Отзывы знакомых приятелей о ягудине

Евгений Плющенко: "За мной охотилась семья сумасшедших". Фигурное катание. СПОРТ-ЭКСПРЕСС

отзывы знакомых приятелей о ягудине

Вчера у знаменитого спортсмена Алексея Ягудина весь день телефон просто разрывался - его возлюбленная Татьяна Тотьмянина. Князь Расуль Ягудин. Педерация разбитых фонарей . есть и методы попроще – моего давнего знакомого и коллегу Витю Шмакова, а моего старого приятеля Рината Басареева, знаменитого (хотя и весьма. Фотография Алексей Ягудин (photo Alexey Yagudin) А кого из российских знаменитостей можете назвать своими приятелями? - Я неплохо знаком с В тот день я был на свадьбе у одних знакомых. Не буду.

Так кому была больше всех выгодна смерть предыдущего министра МВД Башкирии? Кто более всех выиграл от его смерти? Кто в результате убийства занял наконец-то вожделенное министерское кресло? Это — Логика, а есть ещё и не Логика, а Да-да, та самая теория, утверждающая, что лицо человека — зеркало его души и биографии, что на лице, как на тёплом пластилине, оставляют свой след и навеки застывают все его желания, в том числе самые тайные, все события и поступки, благодаря чему по внешнему виду человека довольно легко определить, например, уголовного преступника практическое подтверждение этой теории каждый миг осуществляет огромная армия вышибал, официанток, портье и даже российских шлюх, с одного взгляда безошибочно определяющих, приехал ли объект на машине или пришёл пешком.

В свете этой теории Рафаэль Диваев — просто Джек-Потрошитель, харя — неописумая о хриплом голосе я уже упоминалсо следами всех страстей, пороков и преступлений. Рушайло — он хотя бы, так сказать, хм-м-м-м В такой рылой по жизни всего два пути: Говорит он, правда, красиво и интеллигентно, но кого сейчас этим в Педерации удивишь? У ворья это, кстати, ценится — умение гладко строить базар, так что и в этом плане Диваев соответствует образу рецидивиста. Чего уж удивляться, что именно в эпоху правления Диваева появилась в Уфе знаменитая ныне милицейская банда, та самая, члены которой пили человеческую кровь при принесении присяги.

отзывы знакомых приятелей о ягудине

Это плёвым оказалось для него делом. Башкирскую ментуру этот журналист в силу правильного понимания своих должностных обязанностей и своего общественного долга критиковал и высмеивал постоянно. Если бы предыдущий министр внутренних дел не был убит, возможно, программа процветала бы в прежнем виде и сегодня, но министра убили, освободив место для Рафаэля Диваева, и Рафаэль Диваев Бывший ведущий был выброшен на улицу и растворился в потоке истории.

Дальше было какое-то глухое мельтешение вокруг газеты, крысиный шорох, змеиный шелест, сучий шепоток и Били многократно и до полусмерти — он лежал в больнице. И ни о кого нет никаких сомнений, что эти самые пресловутые люди в штатском были либо ментами, либо их дружками из банд. И уж конечно, самые разнообразные люди в погончиках не забывали с самыми разнообразными проверками лазить по Вите, как блохи, и в конце концов добились своего — газета закрылась. Она плоха — полностью.

Не плоховата, а именно плоха — совсем!!! Почему — я догадываюсь — потому что упомянутые журналисты с вполне приличной репутацией и огромным профессиональным опытом творят в своей газете грязное. Дело лжи и лизания интимных мест милиции, занимающейся сегодня уничтожением собственного народа, в первую очередь тех, кто не даёт народу ослепнуть и оглохнуть окончательно — честных и порядочных журналистов, и подкармливающей смутноориентированных ублюдков с перьями и гениталиями наперевес.

Вот она — настоящая трагедия моего родного Башкортостана, вот она — его медленная смерть — ошеломляющая и противоестественная склонность башкирских умников-начальников выбрасывать на обочину или убивать умнейших, талантливейших, честнейших и благороднейших, пригревая на груди разномастную полуграмотную мразь, или, выражаясь научным языком, нарушение ленинско-сталинского принципа подбора, расстановки и воспитания кадров. Кадров, которые решали, решают и будут решать ВСЕ до скончания мира.

Совместим, так сказать, приятное с полезным. Ага — с начала года изъято кг. Угу — изъято у преступников: Ну, спасибо, отцы родные. Ну, вот, почитали, теперь можно и побалдеть — сядем к телевизору, идиотически разлыбимся и счастливо вылупимся в экран на лицо с благородным выражением — лицо Руслана Шарафутдинова. Тэк-с-с, чего это он нам там по жизни гонит? Где-ка наша большая совковая вилка? Ага — поймали двух воришек, отобравших что-то у бабушки-старушки. Эге — выловили наркобарона с парочкой косячков.

Ого — толпой в масках заломали троих вымогателей, которые Вывод ведущего — порядок в дискотеке обеспечивался не вневедомственной охраной МВД РБ, а какой-то другой охраной, потому и убийство. И вообще, что это ещё, на хрен, за коммерческая структура при МВД — вневедомственная охрана, которая берёт деньги за Гаити, да и.

Но им, ментам, до наших вопросов, проблем и заморочек нет никакого дела. Что им до респектабельности республики, что им до идеалов суверенитета и допропорядочности. Бандитон и есть бандит — ему всегда плевать на человечество, плевать настолько, что сейчас менты просто, тупо, нагло и бесплатно гоняют рекламу собственной коммерческой службы на аннексированном телеканале, при этом там же открыто демонстрируя заодно и свои интимные отношения с местными уголовными авторитетами.

Я тоже долгое время не мог поверить. Грамоту ему, что ли, тогда влупили или вымпел, сейчас уже не помню. Криминализировавшись, ментовские структуры постарались в первую очередь устранить возможность того, что их неблаговидные дела станут известны общественности, а общественного мнения вот уже несколько столетий боятся даже диктаторы и короли.

Мнение же это самое общественное, как по привычке, сохранившейся с советских времён, думали менты-начальники, формирует пресса. Правда, пользуясь собственной фразеологьёй ментов, мы можем сейчас сказать господину Диваеву следующее: Когда я работал в этой газете, тираж составлял тысячи экземпляров, причём, — все номера, а не только субботний, в который все недельные номера сгребли ради тиража, превратив газету в еженедельник, ибо не секрет, что субботний номер расходится лучше — из-за телепрограмм и гороскопов.

Впрочем, это выручило газету ненадолго — сегодня тираж вновь упал до 25 тыс и падает дальше, и дело вовсе не в том, что уволили бывшего главного редактора, в результате чего газета стала ещё бесхребетнее, а в главном — газета врёт и пускает слюни счастья, стоя раком перед всем начальством, и в особенности — ментовским и психиатрическим, да и не только перед начальством. А ведь это была последняя в Башкортостане русскоязычная газета, какое-то время сохранявшая признаки популярности популярности как таковой у неё уже давно не было, а вот признаки популярности сохранялись, как остаточные двигательные рефлексы у трупов.

Скучно на этом свете, господа. Эх, до чего же, на хрен, скучно! Педерастия как высочайшее достижение теоретической и практической криминалистики Российского государства. Есть в психологии разведки и контрразведки такая простенькая аксиома — грамотная деза должна содержать в себе как можно больше правды.

  • Что мы читаем
  • Алексей Ягудин родом из Башкирии?
  • Евгений Плющенко: "За мной охотилась семья сумасшедших"

И ни в коем случае нельзя отрицать очевидные факты — отрицая очевидное, выдаёшь себя с головой. Врать напропалую считается непрофессиональным, глупым, опасным, вредным и вредительским в любой серьёзной спецслужбе, неважно, частной или государственной. Это ж надо так врать. Это я всё о том же, о скандале с Бабицким, в котором отсюда, с расстояния, из Башкортостана, сориентироваться намного легче, чем в самом его пекле.

Тут все, кого я знаю, от безработных алкашей до докторов наук не испытывают никаких сомнений — то дерьмо, которое нам вкручивает по поводу Бабицкого российская ментура, является дерьмом до последней молекулы.

Алексей Ягудин

Если отбросить благообразные побрякушки слов, из всего, что нам заряжает российская ментура через подстилочные СМИ, остаётся присядь, Читатель следующее: Ха-ха-ха, хо-хо-хо, хе-хе-хе, ху-ху-ху, ну, менты, ну, козлы, ну, уроды, ну, мусора, ну, насмешили! Это ж рехнуться можно, что они нам вкручивают, — ангелоподобный лик мента, ой, держите меня, ой, я не могу!

Да любой уфимский школьник знает, что менты бьют и истязают, причём, знает не понаслышке — лично меня, поймав с ножом в кармане, ментовка отметелила ногами, когда мне не исполнилось и двенадцати, при этом задрав сиреневую юбочку до самых верхних рубежей — юбочки у ментовок узенькие — ограничивают амплитуду пинка. До сих пор меня преследует крутой эротический сон — отпадная тёлка в милицейской форме с юбкой, задранной до лобка, с великолепными, туго обтянутыми нейлоном, обнажёнными в полный рост ногами.

Правда, враньё о неизбиении Бабицкого и прочих граждан Педерации и прочих стран имело для Бабицкого весьма положительное значение — я в лапоньку Бабицкого влюбился. У этого человека есть теперь огромнейшее достоинство — его не любят менты, и это достоинство Бабицкого настолько великолепно, что я, будь я девочкой, за одно это стал бы обязательно. Да и красивенький он пацан, этот Бабицкий, губки особенно, ах! Что же касается сути самого заявления Бабицкого об избиениях и истязаниях, так такого рода заявлений поступает в разные места такая прорва, что государственные мужи давно уже не обращают на них внимания — бьют, дескать, так и пусть себе бьют.

Попытки же произвести служебное расследование пару раз предпринимались, но результат всегда был один и тот же — менты уходили в полную отказку и оставались безнаказанными — им верили по привычке, сохранившейся ещё с советских времён, и теперь мы имеем закономерный результат, на который указал Бабицкий: За дословность цитаты я не ручаюсь, но общий смысл был именно таков. И в этом — основная разница между рукоприкладством бывшей советской милиции и садизмом милиции нынешней: Так что в советские времена было именно так — били, но за дело, — тоже, конечно, нехорошо, но избиваемый знал, за что его бьют и знал, что это — вместо следствия, суда, тюрьмы и зоны, за случайную уличную драку вполне могли впаять года два, а кто из нас застрахован от случайной уличной драки?

И уж конечно, наказуемому хватало ума понимать, что совершив правонарушение и попавшись, надеяться быть отпущенным с миром, не понеся никакого наказания, означает впасть в олигофренический оптимизм. Будучи комсомольцем-дружинником, я однажды был свидетелем такой сцены — пьяный хулиган полез на мента в драку.

Естественно, его выволокли в предбанник подальше от наших комсомольских глаз, хорошенько там навинтили и отправили на машине куда-то ещё, где ему, несомненно, добавили. Я задал тамошнему главному, лейтёхе, вопрос, будут ли они привлекать хулигана к уголовной ответственности по факту сопротивления, нападения на милиционера и.

Лейтёха лишь раздражённо отмахнулся и коротко ответил: А ведь срок тому хулигану светил приличный. Но советские милиционеры решили проблему, хоть и жёстко, но более гуманно, по-человечески. Сейчас же избиение ментами — садизм в чистом виде.

Им, как правило, ничего не нужно от своей жертвы, они бьют, просто чтобы бить, чтобы удовлетворить свою болезненную страсть к страданиям и крови другого человека, к тёмному ощущению власти, и многие, я уверен, идут на работу в милицию именно за этим — не отсюда ли огромные конкурсы на юрфаки?

Ну, а уж бить и пытать, чтобы что-то выведать, так это сейчас для мента святое дело — респектабельное и уважаемое, причём занимаются они теперь этим лишь из любви к искусству — вообще же, для грязной работы существуют почти штатные заплечных дел мастера — из тех, что сидят в камерах. Ментам и делать ничего не надо, нужно лишь посадить человека в общую камеру или пригрозить, что посадишь. Нынешнему следователю достаточно сделать подозреваемому официальное предупреждение: Данное официальное предупреждение запросто подхватывают СМИ и сообщают своей пастве, что гражданина имярек, буде он вздумает запираться дальше, посадят в камеру на предмет изнасилования уголовниками.

И ведь сажают, и ведь насилуют, и ведь сведения, полученные в результате изнасилования, используются в суде, в том самом демократическом суде, который не принимает во внимание факты, полученные незаконным путём. Из чего следует, что спланированное и подготовленное сотрудниками милиции гомосексуальное изнасилование подсудимого представляет из себя совершенно законную следственную процедуру.

Как там в процессуальных документах времён Святой Инквизиции: Интересно, а в нынешних следственных материалах пишут что-нибудь типа: Достиженьице что надо, я имею в виду достиженьице научной криминалистической мысли, особенно если учесть, что никаких других достижений вышеупомянутой научной криминалистической мысли в природе и пространстве не наблюдается, судя по уровню результативности бурной деятельности титанов отечественного сыска.

Хотя нет, сейчас появилось новое достижение ментовской научной мысли Российской Педерации — человека, чем-то ментотне не показавшегося, например, вздумавшего обратиться за помощью в милицию, сдают пси-хи-хи-хиатрам, которые ему тут же втыкают подходящий психи-хи-хи-хиатрический дагноз и запаковывают в психи-хи-хи-хиатричку хи-хи-хи, они что, и вправду верят, что таким способом можно решить проблему конфликта власти с народом?

Сотрудники милиции уверены, что обращаться к ним за помощью может только сумасшедший, и следует признать, что в данном случае, Логика, вопреки обыкновению, находится на стороне ментов — действительно, надеяться на их помощь — это просто верх идиотизма. Интересно, прозвучал ли в прессе хоть один голос в защиту своего собрата?

Если прозвучал, то я его не расслышал.

отзывы знакомых приятелей о ягудине

И ещё интересно — что дальше было с Хинштейном? Если его при полном молчании, в условиях торжества демократии и свободы слова, в психушке угробили, то нам всем придётся тихо, тайно, скрытно, безмолвно и беззвучно, в самом нашем журналистском ливере бормотать новую Молитву Журналиста: Может, никакого Хинштейна и не было? Бормотать, пока не придут за всеми нами, включая Михаила Леонтьева, ибо если чему-то нас учит История, так это тому, что дракон в первую очередь пожирает всегда собственных жополизов, тех, что поближе, в полном соответствии с биологическим законом максимальной экономичности.

К счастью, сейчас писать заявления в милицию дураков нет, так что в психушку наших дорогих умников-соотечественников не сдадут, лишь обстригут, зарежут и трахнут в анальное отверстие именно в такой очерёдности, поскольку склонность к сексуальным извращениям, по словам тех же пси-хи-хи-хи-хи-хиатров, обязательно прогрессирует.

Фигурист Алексей Ягудин после рождения дочери: Я счастлив - нас уже четверо!

Если же кто-то мечтает остаться в неприкосновенности методом скрупулёзного соблюдения законов, то жизнь очень скоро развеет и эту его иллюзию, скорее уж наоборот, чтобы менты до тебя не добрались, лучше всего стать бандитом или вором, вот их-то ментотня точно никогда не тронет, нас же — законопослушных граждан, пожалуйста.

Например, нужно найти повод проверить у гражданина документы, которые законопослушный гражданин если он не является наученным горьким опытом гражданином кавказской национальности естественно, с собой не носит. А вот такой — подойти и обвинить, например, в переходе проезжей части на жёлтый свет светофора. Дальше — простенько, документов нет, просим проследовать для установления личности. В камеру на двое суток.

Или ещё вариантик — оформить законопослушного, но почему-то неприятного гражданина свидетелем по чему-нибудь там, по прошлогоднему снегу или прошлогоднему убийству, например. На этом основании можно и повестку влупить, банально давя на психику. А если зацепиться ни за что не удалось, тоже не беда — психиатры-то на что? Чем отличается кит от подводной лодки? Если скажете, что у кита есть усы, а у лодки нет, вам запишут, что вы не можете абстрагироваться, и — в психушку лет на пятьдесят.

Если же вы скажете, что кит живой, а лодка железная, то запишут наоборот, не способен, мол, к конкретизации и аналитическому мышлению, и — опять в психушку. Они-то, соседи, и начнут давить вас примитивнейшими хулиганскими методами, зная, что ваше заявление в милицию с просьбой о помощи будет в лучшем случае использовано в качестве подтирки, а в худшем — направлено психиатрам на предмет освидетельствования, и это, как сказал бы некий нобелевский лауреат, правильно, поскольку, как нам уже удалось выяснить, просить помощи у нынешних мусоров — просто верх сумасшествия.

Именно такими способами уфимская ментотня пыталась давить лично меня, когда это эссе было в стадии разработки. Освидетельствовать же меня им не удастся, поскольку я знаю один секретик — принудительное психиатрическое освидетельствование, вообще-то говоря — нонсенс, оно невозможно в принципе. Ибо официальная психиатрия требует зарегистрировать какое-либо выражение психики человека, а заставить его выразить своё психическое состояние не так уж просто, если человек сопротивляется всерьёз, молчит, ничего не рисует и не пишет.

Главное — не впечатляться чрезмерно, а то в каждом гондольере будет мерещиться кровавый маньяк. Любителям олинклюзивного Египта я бы посоветовал Нагиба Махфуза нобелевского, между прочим, лауреатада не посоветую. Почему-то мне кажется, что соотечественники, тупо греющие свои пивные животы на хургадах, все равно будут читать нечто совсем незатейливое. Или вовсе не будут читать — за пиво-то уплочено, так нечего на книжки время тратить.

А если отвязаться от географии и от пузатых компатриотовто вот что хорошо бы прочесть: А если взглянуть на них внимательными глазами автора — эх, сколько там всего, в картинах этих!

Даже собираясь в теплые края, где ничего не метет. Это, скажу я вам, одна из лучших его книг. На мой вкус. Да и сюжет в лучших традициях русской классики: Нежный и грустный гротеск на тему литературы, писательского дела, одиночества — и все это от лица крысы.

Да-да, я тоже было по прочтении подобной аннотации подумал: Кроватку ей обещала подарить подруга, коляска достанется по наследству от дочки партнера по льду Максима Маринина, а много одежды новорожденным не нужно — они не ползают, не гуляют, не пачкаются. Да и от старшей Лизы много всего осталось. Кстати, уже в начале декабря Татьяна планировала выйти на работу. Она и после первых родов вернулась на лед буквально через пару недель, и на этот раз засиживаться дома не планирует: Когда ты 30 лет изо дня в день работал, то сложно потом сесть дома с детьми.

Алексей мое решение поддержал, потому что знает, что дома я сама сойду с ума и сведу с ума. Считаю, что в семье оба должны работать, чтобы получать удовлетворение от жизни. Известно, что чемпионы ждут девочку, которой уже успели придумать имя- Мишель. Спортсменка, находящаяся сейчас на 9-м месяце беременности, чувствует себя и выглядит прекрасно — за всю беременность она прибавила в весе только 7 кг. Девочка ростом 47 см, весом 2 кг 72 грамма появилась на свет в одном из элитных столичных роддомов Москвы.