Айрат хасанов знакомства казань

Раджу Усманов | ВКонтакте

айрат хасанов знакомства казань

Раджу Усманов, Казань, Россия. Окончил школу Школа №13 в , Казань. Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы связаться с Раджу. Каталог персональных карточек сотрудников КФУ: Ситдиков Айрат Габитович. Capabilities of the dating of glazed ceramics from the Kazan Kremlin. В Казани завершился Рождественский саммит недвижимости, в рамках Айрат Гиззатуллин назначен гендиректором технополиса «Химград» " Казанского паркинга", а Радик Хасанов (POZIS) использует приложение, . различных бизнес объединений и сообществ, а на личные знакомства и связи.

Наверно, это главная семейная черта. Я надеюсь, мои дети ее в какой-то мере унаследовали. Она в свои 9 лет меня в шахматы обыгрывает И все они получают у меня большие деньги, чем когда-либо ранее.

Я умею не жадничать в плане оплаты труда. Это вопрос уровня жизни и потребления, которые ты считаешь приемлемыми. Я достаточно неприхотлив в быту. По заграницам практически не езжу, дорогими игрушками не балуюсь. Я и дом-то себе купил только месяц назад, накануне рождения четвертого ребенка. У меня большая семья. Мы живем в обычной трехкомнатной квартире на Квартале.

Практически все, что мне нужно, у меня.

айрат хасанов знакомства казань

Из задач, которые я когда-то перед собой ставил, мне осталось построить дом отцу. У меня нет недвижимости за границей. У меня не один автомобиль, но они среднего ценового сегмента. Большую часть заработанных денег я трачу не на себя — на благотворительность. Сейчас я основной источник денег в фонде. Они делаются из собственной прибыли.

Конечно, это вызывает подозрения. На первом курсе две недели работал официантом, потому что папа решил отправить меня в свободное плавание.

Говорливый официант на чаевых снимает больше зарплаты. Просто нужно понимать, что говоришь и кому. Если что-то не то скажешь подвыпившему клиенту, можно и в жбан получить. Моя однокурсница Наташа Шередега с 14 лет работала в Оренбурге на радио. Как-то мы с ней встретились. Что тебе в официантах делать? К первому классу я уже знал всю школьную программу по литературе класса до пятого. Понятно, что у меня была достаточная для тех лет эрудиция и богатый словарный запас.

Уже через неделю работы на радио у меня был первый эфир, и вся эта радийная история затянула меня на 9 лет. У меня нет никакого страха перед аудиторией Что главное для любого священнослужителя? У меня в свое время была небольшая сеть магазинов одежды. Она кончилась накануне Универсиады, когда в Казани очень сильно подорожала аренда.

Я какие-то магазины продал, какие-то закрыл и с этой заначкой искал. Как раз тогда мы создали фонд. Это мой самый главный предпринимательский недостаток. Я стремлюсь не к доходу, выраженному в деньгах, а к результату. Да, я быстро считаю, хорошо соображаю. Но деньги не самоцель. Чудный человек Наташа из этого фонда, собственно, меня в благотворительность за руку и привел. Мы с женой срезали две открытки. Так совпало, что их написали брат с сестрой. Девочке мы купили куклу, мальчику — футбольный мяч.

Поехали, подарили, посмотрели как они живут. А я в ту пору был активным блогером, вел Живой журнал. Мне захотелось устроить интернатским детям праздник. Я купил им всяких фруктов, воды, еды. Кто еду по пакетикам разложит, кто посемафорит на входе, куда идти. Все у себя потом выложили фотки: Ее суть в том, чтобы потратить один день не на. С этого все началось. Объединенные только тем, что все, так или иначе, живут в сети. Из песчинок складываются горы.

Если 10 процентов населения страны начнут активно заниматься решением социальных проблем, они у нас все решатся. В первый день нам как принесли 2,5 тонны одежды. Мы ее всю пересортировали и начали одевать людей. Мы их одеваем, обуваем. Везде висят таблички с условной стоимостью одежды в баллах — для того чтобы человек ответственно относился к своему выбору.

Мы из сбора ношеной одежды сделали игру в магазин: Набирай на 10 тысяч баллов. Человеку дается час на хождение по складу. Некторым людям же стыдно: А час — ну потому что их.

Они идут и идут, и уже не первый год. Они начали отрабатывать благотворительные фонды. Мне позвонила Алсу Саетова: Кончилось тем, что меня пригласили выступить на отчетной сессии Казгордумы — изложить мое видение происходящего в городской благотворительности. А оно заключалось в следующем: А управление социальными благотворительными проектами — это точно отдельная отрасль. Сотрудники нашего фонда — настоящие профи с многолетним опытом. Мы все в году начинали как волонтеры. Вот тут-то мы, что называется, и обалдели.

  • «Хизб ут-Тахрир»* противоречит нормам ислама: казанец рассказал, как выбирался из лап сектантов

Я тогда первый раз лично пообщался с мэром. Он на меня произвел очень серьезное впечатление. Он все схватывает на лету. Скорость принятия решений и отправки их в работу, а я все-таки управленец и кое-что в этом понимаю, у него колоссальная. Мне бы такого менеджера в команду, а то и двух!

Я бы уже, наверное, на собственном самолете летал. Я рассказал ему про наши проекты, показал склад, а он тогда находился в страшном подвале. Он распорядился показать нам имеющуюся у города недвижимость. Мы объехали несколько десятков помещений из числа неиспользуемых городом и нам очень приглянулся первый этаж пятиэтажки на улице Калинина. В апреле прошлого года эти квадратных метров, плюс небольшие помещения на Пушкина и Восстания нам отдали в безвозмездное пользование при условии, что мы своими силами сделаем ремонт.

Сделали, запустили, на Калинина теперь, собственно, склад, на Восстания и Пушкина — пункты приема. У нас там не только одежда: Хотим в прикассовых зонах торговых сетей установить корзины. Любой желающий сможет купить пачку макарон, гречки, чего-то еще и туда положить. Мы из всего этого будем формировать продовольственные наборы и их раздавать. Это есть много где в мире. Поскольку на тот момент социальными вопросами занимались сотрудники госорганов, которые опыта в социальных инициативах не имели, никто не понимал, как это устроено и работает.

А я с трибуны, а в зале присутствовали мэр, президент, сказал: Сейчас из этого делается ресурсный центр, который будет взаимодействовать с благотворительными фондами. Прямо щелчок был слышен, как у кого-то пазл сложился в голове. Я не верил, что это произойдет, потому что я скептик, циник, ни в кого и ни во что давно не верю.

Это превратилось в первый конкурс ресурсной поддержки. Собрали заявки от благотворительных фондов, посмотрели проекты, определили затраты. Деньги там никому давать не. Это принципиальный момент, на котором я настаивал. Будет максимум передача имущества, необходимого для реализации проекта.

Да и оно нужно не. Зачастую требуется просто отладить межведомственное взаимодействие: Дальше начнем, например, обеспечивать людей жильем. Один дом людям здесь, в Казани, мы построили. Мы детям с ДЦП развозим всякий реабилитационный инвентарь, бесплатно раздаем.

За четыре-пять лет где-то 1,5 тысячи семей по России обеспечили. И это наш самый большой проект. К тому же качество откровенно оставляло желать лучшего. У нас волонтеры, сделав доставку, потом пишут отчет, в каких условиях живет семья. Читаю один из их отчетов. У людей сгорел дом. Глава семьи, Николай Хрисанов, рукастый, сколотил какие-то полати, установил душевую кабину. И они практически перезимовали в гараже. Николай на руинах сгоревшего дома потихоньку строил новый.

Они живут в нем до сих пор. Кто-то принес утеплитель, кто-то доски, кто-то кирпич. Если мы запустим этот механизм не в рамках одного маленького фонда, а в масштабах всей Казани или республики Их можно и с миру по нитке собрать или обратиться к одному-двум предпринимателям средней руки. Мы начнем закрывать социальные вопросы один за другим, и Казань в очередной раз станет самым передовым городом в России.

Вполне в наших силах сделать так, чтобы людей, которым нечего есть и нечего надеть, которым негде жить, не было. Если это могу один маленький я, а в Казани живет 1,5 миллиона народа, представляете, что мы сможем все вместе? И потом этот опыт можно растиражировать по всей стране.

Можно эту систему здесь обкатать и им просто как кейс подарить: Среди тех, кто обеспечивал поступление денег в наш фонд, есть знаменитые спортсмены.

«От сердца к сердцу»

Федор Емельяненко выставил в пользу нашего фонда на аукцион в Ханты-Мансийске свои перчатки с автографом. Они ушли за 2 миллиона рублей. Узнав об этом, мэр Волгограда Ирина Гусева просто собрала городской актив предпринимателей, и все заявки у нас были буквально за несколько дней профинансированы. Одним словом, жертвователи это все социальные группы: Соответственно, они максимально мотивированы на сбор и по большому счету являются агентами по продаже эмоций.

И выручка у них прямо зависит от того, насколько сильно ты пнешь человеку по сердцу очередной душераздирающей публикацией. Наши тексты практически без эмоций, потому что персонал нашего фонда получает фиксированную зарплату, которая никак не зависит от суммы сбора.

айрат хасанов знакомства казань

Увидел у них вертикализатор — приспособление для детей с ДЦП: Когда мне назвали цену, я обалдел: Это же просто несколько кусков фанеры и железа! Самое простое изделие в интернет-магазине обойдется в 35—40 тысяч рублей. Эта наценка либо из кармана государства перекладывается в карман производителя, либо напрямую берется из кармана семьи, в которой родился особенный ребенок.

Конечно, люди могут компенсировать себе эти затраты через собес, но это долго и хлопотно. Мы собрали консилиум мам этих детей: Оказалось, что ортопедическая опора для сидения.

С учетом пожелания мам разработали собственную конструкцию, нашли того, кто почти по себестоимости согласился производить, и опубликовали: В первую очередь начали собирать заявки с Казани, поняли, что спрос огромный. К нам потянулись люди.

За несколько лет мы обеспечили этими штуками больше тысячи человек. То, что в магазинах продавали за 35—40 тысяч рублей и выше, у нас стоит 10 тысяч рублей с доставкой, причем мы не продаем. Этот проект у нас очень здорово стрельнул. Нас заметили на федеральном уровне, и из всего этого у нас возникло понимание того, как строить системную модель благотворительного проекта.

Каждый проект, в котором отсутствует денежная мотивация для того, кто его делает, можно так же как и бизнес сделать системным, постоянно работающим, просто иногда подкручивать гайки, подкидывать топливо.

Когда ты делаешь то, что нужно не только тебе, а обществу, к тебе однозначно присоединяются. У нас несколько тысяч активных волонтеров по всей стране.

Все считали, что благотворительность — это деньги, внесенные в индивидуальном порядке. А мы наши стулья возим по всей стране. Логистика в России понятно. Иногда случается, что доставка стула обходится дороже его самого, причем в разы. Например, в Приморье стул стоит 10 тысяч, а услуги транспортной компании — 50 тысяч. Как-то раз мы кинули клич. Ребенок живет в глухом Приморском селе, куда транспорт не ездит. Откликнулся парень из Хабаровска.

Отвез стул в это село: То есть человек проехал 1,6 тысячи километров только ради того, чтобы отдать эту штуку ребенку, которого он никогда в жизни не видел и больше никогда не увидит. У каждого есть на это запрос!

За 10 лет в благотворительности я сделал ряд совершенно парадоксальных открытий. Всегда есть человек с проблемой, иногда с вопросом жизни и смерти, которую он совершенно точно ни при каких условиях не сможет решить самостоятельно, и человек, который может решить эту проблему буквально одним щелчком пальцев.

И эти люди могут жить на одной улице и даже в одном доме, но при этом не знать друг друга и не быть в курсе проблем и возможностей друг друга.

Знакомство в командировке: Подход к модели, Казань

А если их каким-то образом взаимозамкнуть, то второй обязательно возьмется решить проблему первого и решит. Это недостаток коммуникаций в обществе, элементарное отсутствие инструмента сбора, обработки и доставки информации Я знаю некоторых очень обеспеченных людей, которые, просто увидев новость по телевизору о том, что какая-то семья осталась без жилья, могут пойти купить им квартиру и никому об этом не сказать, потому что начнут показывать пальцем: Например, после того как сюжет о том, как мы, волонтеры, строим погорельцам дом, показал Первый канал, позвонил совершенно незнакомый человек: И слышу в ответ: Подошел, карточкой прокатал по терминалу.

Есть трагические истории, есть пронзительно-счастливые. Например, мы дедморозим по семьям, где дети на обычную елку прийти не могут. Как-то приехали в одну семью. С его матерью случилась истерика: Обычно волонтеры после этих поздравлений на улицу выйдут, слезы-сопли вытрут, коньяку хлопнут и едут по следующему адресу — тяжело.

Я безумно уважаю их за то, что они на это идут. У меня сил не хватает. Любой желающий покупает ребенку подарок, и он гарантированно доставляется до адресата. Или была такая история. А тут нам позвонили: Собрались бандой, приехали, поработали. Нам потом рассказывали, что мальчик, которому коньки подарили, так в них и лег спать — ни в какую не захотел снимать.

Мы все свои акции фотографируем. С нами ездила волонтером девушка-фотограф. И вот проходит экскурсия по интернату.

В большой игровой комнате играют детки. Вцепилась и целый вечер не отходила. Через полтора года я узнал, что она эту малышку удочерила.

Представляете, какой мизер усилий и какой результат на выходе. У нее дочь появилась! Это целая откорректированная в лучшую сторону человеческая судьба, потому что какая бы семья ни была, это всегда лучше, чем казенное учреждение, и такими чудесами усеян весь наш путь.

Наш фонд — это объединение людей, которые уверены, что все в жизни зависит от них и они изменяют мир к лучшему в меру своих собственных возможностей. Вот такая идеология, философия и технология в одном флаконе. Ты можешь предпринять муравьиные усилия, но добиться каких-то нереальных результатов. Именно на этом все и держится. Мечтаю когда-нибудь открыть собственный бойцовский клуб, чтобы тренировать там талантливых детей Когда совсем припекает, я беру перчатки и иду в зал: Я раньше увлекался единоборствами.

Это клуб единоборств для детей-инвалидов на улице Адоратского. Руководитель и основатель клуба тоже из непростых детей, вроде наших подшефных, со сложным диагнозом, но у него первый дан в киокушинкай каратэ. А я до первого дана не дошел. Зато когда появляешься, трое детей разбегаются по коридору и с ног тебя сбивают, а потом, как щенки по мамке, по тебе ползают. Но, как казалось, эти ответы были настолько важными — они были словно сутью самой религии и веры, что нам было необходимо знать.

Но имамы и те книги, которые я успел прочитать к тому моменту, не давали ответа на эти вопросы. Таким образом, он нас заинтриговал, привязал к себе, чтобы мы искали с ним встречи. В конечном итоге он дал нам обстоятельный ответ, и еще больше нас расположил к себе таким образом.

Наши встречи продолжались, он снова заводил разговоры, касаемые смысла существования религии на Земле, всех религий и подвел к тому, что сутью и смыслом ислама является исламское государство Халифат, так как без него, якобы, невозможно вообще претворение религии.

Он убедил нас, что в нашей вере, якобы, есть противоречия. Что мы верим в одну часть Корана, но не верим в другую, что не исполняем все, что предписано в священном писании. Поэтому, как он объяснил, на нас лежит прямая обязанность: Я помню, еще три месяца не мог запомнить название этой организации, меня это не сильно беспокоило, меня больше всего интересовали знания. Потому что те знания, которые они давали, казалось, действительно отличались глубиной — детально, буквально на пальцах, разъясняли, религию, политику.

Где-то полгода я посещал занятия, после чего мне предложили вступить в эту организацию официально, то есть стать ее членом после произнесения клятвы. Я нисколько не сомневался в правильности деятельности этой организации, дал клятву и вступил в. Учитель давал задание, кто на следующее занятие предоставляет квартиру. Объяснялось, что все должны жертвовать на этом пути и изыскивать способы, чтобы мы могли собираться и получать знания. В году нам стало известно, что данная организация запрещена Верховным судом РФ и признана террористической.

Меня тоже это нисколько не смутило, так как наш учитель нас к этому подготавливал. Предупреждал, что нас ждут испытания, объяснял, что в других странах за то, чем мы занимаемся, сажают.

Может быть по молодости лет, может, в силу характера, не очень-то я испугался, потому что меня уже были проблемы с законом. Я рассуждал так — меня тюрьмой не напугать, я уже отбывал наказание по криминальным статьям. В году произошли первые аресты. Арестовали четверых ребят, в том числе моего брата-близнеца, он в одно время со мной принял ислам. Вместе с ним мы посещали эти занятия, и в один день мы произнесли клятву о членстве в этой организации.

Его арестовали, и после этого мы начали проводить общественные мероприятия — митинги, несанкционированные акции протеста, раздавали листовки.

Гиззатуллин Айрат Мансурович в материалах

Через какое-то время после арестов мне предложили возглавить филиал в Татарстане и Чувашии. В году меня арестовали за несанкционированную акцию протеста возле стен кремля, было уголовное дело, мне дали год условно.

В году 11 человек, и меня в том числе, арестовали по трем статьям: Мне дали восемь лет как руководителю, отбывал срок я в Республике Саха. Всем этим я занимался среди заключенных.

На некоторых у меня получалось оказывать влияние, но не все попадали именно под влияние идеи создания Халифата. В году меня привезли в Якутию, четыре года я там отбывал срок. Из-за моей деятельности у меня начались проблемы с администрацией. Одиннадцать месяцев я находился в одиночном заключении, и в это время меня начали посещать мысли о том, что так дальше продолжаться не.

Я начал задумываться о том, что будет после того, как я выйду. Освобожусь, меня снова арестуют. Но уже дадут не восемь лет, а больше пятнадцати — закон изменили, и по моей статье сроки уже начинаются от пятнадцати лет и выше, вплоть до пожизненного.

айрат хасанов знакомства казань

В Узбекистане все мужское население, которое являлось членами этой организации, находилось в заключении. Никакой деятельности на свободе не.

Гиззатуллин Айрат Мансурович в материалах – Татцентр.ру

В нем говорится о том, что на мусульман, которые живут не в мусульманских странах, не распространяются общие правила. Проще говоря, мы ограничены местным законодательством.

Эта статья навела меня на мысли о том, что все-таки возможно проводить политическую деятельность, не преступая закон. Я долго-долго размышлял, в конечном итоге принял решение выйти из этой организации и подкрепил свое намерение заявлением. После того, как я вышел из ШИЗО, в течение года общался с одним человеком, он был на свободе.

Мы с ним беседовали на тему того, что происходит в организации, именно России. В процессе обсуждения с ним мы пришли к тому, что мы своими действиями — обращениями в правозащитные организации, апеллированием к статьям Конституции — сами популяризируем демократические ценности. Я ссылаюсь на статьи Конституции и, фактически, их популяризирую. Хотя, по правилам организации, я должен был бы бороться с демократией. Тут у меня все перевернулось в голове. Отступление небольшое сделаю, в году мы, находясь на свободе, создали три общественных организации для прикрытия своей деятельности.

Первая организация — молодежная, вторая — религиозная община, а третья — правозащитная организация.

айрат хасанов знакомства казань

Потом уже, когда меня арестовали, эта правозащитная деятельность распространилась на всю территорию России, уже было порядка десяти филиалов правозащитных организаций.

Мы, как правозащитники, ходили к прокурорам, к следователям. Уже впоследствии я начал понимать, что мы, используя это прикрытие, продвигали демократию. Я начал задавать эти вопросы ответственным в России, но они мне не дали ответ. Я начал плотно изучать этот вопрос. Бывшего амира Абдулькадима Заллума фактически исключили из организации, и большая часть ушла с. Мы выяснили, что бывший амир отошел от основного политического метода восстановления исламского государства, который был изначально установлен основателем организации Таккиюдином ан-Набхани.

Но Абдулькадимом Заллумом было изменено это обращение на просьбу к обладающим силой, к генералам армии, офицерам армии. Фактически речь теперь шла о насильственном захвате власти. Очень многие рядовые члены организации начали задавать вопросы: Фактически сегодняшнее руководство полностью исказило ту идеологию, которая была изначально установлена основателем этой организации.

Находясь в заключении, я вышел из этой организации. С этим самарским мусульманином мы начали в социальных сетях вести деятельность по выводу других членов. Мы начали их убеждать о том, что организация уже оторвалась не только от реальности, но и от своего начала.

За год около 20 человек вышло из организации, их всех исключили. После освобождения в году я познакомился с работником муфтията. Мы обсудили то, что происходит в Татарстане и в России. После этого он мне предложил подготовить материалы. И я написал руководство по подготовке имамов для работы с мусульманами, которые находятся в местах лишения свободы.