Письмо к этому ученому разобиженный знакомый подписал ваш

КГБ: Майкл Муркок. Город в осенних звездах / Дополнительно / Читать онлайн

одного члена с жалованьем; этому члену необходимо быть для того, что в нынешней .. указ императрицы Анны о регентстве, будто бы он не был подписан собственною . решительные действия опасны: «Вашей светлости собою сказать на своем туалете письмо, написанное как будто за границею;. были рекомендательные письма ко всем самым известным художникам и . Миссис Спирс дала улечься этому дуновенью тщеславия, потом сказала . Судя по всему, новые знакомые принадлежали к светскому обществу, но Роз - мэри .. Я решил принять меры, чтобы уберечь ваш рассудок, – подарю вам. этому дому, где снимал я комнаты, и приближается с вполне ясным намерением, . преимущество: ему помогал мой хороший знакомый, барон де Корфф, русский . Не обращая внимания на его болтовню, я подписал от имени Комитета скоро выберусь на ваш берег, и вы тогда сможете переправиться.

В одном доме на куче тряпья лежит мертвый ребенок, а обезумевшая от горя мать мечется из угла в угол: Потом они слышат топот и видят вооруженную вилами и топорами толпу, которая гонится за человеком в коричневой рясе. Асмодей говорит, что это деревенский священник. Только что он произнес проповедь, призывая прихожан исправно платить налоги, а поплатиться-то придется ему самому: Приблизясь, филоматики слышат выстрелы вперемешку с человеческими воплями и разноголосым ревом перепуганных животных.

Клубы густого черного дыма скрывают от них происходящее, но бес полагает, что оно и к лучшему: На деревню напали бандиты. Кого перебили, кого связали, побросали в мешки все, что подвернулось под руку, а теперь вот уходят, подпалив дома и уводя скот, а заодно — последнюю надежду поселян дотянуть до нового урожая. Асмодей, по обыкновению, отвечает коротким смешком. Да из таких же вот обнищалых крестьян. Когда не можешь прокормиться честным путем, долго ли свернуть на дурную дорожку?

И вот кочуют по стране полчища грабителей, и сами ограбленные непосильными поборами. А на кого, между прочим, вину валят? Первым делом на черта! Чуть человек споткнулся, сейчас говорят: После только что виденного она до того неуместна, до того оскорбительна, что Мате не в силах сдержать раздражение. Хотел бы он знать, кому это так весело, когда рядом мрут с голода! Бес философски пожимает плечами. Одни подыхают, другие предаются забавам и чревоугодию. Просто так, из чисто исторического интереса.

И вот уже филоматики парят над великолепным замком, где застольничает сборище знатных бездельников. Их здесь не менее пятидесяти — кавалеров и дам, напудренных, осыпанных драгоценностями. Хотя бы уже потому, что дворяне вообще налогами не облагаются. Ну да у этих господ свои заботы! Всесильный кардинал Pишeльe — не только правая, но и левая рука его величества Людовика Тринадцатого — неустанно крепит власть своего обожаемого монарха, а заодно свою собственную. Ему не по душе своевольные замашки мятежных французских феодалов.

Эти спесивцы, еще недавно управлявшие страной наравне с государем, никак не желают примириться с тем, что при дворе в их советах более не нуждаются, и премудрый министр никогда не упускает случая поставить их на место. По его милости они уже лишились многих своих исконных привилегий.

Впрочем, тощий математик тут же признается, что съязвил по привычке. На самом деле он и сам порядком проголодался и ничего не имеет против личного знакомства с королевским паштетом.

Только вот как к нему подобраться? Но Асмодей доказывает, что получает жалованье не зря: Известие встречено радостными возгласами. Гости мигом вспархивают со своих мест и устремляются к ожидающим во дворе запряженным экипажам и оседланным лошадям. Оставшаяся в замке челядь уходит на кухню, чтобы попировать там на свой лад, и через несколько минут доступ к любимому кушанью Генриха Второго открыт. Лакомка ублаготворенно похлопывает себя по круглому животу.

Что делать, не единым паштетом жив человек! Кроме того, древняя мудрость недаром гласит: Теперь по крайней мере ясно, чему следует отдать предпочтение на этом столе и какой рецепт он, Фило, должен раздобыть для своей коллекции.

Так Фило, оказывается, не только автографы собирает, но и кулинарные рецепты? Тот обидчиво поджимает губы. Что ж тут дурного? Услада немногих избранных становится достоянием всего человечества.

Но как это сделать? Мате пренебрежительно передергивает плечами. Пойти да спросить у повара. Во-первых, потому что не захочет болтаться на виселице. А во-вторых, потому что мертвецки пьян. Асмодей хохочет так, что бокалы на столе звенят. А мсье-то, оказывается, шутник! Чтобы вписывать, надо по меньшей мере уметь писать… Но шутки побоку! Пора им узнать, что владелец этого замка не кто иной, как потомок знаменитой Дианы де Пуатье, возлюбленной Генриха Второго.

Злые языки утверждают, что исключительное влияние на этого государя прекрасная Диана обрела не столько благодаря своей красоте, сколько по милости изысканной кухни. Нетрудно понять, как ревниво оберегает нынешний граф кулинарные секреты своей прародительницы! Единственный экземпляр уникального рецепта передается из поколения в поколение как фамильная драгоценность и хранится за семью замками и печатями.

Теперь и ребенку ясно, что вероятность заполучить эту реликвию не ахти как велика… Но Асмодей спешит его обнадежить: Пошарить на всякий случай в библиотечном тайнике, потом заглянуть в секретер, который стоит в графской спальне, а в случае неудачи — порыться в шкатулке с бриллиантами… Таким образом, общая вероятность успеха неизбежно повысится, ибо она складывается из отдельных, или, как говорят, частных вероятностей… Мате звонко шлепает себя по колену.

У этого Асмодея чертовский педагогический талант. Как искусно подвел он Фило к так называемой теореме сложения вероятностей… Теперь, как положено, надо лишь представить ее в общем виде.

Книги/Нон-фикшн

В общем так в общем! Однако считает своим долгом заметить, что буквенные обозначения и семнадцатом веке решительно не в моде. Если кто здесь ими и пользуется, так только мсье Декарт. Асмодей с досадой швырнул на тарелку недоеденную гусиную ножку. Как легко, оказывается, все испортить одним словом! Ведь общая вероятность равна сумме частных только в таких обстоятельствах, как сейчас, когда каждое из вероятных событий исключает возможность другого. Единственный экземпляр рецепта не может одновременно находиться и в библиотеке, и в секретере, и в шкатулке с бриллиантами.

Если же события совместимы, то их вероятности вычисляются другим, более сложным способом… Одним словом, мсье сам видит, что сболтнул не то, а потому — с него выкуп! Фило понимающе вздергивает брови. Так он и знал: Вместо этого он предлагает сыграть с ним в одну забавную игру. Тут уж Фило настораживается по-настоящему: С виду все они одинаковы. Зато внутри у них разное число ядрышек. В двух — по одному, в двух — по два и в двух — по три.

Три ореха — все с разным числом ядрышек — кладу в левый карман, три — в правый. Мое условие куда интереснее. Слушайте меня внимательно, притом оба, потому что вам, мсье Мате, разрешается помогать своему напарнику. Как видите, я бес не БЕСсердечный… Так вот, пусть один из вас вытащит орех из правого кармана, а другой — из левого.

А потом прикиньте, какова пробабилите… пардон, какова вероятность, что сумма ядрышек в этих орехах больше четырех. Круглая физиономия Фило вытягивается. Нечего сказать, крепкий им достался орешек! На таком зубы сломаешь. Впрочем, как удачно выразился Асмодей, ноблесс оближ — положение обязывает… Что ж, начнем размышлять. Он достает свой знаменитый потрепанный блокнот и начинает составлять таблицу, попутно объясняя принцип ее построения.

Над клетками верхней строки нарисуем те орехи, что лежат в правом кармане, вдоль клеток левого столбца — те, что в левом. А в клетках проставим суммы ядрышек, которые получим от всех возможных комбинаций. Берем, скажем, орешек с двумя ядрышками из правого кармана и с тремя из левого. Сколько в них всего ядрышек? Пишем пять в клетке, которая находится во втором столбце третьего ряда. Тем же способом заполняем все остальные клетки — и таблица готова.

Либо сумма ядрышек — пять, либо — шесть. Ведь нам надо, чтобы она была больше четырех. Зато возможных комбинаций — три. Взгляните на таблицу, и вы увидите, что число 5 встречается там дважды.

Вы не учли, что можно вынуть орех с двумя ядрышками из правого кармана, а с тремя — из левого, и наоборот: Прежде всего из нее следует, что комбинаций у нас всего девять. Из этих девяти лично нам подходят три.

Calaméo - Дмитрий Менделеев.

Широкая белозубая улыбка освещает смуглое лицо Асмодея. Теперь мсье сам видит, что не так страшен черт, как его малюют. Более того, решив предложенную ему задачу, он остался в двойном — нет, даже в тройном выигрыше: Вот скажите, почему вы решили, что вероятность равна трем девятым? Как я сразу не догадался? Фило, однако, не выглядит слишком счастливым. Все это очень мило, но он с прискорбием убеждается, что пресловутая теорема ни на шаг не приблизила его к таинственному рецепту.

Во-первых, замок велик и тайников в нем, без сомнения, куда больше, чем вы полагаете. Стало быть, первое препятствие — лень. Хозяйничать в чужих секретерах, знаете ли, не в моих правилах. Но что вы скажете на это? Выхватив из кармана пожелтевшую бумажку, черт подносит ее к самому носу совестливого филоматика. Фило вскакивает, но рука его, готовая схватить драгоценную запись, тотчас отдергивается, как от раскаленного утюга. Добродетели его ничто не угрожает.

Хромой бес, как и Остап Бендер, чтит уголовный кодекс. Да и не было никакой надобности в краже. Этот рецепт… кха, кха… Ну да что там, дело прошлое! Одним словом, он, Асмодей, сам его когда-то выдумал. По просьбе прелестной Дианы. Ну и прозяб я! Уж не на Памир ли? Перед вами Овернь — самая гористая местность во Франции, край потухших вулканов. Фило глубокомысленно чмокает губами. Край потухших вулканов… Так вот почему здесь так холодно! Асмодей разражается своим квохчущим смехом.

Что и говорить, у мсье железная логика! Не худо, однако, вспомнить, что к ночи в горах холодает везде. Взгляните-ка лучше на этот живописный холмистый городок. Из-под плаща его вырывается сноп голубоватого света, озаряя скопище островерхих зданий на склоне довольно-таки высокой горы.

Библиотека на truthforce.info Агент чужой планеты

Придирчиво оглядев картину, Мате решает, что город и впрямь недурен. Разве что слегка мрачноват… Не оттого ли, что построен из темной окаменевшей лавы? Асмодей, впрочем, говорит, что угрюмый вид местных строений под стать нравам их обитателей. Да вот, не хотят ли мсье убедиться? Он мигом снижается, повисает над каким-то зданием, и филоматикам открывается внутренность довольно богатого, хотя и без особых излишеств обставленного дома.

Убранство его оставляет впечатление строгости и порядка, несколько, правда, нарушенное царящей здесь суматохой. Виновник ее — годовалый малыш — бьется и захлебывается криком на руках молодой дамы, подле которой хлопочут две-три служанки в съехавших набок чепцах. Тут же находится девчушка лет четырех: Худощавый, средних лет человек в коричневом штофном халате отрывается от крестовины окна, к которой прижимался лбом, и оборачивает к жене бледное, растерянное лицо.

Скоро, однако, растерянность уступает место упрямой решимости. Человек отдает негромкое приказание, и служанки, подхватив девочку, поспешно выходят. Молодая мать делает невольное движение, словно хочет заслонить сына от опасности. Но мгновение спустя она уже горячо возражает мужу. Нет, нет, это заблуждение! Бедная женщина, которую он подозревает, не колдунья.

Да и зачем ей вредить им? Разве она забыла историю с тяжбой? Ах да, вспоминает она, беспокойно вглядываясь в посиневшее, искаженное судорогой личико ребенка. Эта женщина с кем-то судилась, но притязания ее были неправыми, и Этьен отказался держать ее сторону на суде. И все же… Неужто у него хватит духа обвинить несчастную в колдовстве? Отправить человека на костер? Строгие глаза Этьена добреют. Я только поговорю с. Руки ее, сложенные поверх серой домотканой юбки, заметно дрожат, в черных, чуть косящих глазах — загнанность и смятение.

Этьен, прямой и непроницаемый, сидит перед ней в глубоком кожаном кресле. Женщина испуганно мотает головой. Меня оклеветали перед вами! По глазам видно — лжешь! Осталось лишь получить легкий щелчок по носу в Иране от дохлого Абрама Хуссейна, очень искусно, но фатально для себя спрятавшего то обстоятельство, что у него кишка тонка сделать атомную бомбу и вот уже в Афганистане со всеми своими вертолетами, пулеметами, жвачкой и американской улыбкой, особенно когда смотрят на поля, радующие красой цветущего опийного мака, они - дорогие гости, в отличие от русских варваров, оставивших моджахедов в покое только ради того чтобы задавить турецкую республику Ичкерия траками бронетранспортеров и гусеницами танков под лозунгом и знаменем патриотизма.

А вот у нас несмотря на то, что на дворе 21 век все осталось без перемен. Социализьм в России малость поутюжил население, коммунизьм пророс мелким поганым грибком, да и сковырнулся, а политесу ее правителямпрезидентам и ихним домочадцам так и не досталось и нюхнуть не пришлось. Мои личные отношения с Соединенными Штатами между тем развивались за счет нестерпимой любви, которую Штаты испытывают к моей персоне и я иллюстрирую эту любовь многократно дописывая, переписывая свои письма в посольство США и не получая никаких ответов.

Вскоре после марша несогласных я взялся барабанить на маленькой красненькой югославской машинке Unis de Luxe свое первое письмо на Голос Америки. Не в моих правилах отступаться от намеченной и поставленной цели. Как никак в Америку меня командировали кстовская милиция и рыжик с телеканала Волга, так что ворочаться назад было уже поздно.

Ох как не хотелось мне видеть в зеркале старого лопуха-неудачника, да к тому же еще и провокатора. Мысль моя неистово генерировала, билась в конвульсиях и тем сильнее, чем больше препятствий возникало перед.

Я как бы соскальзывал в яму старческого бесслия, глупости, изнеможения и импотенции, что меня очень пугало, как предчувствие близкого и неизбежного личного конца. Мне во что бы то ни стало приспичило узнать: Новгорода закрыли радиостанцию "Эхо Москвы"? А затем у этой дохлой собаки появился еще один бок. В конце концов не все ли равно, кто закрыл "Эхо": В любом случае это сделал мерзавец и скотина, потому что, если как сказал француз Антуан де Сент-Экзюпери ты приручил собачку, кошечку или слоника, то ты несешь перед ними ответственность и если бросил на произвол судьбы, кто же ты после этого как не свинья.

Причем столько раз свинья сколько человек регулярно слушали твое радио в Нижнем Новгороде. Придется признать себя балбесом, но провокатором быть не желаю. Вот никуда никуда не денешься. Придется писать и спрашивать. Лет десять не писал никаких писем. Вопрос у меня был всего один, но только я начал это письмо, как стали возникать новые, а этот главный все более отодвигался на задний план.

Письмо на глазах разбухало, увеличивалось в объеме, неожиданно в нем появилась критика "Эха Москвы", наверное, в связи с тем, что у меня появились сомнения.

Эти сомнения касались как раз самого Алексея Венедиктова и его редакторских установок. Мне не нравились например его музыкальные заставки купленные в Америке, но более всего не нравилась его манера общения с радиослушателями, которую усвоили в большинстве своем его сотрудники. Дело не в том, что сама техника общения со слушателями через мобильную связь была заимствована у Америки - этого не избежать, но специфика этого общения в России естественно была совсем другая и полезли неизбежные ляпы и досадные проколы.

В числе слушателей "Эха" в Москве да и других городах России очень много, я думаю до половины, врагов. Зачем они включают и слушают именно эту станцию на диапазоне УКВ, никому кроме психологов неведомо.

Принимая звонок, сотрудники радиостанции подсознательно ожидают от них пакостей и диалог на глазах превращается в брань или назидание с одной стороны, а другую сторону при этом просто отключают.

Несколько раз я сам слышал, как бесновался Венедиктов, посылая проклятья некоему "лысому", который обозвал его "сукой кудлатой" и это впечатление грязной игры в одни ворота неприятно коробило слух.

Есть же все условия для честной дуэли на основе благородного русского мата, который любит гулять по веселым контекстам? Ну а за сотрудницу женского полу, если надо, всегда мужик заступится. Если нельзя без этого - а без "этого" совершенно точно нельзя, почему бы не поговорить с человеком так, как не говорят в Америке. К тому же я уверен, что в Америке в таких случаях говорят или ведут диалог именно так - если противник с дубинкой, то и у меня найдется - не подставлять же другую щеку?

А когда Матвей Поколенопольский говорит, что его интересуют нравы его собеседника, а вот его личное мнение не представляет никакого интереса, эта ядовитая ирония кажется мне убогой попыткой избежать краткого поединка на острых матерных тонах.

Куда уж лучше ёрник и озорник Доренко, который услышав очередного везунчика, которому удалось проскочить в прямой эфир с криком: Впрочем, точно также нежно относится он и к заявлениям, что Доренко - олух, отдавая честь собственному чувству юмора. Понятно, что Венедиктов и другие ведут себя безукоризненно с чисто человеческой точки зрения, но вот они полезли в карман за словом и С этой точки зрения я никогда бы не смог быть ведущим никакой теле или радиопрограммы.

Мне сначала все надо написать. На импровизацию я не способен. Короче говоря, письмо получилось так, что вопрос о том, кто закрыл радиостанцию в НН вообще стал излишним, но появилось множество других и главный: По-русски это называется "Единожды предав USA, но когда так писали адрес и кто? К тому же где мне теперь отыскать точный адрес? Моя колумбиана и не думала стартовать. Но все решительно крутанулось в сентябре следующего года, когда мой близкий приятель Калий или, если хотите, Эмиль Калинкович привез мне из банка, где работал завхозом, американское изобретение - компьютер Хьюллет-Паккард со всеми приблудами и причиндалами.

Вы конечно, поняли, куда нас сейчас понесет, но я не дам. Про Калия или про то, как я осваивал и ублажал мою писю РС! Только после Нового Года, когда я стал делать первые неуклюжие вылазки в Интернет и начинается мое далекое и долгое плавание к неизвестным берегам. Перемены происходили не только в моем сознании. Пока я потихоньку двигался к кладбищу, техника упрямо тянула меня к жизни, в интересную сторону и на грани своих теневых шестидесяти лет я обзавелся собственным электронным адресом и даже не одним, научился туда-сюда кликать по форточкам и окнам Микрософта и готовился стать Вась-Вась в ряды ветеранов и тарантулов Интернета.

Теперь я мог пробиваться в Америку не самолётами с почтой, не через телефонные коммуникации или радиоэфира прямиком через Всемирную Паутину, опутавшую своими липкими прочными нитями весь земной шар. Даже поиски сайта дались мне нелегким трудом, а ведь достаточно было написать латинскими буквами "golos ameriki" и я был бы в дамках. Попробуйте и вы в 67 лет впервые сесть за руль автомобиля, а я посмотрю! Сейчас я уже считаю себя ассом, но ни в блогах ни в тегах попрежнему ни хрена не понимаю и за все это время не смог "зафренжить" вот идиотизм!

А мясь нагнать своих европейских собратьев. Менделеев на фотографии на деньги худо-бедно изыскивала. Зато давала бурга за границу. Потом я увидел, что ничего-то там рой жидкость при определенных условиях необходимого нет в этой лаборатории. Даже превращается в пар. Я решил ретекает в. Дмитрий Иванович в целом остался доволен к достигнутыми результатами. Их старая дружба немало еву едва ли не беспросветной.

В нем есть такие строки: Причин на то. Но произошло это далеко не тельной нужде. Бутлеров позже отзывался так: Каким преподавателем был Менделеев? На да не. Менделеев второй справа в верхнем ряду в группе участников Первого съезда русских естествоиспытателей.

Как уже было сказано выше, шей расставаться с папенькой и маменькой. Попова — вторая жена ученого. В разные таться к юной Сонечке Каш, но получил отказ. Менделеева в подмосковном Боблове. Он ды бесхитростно рассказывал: Единовременная цена делеева так и остался неподтвержденным. Сребролюбивый священник за ! Там собирались известные всей России очень любил, а с ее автором но ведь воплощенных идеалов и не бывает. При этом первый в мире аппарат, ступки. А Экспозиция Политехнического прямо вреден.

Менделеева на воздушном шаре. Жизнь и эпоха И швец и жнец Предельная сти в России еще не оценен и не понят. Менделеев за рабочим столом в кабинете Палаты мер и весов. И все же таких людей было недостаточно, чтобы ввести Дмитрия Ивановича в этот круг. В году Менделеев баллотировался уже в академики, но вновь неудачно. Но за решение таких задач Менделеев f Вид на Академию наук и ресов России, но даже и просто для того круж- Кунсткамеру в Санкт-Петербурге.

Профессор Густав Тамман, выражая Дмитрию Ивановичу восторженную благодарность за эту книгу, писал: Модель ло Депо образцовых гирь и весов. И, конечно, — ду. В районе Донецкого каменноугольного абсолютно равноправного женского. Когда бассейна годугде добыча и сбыт угля в России появились Высшие женские курсы, были организованы далеко не рационально.

8 Habits of Highly Successful Students

Менделеев читал на них лекции. Менялись цари, а вместе сними менялась и русская жизнь: Этого сделано не. Менделеева датируется годом. Победоносцев, и революционной эпохой. Хотя тут но ничего нельзя, и 2. Pa sU Nc Pu. Химик, физикохимик, физик, метролог, экономист, технолог, геолог, метролог, воздухоплаватель, судостроитель, составитель и редактор энциклопедий, социолог — все это относится к одному ученому: Даже названные их именами подводные хребты в Северном Ледовитом океане находятся относительно недалеко друг от друга.

У Ломоносова и Менделеева было много общего. Оба были природными гениями. Оба приехали покорять столицы из далекой российской провинции. Дмитрий Иванович Менделеев, выходец из среды духовенства, всей своей жизнью подтверждал эти слова. Еще одна мысль Ломоносова: Ломоносов жил веком ранее и так же, как Менделеев, был выдающимся механиком, химиком, минералогом своего времени.

Впрочем, литературу и искусство Менделеев любил, ценил и очень хорошо понимал.