение вместе с архивно-следственным делом по настоящему обвинению Ф. Скрипченко поддерживали с Л. Скрипченко преступную связь, а лишь переписывались и оказывали материальную помощь.

Не установлено также совершение Ф.

Симферополь | Юз Алешковский: Кыш и я в Крыму - БезФормата - Новости

Осуждение их как близких родственников Скрипченко Льва Михайловича, осужденного за участие в антисоветской группе, является неосновательным. На основании изложенного и руководствуясь ст. Скрипченко и дело на них за отсутствием состава преступления на основании ст. Как сложилась дальше судьба персонажей очерка, установить пока не удалось, хотя поисковая работа продолжается.

По материалам архивно-уголовного дела в г, окончил Симферопольскую татарскую учительскую школу. В годы революции гг. В межреволюционный период С. У Хаттатов, наряду с педагогической деятельностью, принимает участие в общественно-политической жизни Крыма. Будучи гласным Бахчисарайской городской Думы, С. У Хаттатов в г. В своем обращении к членам Думы 20 февраля г. По мнению педагога, значительная часть преподавателей мектебов не имели должного уровня подготовки и не владели в достаточной степени педагогическими навыками.

Открытие нового учебного заведения позволило бы осуществить более качественную подготовку педагогических кадров для крымскотатарских школ [4].

У Хаттатова в целом было поддержано членами городской Думы. В связи с чем весьма желательно, чтобы в г. Бахчисарай была открыта учительская семинария для подготовки мектебных учителей. Также было принято решение о передаче данного вопроса в городскую комиссию по народному образованию с целью разработки программы устройства такой семинарии [5]. Члены городской Думы согласились частично финансировать предполагаемое к открытию учебное заведение в Бахчисарае. С началом Февральской буржуазно-демократической революции в России во всех уголках Крыма при поддержке населения создавались местные органы самоуправления.

В возрождении национальной государственности С. Хаттатов проявил себя выдающимся организатором и блестящим политиком. В результате агитационной и организационных деятельности 25 марта г.

Лидером был видный общественно-политический деятель депутат Государственной Думы второго созыва Абдурешид Медиев. Политическим центром младотатар был город Карасубазар Белогорск. По политическим взглядам, исходя из острого аграрного вопроса в Крыму, младотата- ры близки к правым эсерам. В основной период деятельности приходится на гг. Младотатарами была создана Крымскотатарская социалистическая партия, трансформировавшаяся в г. Симферопольская татарская учительская школа.

На Всероссийский съезд мусульман, который открывался в Москве 1 мая г. Леманов, Мустафа Мурза Кипчакский, X. Должность директора финансов и вакуфов занял С. После анархо-большевистского террора в январе-апреле г. Челеби Джихана, в мае, с целью восстановления деятельности Курултая, создается Временное парламентское бюро под Председательством А. Должность товарища Председателя заместителю занимает С.

У Хаттатов, секретаря — С. У Хаттатов рассказал о деятель ности парламентского бюро, а А. Озенбашлы огласил проект организации власти в Крыму и основные положения, на которых должно быть построено крымское правительство [7]. За время, когда во главе партии находился С. Хаттатов, были созданы организационная структура и ячейки на местах, выработана программа. Партия приняла участие в выборах в краевое собрание и провела II Курултай.

Хаттатов возглавлял партию в один из сложных периодов, когда в условиях политической анархии необходимо было сохранить систему образования через национально-культурную автономию. Важной задачей партии и ее лидера стала защита политических интересов крымских татар.

Вообще нужно отметить, что советская власть была встречена интеллектуальной элитой крымцев по-разному. Часть из них, сохраняя в памяти расстрел большевиками Н. Челеби Джихана, разгон Курултая, упразднение Меджлиса, ликвидацию Крымской Демократической Республики, расправы и репрессии над участниками национального движения, отошла в сторону от общественно-политической деятельности. Среди них был и С. В ноябре г. У Хагтагова в дореволюционный период в одном из российских банков пригодилась и в советское время.

Во второй половине х гг, в период строительства социализма и укрепления большевистской власти в Крыму, С. У Хаттатов отходит от активной общественно-политической деятельности и учительствует в школах Крыма. Хаттатов был приговорен к расстрелу. Хаттатов отбывал на Беломорско-Балтийском комбинате, а затем на Соловках вместе с А. Ибраимове, а также с Фирдевсом, А. Одабашем, Ягья Биляловым, Джебраилом Агаджановым из Азербайджана, осужденным как член мусаватистской партии.

Освободился он досрочно осенью г. Из политической предосторожности в Крым не вернулся. Сначала поселился в Мелитополе, а в последующем перебрался на станцию Сокологорная. Сюда же, в Мелитополь и близлежащие станции, возвратились из ссылки его товарищи Т. Аргинский, Муслюмов, и А. У Хаттатова, который сообщал ему о своем освобождении. В январе г. У Хаттатов в своем втором письме к брату сообщал, что обосновался на станции Сокологорная, по ул.

Ленина и устроился на работу в железнодорожный буфет. В свою очередь, А. У Хаттатов, зная о сложной общественно-политической ситуации в Крыму и продолжающихся репрессиях, в ответном письме брату рекомендовал выехать из Мелитополя и поселиться в Ташкенте, где проживало немало крымских татар, например, семьи Боятжиевых, С.

Новая волна политических репрессий в Крыму была направлена на ликвидацию крупных политических деятелей национальных окраин, в свое время выступавших против советской власти. При обыске были изъяты переписка на 12 листах, деньги, облигации.

На момент ареста он был беспартийным, холост [12], со средним образованием. На этот раз С. У Хаттатов изобличался в том, что, являясь активным контрреволюционером, националистом до последнего времени вел активную контрреволюционную националистическую деятельность. Одновременно, как один из руководителей национального движения, входил в состав контрреволюционной националистической организации под руководством А.

Айвазова, активно действовавшей в Крыму. У Хаттатова привлекали к ответственности по статьям11, с содержанием под стражей в особом корпусе. Обо всем этом арестованному было объявлено лишь 25 июля г. Первый допрос состоялся 8 июля г. Его провел прикомандированный к 4-му отделу УТБ старший лейтенант милиции Кемалов.

На одном из таких допросов С. Фегми Ибраима, давно проживавшего в Ташкенте и едва ли вообще знакомого с допрашиваемым. В ходе следствия также были проведены очные ставки 27 сентября г. Айвазовым, 4 октября г. В обвинительном деле архивно-уголовного дела подчеркивалось, что С. У Хаттатов был членом шпионско-террористической пантюркистской организации, ставившей своей целью насильственное свержение советской власти, отторжение Крыма от СССР и установление буржуазно-националистического строя.

В своей деятельности они блокировались с троцкистами, и националистами А. А с гг. Припомнили и то, что в голодном г. Биографические очерки 25 С обвинительным заключением С. У Хаттатов был ознакомлен 16 апреля г. Приговор был приведен в исполнение в тот же день. У Хаттатов 23 июля г. Военной прокуратурой Южного региона Украины в связи с отсутствием доказательств, подтверждающих обоснованность привлечения его к уголовной ответственности. Лозунг сталинской эпохи гласил: Но в жизни было по-другому.

Отец отвечал за сына, сын за отца, брат за брата, супруга за мужа. Родственники страдали из-за репрессированных близких. Хаттатова был родной брат Амет по профессии педагог, из служащих, беспартийный, со средним образованием.

С установлением советской власти учительствовал в национальных школах Крыма. Актачи, но затем был уволен как националистический элемент.

Через какое-то время ему удалось вновь вернуться к педагогической деятельности. На момент ареста Амет преподавал в начальной средней школе д. Коккозы Куйбышевского района [16]. В это время он поддерживал отношения с М. Постановлением 19 апреля г. В документе отмечалось, что гражданин Амет Усеинович Хаттатов г. На основании принятого постановления 28 апреля г. Во время обыска в доме, в присутствии супруги Эмине Каюмовны, двух сыновей, сотрудниками НКВД была конфискована переписка в 11 экземплярах, 2 карманных блокнота, 3 книги, 1 тетрадь и фотографии.

В ходе проведения следствия сотрудниками НКВД было проведено более 10 допросов и две очные ставки. Одна из них с А. Айвазовым, другая с М.

Органы НКВД интересовало, был ли он в Турции, с кем поддерживал связь, участвовал ли в национальном движении. На всех допросах А. Хаттатов отвечал весьма лаконично: На одном из них показал, что в Баку у него проживал родственник, учитель и директор школы Азиз Ильясов. В ходе следствия, которое вел оперуполномоченный сержант ГБ Хайбуллаев, А.

Хаттатов был обвинен в том, что на занятиях восхвалял известного писателя Дж. Гафара, а также Дж. Одновременно ругался в адрес сталинской конституции. Педагога также обвинили в том, что он не проводил занятия с учениками школы по изучению советской конституции [19]. На что он ответил, что для этого необходимо было разработать определенные учебные программы и другую документацию.

Но эти аргументы оказались неубедительными. В итоге, в ходе следствия А. Хаттатов виновным себя не признал. Срок наказания отбывал в Каннских лагерях Красноярского края на станции Решета. Семья, и в частности супруга, имела с ним переписку до г. С началом войны связь прерывается.

Хаттатов погиб в лагерях. Может быть, он освободился и тихо дожил свой век в одном из населенных пунктов Узбекистана? Узнать о его судьбе не удалось. Постановлением Крымского областного суда 18 июня г. В это время его жена и дети проживали в Ташкенте. Автономная Республика Крым Источники и литература 1. Одна из первых достоверных биографических статей о судьбе С. Хатгатова была опубликована Д.

Мы не утверждаем абсолютно точно дату рождения. Следственные органы также могли ошибиться. Урсу указывает г. Леманова, У Боданинского и мусульманской фракции Государственной Думы. То, что в списке подписавшихся первым идет Б. Чобан-заде, подтверждает его лидирующее положение в партии.

Озен- башлы Амет на допросах 13 июля г. Одабаш 11 декабря г. Озенбашлы, а членами являлись С. Чапчахчи, Абди Тулеев, Абдулла Куркчи. По автографу на документе видно, что поставлен он измученной и дрожащей рукой. В последнем слове С. У Хаттатов просил сохранить ему жизнь. По другим данным в Каралезской школе Куйбышевского района. Пять лет провел в неволе известный крымский фотограф Леонид Исаакович Яблонский родился в г. Позже его семья переехала в Крым.

Его отец зарабатывал на жизнь фотоделом. По стопам отца пошел и юный Леня. Несколько раз Яблонский попадал в критические ситуации, но судьба берегла. Фронтовые фотографии Леонида Яблонского навсегда вошли в летопись Великой Отечественной войны в Крыму. Их и сегодня можно встретить на выставках, они печатаются в альбомах, книгах. Яблонского отмечены орденом Красной Звезды, медалями. После войны Яблонский был уже известным человеком. В жернова репрессивной машины он попал, когда, казалось, волны широких преследований уже утихли.

Грешки отыскать ведь можно у каждого. В судьбе Леонида Яблонского роковым стало 20 февраля г. И не где-нибудь, а в самой Белокаменной. Но Леонид Исаакович еще об этом не.

В эти дни он болел и находился дома. Леонид Исаакович хоть и встревожился таким вызовом, но большой беды для себя не ждал. Он не взял с собой корсет, который был его постоянным спутником в жизни болезнь позвоночника. В управлении Яблонскому предъявили ордер на арест, допросили и в тот же день под конвоем отправили в Москву. Можно только догадываться, что творилось в душе у ничего не подозревавшего человека.

Набор обвинений в предъявленном ему постановлении об избрании меры пресечения был стандартным: Но почему за ним приехали из самой столицы? Ордер на арест утвердил сам заместитель министра госбезопасности, санкционировал заместитель главного прокурора СССР.

Их росписи Яблонский видел на листке, который ему дали подписать. Возможно, дело во второй части формулировки обвинения: Во внутренней тюрьме МТБ в Москве, куда доставили Яблонского, были соблюдены все процедурные формальности: Он сдал имевшиеся у него деньги в сумме 6 рублей 68 копеек с чем вышел из домушариковую авторучку, нагрудную планку, шерстяной шарф, футляр от расчески и подтяжки [1]. Отправив Яблонского в камеру, о нем как бы забыли на несколько дней. На самом деле, это был прием психологического давления на арестованного: Автономная Республика Крым дит, посмотрит, послушает, о чем говорят в камере, возможно, быстрее сломается и все расскажет.

На первый в столице допрос его вызвали толью 7 марта. Все было в традициях органов. Допрос начался в 22 часа и закончился около 4 часов утра следующего дня. Начало было невинным — выясняли и уточняли круг знакомых Леонида Исааковича, но уже к середине допроса следователь подполковник Кожевников перевел разговор в другое русло: Высокая улица, дом 7.

Мне показалось, что, услышав фамилию тёщи папиного сослуживца, Василий Васильевич что-то хотел спросить, но потом передумал и сказал папе: Вообще-то самого дома с улицы не было. Белый квадратик с семёркой висел над калиткой в сложенной из неотёсанных камней ограде. Она была высокой, по ней, как питон, вилась виноградная лоза, а на самом верху росли какие-то колючие кусты.

Тут хорошо играть в крепость. Последнее время он совсем повзрослел и стал разговаривать только в крайних случаях. А может быть, он устал с дороги. Мы попрощались с шофёром, и папа всё-таки напоследок спросил у него: Мама открыла калитку, мы взяли свои вещи и по каменным ступенькам поднялись во дворик. В глубине дворика стоял небольшой белый дом.

К нему вела выложенная из того же самого камня, что и ограда и ступеньки, дорожка. И по обеим сторонам дорожки росли разноцветные розы. А за ними был сад и огород. Кыш вдруг молча и быстро пронёсся по огороду, загнал кошку, не успевшую даже мяукнуть, на дерево и только тогда залился лаем. Это он повторял свою клятву преследовать кошек до конца своих дней всегда и везде. Я ничего не успел ответить.

Дверь дома открылась, и на крылечко вышла хозяйка. Она сначала посмотрела на свою кошку, потом на Кыша, потом подошла к нам, вытерла руки о передник, улыбнулась и сказала: Поставив чемоданы в нашей комнате, папа заспешил в дом отдыха.

Здесь будет хорошо, — сказал он и ушёл. Кыш сразу обнюхал комнату и, конечно, остался недоволен, потому что вся она пропахла кошкой. Даже на колючке алоэ белел клок кошачьей шерсти. Поверьте, я прямо счастлива.

Поиск Людей в Интернете по Имени, Фамилии, Почте, Телефону

Я чувствую, что мы здесь прекрасно отдохнём, — сказала мама. Может быть, что-нибудь ещё не понравится. Питаться будете дома или в закусочных? Нам не с кем было оставить этого разбойника. Тут весело будет, — чему-то усмехнувшись, сказала Анфиса Николаевна. Он просто распоясался и нападает на слабых. Тоже мне царь зверей! Кыш полез под стол. Там ему было прохладней. Я достал из сумки его вещи. Миску вынес на крыльцо, а матрасик положил под окном около моего диванчика.

Потом налил в миску воды и позвал Кыша. Он пришёл, посмотрел на дерево, увидел, что кошка ещё не слезла с него, и жадно начал лакать воду. Не тронь кошку, — говорил я. Услышав это, Кыш поперхнулся и закашлялся, но, однако, не залаял. Мы лучше сначала искупаемся! Целый год ждала этой минуты! Пока она собиралась, я осмотрел комнату Анфисы Николаевны, прочитал названия на корешках книг в шкафу и спросил, кто эта девушка в военной форме на фотографиях.

Мама от досады, что я сказал что-то не так, прикусила губу, но Анфиса Николаевна только рассмеялась: Тут мама меня заторопила. Я ещё раз посмотрел на фотокарточки нашей хозяйки.

Вот она с автоматом на груди стоит у перешибленного, наверно, снарядом кипариса… Высовывается из окна санитарной машины… Сидит у радиоприёмника в наушниках… 6 К морю мы не просто шли, а всё время спускались по каменным лесенкам. Сначала я считал ступеньки, а потом перестал. Мы шли, и она объясняла, как называются цветы, кусты и деревья.

  • Юз Алешковский: Кыш и я в Крыму
  • Репрессированные историей- Крым книга 4
  • Поиск людей. Найти человека.

Но цветов, кустов и деревьев, причём самых разных, было так много, что их названия перепутались в моей голове. И оттого, что запахов в парке, наверно, было ещё больше, чем цветов, кустов и деревьев, и все они перепутались у Кыша в носу, он часто чихал, мотая головой, и повизгивал от удовольствия.

Мама сказала, что он мог опьянеть от большого количества эфира в воздухе и заснуть. Где его тогда искать? Я начал свистеть и кричать: И какой-то старичок в белом костюме сразу же подошёл и тихо сказал маме: Я думал о том, как нам повезло, что мы живём в одном из самых тихих и чудесных уголков земли, в Крыму. О том, что тишина восстанавливает силы кузнецов, шахтёров, сталеваров, машинистов — в общем, всех уставших от шума и грохота работы.

И людям, малыш, и земле нужна тишина. Постарайся её никогда без надобности не будить. Старичок говорил так добродушно, что я ни капли не обиделся за замечание, а мама сказала: Ведь надо же её позвать. И тут, как назло, будя тишину, отчаянно скуля, откуда-то из-за кустов на трёх ногах к нам прискакал Кыш.

Он, не переставая скулить от боли, лёг на спину и задёргал правой задней лапой. Я присел и осмотрел её. В одной из чёрных шершавых подушечек на лапе торчала большая колючка. Она обломалась, и я никак не мог её вытащить. Нас окружила толпа отдыхающих. Все стали давать советы. Мама тоже попробовала вытащить занозу, но только обломала ноготь. Тогда я решился, прицелился как следует, с одного раза вытащил зубами здоровенную колючку и показал её окружающим.

Мама тут же заставила меня прополоскать рот у фонтанчика для питья, а Кышу смазала лапу йодом, который почему-то оказался в её сумочке. Кыш оттого, что лапу защипало йодом, завопил ещё сильней, но быстро замолчал, прошёлся на трёх лапах, потом осторожно ступил на раненую, проверил, не очень ли больно на неё ступать, прохромал метров пять и вдруг, наверно забыв про занозу, полетел со всех ног на лужайку и начал есть какие-то травки. Старичок похвалил меня за то, что я оказал первую помощь раненой собаке.

Потом мы стояли на краю высокого, крутого обрыва, и перед нами было море. Кыш жался к моей ноге, а я взял маму за руку и молчал, поражённый солнечной голубизной.

И глаза у меня слезились от морского ветра. Он был так силён, что поддерживал нас, когда мы спускались с обрыва к морю. Кыш первым подбежал к воде, лизнул её, фыркнул; в этот момент как раз набежала волна, но он ухитрился подпрыгнуть и отбежать.

Отбежал, улёгся между двух камней и стал следить за волной. Он думал, что она с ним играет, но подойти поближе боялся. Мы устроили навес из простыни и пять минут загорали, ворочаясь с боку на бок.

Потом пять минут сидели под навесом, а уж когда у меня сил больше не было терпеть — так хотелось купаться, — пошли в море. Босиком по камешкам идти было больно. Я кому-то наступил на ногу, отскочил, испугавшись, в сторону и упал на дремавшую женщину. Мама за меня извинилась. Я вошёл по пояс в воду, снова поскользнулся, упал, начал барахтаться и орать: Мама велела мне сесть и сидеть в воде на одном месте, пока она сплавает до оранжевого шара, и не нарушать тишины.

И это было здорово: Мама, доплыв до шара, помахала мне рукой и поплыла обратно, а Кыш так больше и не подошёл близко к морю. Вылезать из воды мне не хотелось, но мама сказала: Ужас как есть захотелось! Мы с Кышем сразу почувствовали голод: Когда мы вышли оттуда, я увидел, что Кыш успел подружиться с большим псом шоколадной масти. Но Кыш закрутил поводок вокруг дерева, а обратно раскрутиться не мог и тихонько тявкал: А пёс стоял над Кышем, доброжелательно виляя хвостом, и соображал, чего от него хотят.

Я отпустил Кыша с поводка. Он стал припадать на передние лапы, приглашая пса повозиться, потом рванулся с места, думая, что его будут догонять, потом вернулся и с удивлением посмотрел на невозмутимого пса: И между прочим, это пойнтер.

Российские сериалы

Третий год здесь бродит. Мы его не обижаем. Купите и скажите ему: Мама купила в ларьке две карамельки, а я сказал псу: Лежавший на асфальте пёс мгновенно вскочил на ноги, весь подобрался, подогнул одну лапу и стал похож на бронзовую собаку, стоящую на мраморной подставке на папином письменном столе. И на него засмотрелись прохожие — так он был красив в стойке и не казался в этот миг обрюзгшим стариканом.

Постояв немного, он устало присел и поднял морду вверх: Я бросил ему две карамельки. Он поймал их на лету, одну разгрыз, а другую положил около Кыша. И мне стало почему-то грустно, словно я час назад не радовался морю и не был счастлив, что приехал в Крым. У мамы тоже был расстроенный вид. Кто-то ещё крикнул псу: Ваш мальчик ему понравился.

Мама стала спрашивать у продавца, почему в магазине нет стирального порошка, а я увидел Федю Ёшкина, который рассматривал банки с масляной краской.

Я подошёл и спросил: Профессор сказал, что у него хроническое голодание! Что же вы довели человека? Он у вас тонкий, звонкий и прозрачный. Почему ты кричишь в магазине? Он же хотел есть, — сказала, подойдя, мама. Врач установил, — подтвердил Федя и спросил у продавца: Не всё ль тебе равно, что собираюсь красить.

Кыш сидел на улице около входа, окружённый ребятами. Среди них были двое мальчишек из пионерского патруля. Это они просили нас при въезде в Алупку уважать природу, не жечь в лесу костров и не сорить на пляже. Я спросил у неё, как правильно говорить: Она стала вспоминать, как папа много раз уходил утром на работу не позавтракав и как он ложился спать не поужинав, если в моём дневнике были двойки или замечания по поведению.

Ведь папа таял буквально на наших глазах! А Кыша я привязал к столбику на газоне. Мы на цыпочках зашли с мамой в седьмую палату. Папа лежал в чёрно-белой полосатой пижаме у окна и печально смотрел на завитки жёлтой колонны. Одна его рука безжизненно свисала с края кровати, другой он крутил пуговицу.

Сестра-хозяйка сочувственно покачала головой. В палате, кроме нас, больше никого не. Мама молча села на стул и с большой болью стала смотреть на папу. Папа глазами сказал мне: Мне тоже было его жалко, и я вспомнил, как он много раз говорил нам: Папа лежал, худой и небритый, и, улыбаясь из последних сил, смотрел то на меня, то на маму.

Потом он сделал попытку присесть, но не смог и, застонав, рухнул обратно на подушки. Но папа, к нашему удивлению, вдруг вскочил с кровати и строго спросил маму: С нами ехал который, — сказал. Я понял, что это кровать Феди. Погрозив кулаком, папа рухнул на кровать и захохотал, наверно вспомнив, с какой болью и жалостью мы с мамой на него смотрели. Мои мускулы одрябли без движенья! Вот до чего меня довела умственная работа.

Объявления «Меня кто-то ищет?» в Симферополе

Здорово кормят, — объяснил папа. В палату вошёл тот самый старичок, который учил меня любить тишину, увидел нас, снял очки, протёр их, надел, нагнулся и посмотрел под папину кровать. Я догадался, что он ищет Кыша, и успокоил его: Я выглянул в окно, свистнул, помахал ему рукой. Вы понимаете, что ваш муж — жертва цивилизации? Он стоит на пороге гипертонии, атеросклероза, инфаркта и инсульта!

Посмотрите на его тело! Я вас спрашиваю, где они? Старичок уставился на меня, я подумал, что он ждёт ответа и сказал: Они пропали от мыслей. Древние эллины думали не меньше нас, но они с громаднейшим уважением относились к своему телу.

А вы, Сероглазов, к своему относитесь наплевательски! И вот — результат. Мадам Сероглазова, — тихо и почтительно сказал старичок маме, — я попытаюсь сделать из вашего мужа гармоничную личность.

Помогите мне в этом! Забудьте о нём на двадцать четыре дня! Не отвлекайте его от процедур. Сероглазов, почему вы лежите после обеда? Марш на тропу номер два! Папа быстро, как по тревоге, снял полосатую пижаму, надел спортивные брюки и выбежал из палаты. К морю небось пошли. В этот момент в палату вбежали две молоденькие медсёстры, крича: Профессор Корней Викентич по-прежнему тихо и вежливо сказал нам всем: За ним еле поспевали сёстры.

Мы одолели несколько лесенок, от которых за целый день у меня уже ломило ноги, и пришли на площадку, посыпанную толчёным кирпичом. Она была окружена кустами, подстриженными под шары. И на ней стояли белые фигуры трёх мужчин и одной женщины. К одной из фигур и подбежал Корней Викентич и грустно сказал: Мы подошли поближе и увидели прямо на животе Геракла два слова: Он только что был здесь! Он в стороне от глаз людских делает своё чёрное, грязное дело!

В этот момент на тропе номер два показался бегущий трусцой, как пони в зоопарке, папа. Мама, увидев его, засмеялась. Папа застеснялся и сменил бег на шаг. Он подошёл к нам и спросил, что случилось. Возможно, преступник и варвар среди отдыхающих. Я сегодня же всем сообщу об этом во время ужина. Папа посмотрел на слова: Это, по-вашему, лёгкие повреждения? Сёстры бросились за. Вдруг он обернулся, сказал папе: Носите в душе образ античного человека!

Папа помахал нам рукой. Ведь мы забыли про Кыша, — сказала мама. Просто я за него спокоен. И только я это сказал, как Кыш, как назло, залаял. По жалостному лаю я понял, что его кто-то обижает. Мы побежали и увидели картину, которая мне никогда не могла бы даже присниться: Кыш, прижав уши, поджав хвост от страха и сгорбившись, пятился на газоне за оградой от… павлина! А настоящий живой павлин с распущенным хвостом, медленно вышагивая, наступал на Кыша.

Я заспешил, когда увидел, что профессор Корней Викентич направился к Кышу, который снова разбудил тишину.

Кыш виновато подошёл к маме. В окнах главного корпуса сразу показались весёлые лица отдыхающих. Я потянул её за руку. По дороге домой я внимательно смотрел на деревья и на многих стволах видел и свежие и затянувшиеся, как рубцы, буквы, имена и фамилии. А колонны, и скамейки, и перила белой беседки, из которой мы глядели на море, были исписаны и исцарапаны так, что на них не осталось свободного места.

Даже синее небо реактивный самолёт размалевал белыми каракулями. Только море издалека казалось чистым и на скалах Ай-Петри не было видно ни имён, ни фамилий. И я никак не мог взять в толк, зачем люди это делают, зачем где попало оставляют свои имена? Я спросил про всё это у мамы, но она ничего не смогла мне ответить. Вдруг я подумал, что нужно найти тех самых ребят из пионерского патруля и что-нибудь предпринять.

А что именно, я сообразить не. Просто я почувствовал, что необходимо объявить войну варварам. Потом я спросил у мамы: Дерево было громадным, и его светло-зелёные ветви в тёмных пятнах извивались над землёй, как огромные удавы. Кошка ходила по ветвям, и над ней, словно опахала, с тихим шелестом покачивались лапчатые листья.

Мама извинилась за Кыша перед Анфисой Николаевной. Но та снова как-то странно улыбнулась и сказала, что кошка Волна постоит сама за. Я это чувствую, — спросила мама. Кто-то залез в огород. Знает, что они сейчас самые вкусные. Я срезал сломанную мальву — красивый цветок, который раньше никогда не. Он был похож на ручной фонарик с десятком ярко-жёлтых огней, и цветы-огоньки снизу были большими, а наверху, на макушке, маленькими.

И грустно, — сказала Анфиса Николаевна. Она сорвала несколько огурчиков и позвала нас ужинать. Мама застеснялась и стала отказываться, но Анфиса Николаевна сказала, что мы её гости, а не дикари-квартиранты и что она предлагает нам по очереди готовить обеды, а деньги бросать в какой-то общий котёл.