Найти в знакомствах десни любу боженко

Авантюристы гражданской войны (историческое расследование) - Виктор Савченко

Красные изжжеванные десны отвратительно смотрелись на .. Я у Любы,– сообщил Агеев,– с Катькой внука на выгул привели. .. Быть может специалист поможет найти ответы на мучащие меня вопросы. Вместе выслушали историю их знакомства с Марией . Боженка? А то как же. Подсвечник — Почитатель привязанностей, дружбы, знакомств и связей, этот знак Люди-монеты прекрасно осведомлены в том, как решить любую Относительно здоровья, самое слабое место людей-подков – десны и зубы, а также шейные отделы позвоночника. Зоя Ляшенко( Боженко). Боженко Зинаида Александровна. Бойко Анастасия требовалось выполнять в любую погоду, дабы дать «копилке» знакомств стало на одного на- стоящего нами повели на расстрел к берегу Десны. Тех, кто не мог идти.

Казалось бы откуда её взяться? А ответ очень прост: Как в той сказке про козу дерезу, её пустили погреться, а она… Сказка ложь, да в ней намёк… 24 июня в А что же молчат что напротив приволья на том берегу у ватников база с артиллерией……. У них нет своего языка, одни только краденые слова, которые они перенимают у других, когда подслушивают, и подсматривают, и подстерегают, сидя на деревьях.

Они живут без вожака. Они ни о чем не помнят. Они болтают и хвастают, будто они великий народ и задумали великие дела в джунглях, но вот упадет орех, и они уже смеются и все позабыли. Их очень много, они злые, грязные, бесстыдные и хотят только того, чтобы Народ Джунглей обратил на них внимание. Но он не замечает их, даже когда они бросают орехи и сыплют грязь всем на голову.

Если бандерлогам попадался в руки больной волк, или раненый тигр, или медведь, они мучили слабых и забавы ради бросали в зверей палками и орехами, надеясь, что их заметят. Они поднимают вой, выкрикивая бессмысленные песни, зовут Народ Джунглей к себе на деревья драться, заводят из-за пустяков ссоры между собой и бросают мертвых бандерлогов где попало, напоказ всему Народу Джунглей.

Они постоянно собирались завести и своего вожака, и свои законы и обычаи, но так и не завели, потому что память у них была короткая, не дальше вчерашнего дня. В конце концов они помирились на том, что придумали поговорку: Достойны восхищения, как ни один народ в джунглях!

Мы все так говорим — значит, это правда! Вась, они замолчали, как только услышали о неразорвавшихся снарядах Чуют, уроды, что жареным запахло. Правда, подменить снаряды дело не хитрое, когда обстановку контролируешь. Но для этого надо еще достать подходящий калибр, чем они сейчас и занимаются, пробивая по своим каналам возможные пути. Да и очевидцам рот сильно не заткнешь, слишком многие видели, ЧТО прилетело на шахту.

Даже Киплинга не надо поминать. Зато очень ярко раскрывает суть подобных тебе выродков. Неужели эти клоуны действительно думают, что мы тупее них? Или уровень ихнего интеллекта не позволяет им подумать о том, что есть люди умнее и образованнее ихнего придурка м озгового? Вы уже живые трупы!!! Громов, вы с Тимуром так часто упоминаете некий фистинг… Это некое новое популярное развлечение скучающих на блок-постах отбросов ЛНР?

Логично, надо же чем то время занять. Хотя, учитывая что это всего лишь два человека на одном форуме… может быть Тимур — это ты? Либо вы этот фистинг, прости Господи, друг другу… нет, мне даже подумать об этом страшно. В любом случае ,приятного фистинга. А ты, случайно, как отрывок копипастил, не прояснил для себя, кем был Киплинг?

Подскажу, не рюсским. И ознакомься, хотя бы приблизительно, с остальным произведением. Мэрри,продолжая наш литературный марафон,замечу,что больше нравится вот эти строки Киплинга: Будь прям и твёрд с врагами и друзьями, Пусть все, в свой час, считаются с тобой; Наполни смыслом каждое мгновенье, Часов и дней неумолимый бег, Тогда весь мир ты примешь во владенье, Тогда, мой сын, ты будешь Человек!

Кажется, не далее, как сегодня, один пейзан Громов пытался пропеть о благородной дуэли? Первым надзиратели разбудили Риббентропа. Не открывая глаз, бывший рейхсминистр произнес: В 1 час 01 минуту Риббентропа ввели в гимнастический зал. И они дошли до моего сердца, до сердца каждого из.

В Сиене я встретился с писателем Карло Монтеллой. Он живет в Пизе, но, узнав, что мы будем в Сиене, приехал туда на своей машине. Я познакомился с ним еще в году в Ялте. Прилетел он туда на несколько дней из Москвы, со съезда писателей, вместе с известным гаитянским писателем и общественным деятелем Жаком Стефеном Алексисом, замученным сейчас у себя на родине. Рядом с Алексисом, веселым, оживленным, общительным, Монтелла показался мне угрюмым и замкнутым.

Вокруг Алексиса всегда были люди, всегда все кипело, Монтелла же предпочитал в одиночестве бродить по дорожкам парка. Потом, когда я прочитал его рассказы несколько из них напечатаны были у нас в журналахя понял, что он отнюдь не угрюмый, а, наоборот, полный юмора и иронии человек.

К тому же очень честный, искренний и правдивый. Из Сиены в Сан-Джиминиано я ехал в его машине. По пути мы не очень много разговаривали. Причин этому было три: И вот недавно один мой друг получил от него письмо. В нем были такие строки: За рулем я вообще никогда не разговариваю, но, наверное, не говорил бы с ним, даже если бы не вел машину. У меня нет потребности разговаривать с ним, потому что, я чувствую, у него нет потребности разговаривать со мной — в этом он похож на меня, и в этом мы друг друга понимаем.

Тем не менее я хотел бы видеть его своим гостем и предоставил бы ему полную свободу. Первые строки меня огорчили, последние несколько успокоили.

Пожалуй, высшая форма дружбы — это когда совместное молчание не тяготит. Молчание с Монтеллой меня не тяготило хотя я и не имею еще права приписывать это дружбетак же как и не безразличен, а, наоборот, интересен был разговор с. Интересен еще и потому, что Монтелла для меня один из серьезнейших и требовательнейших критиков моего творчества. Он мне это прямо сказал.

Должен тут же заметить, что очень трудно что-либо слушать, даже если речь идет о твоем произведении, когда идешь по улицам Сиены. Тут как-то не до разговоров. Возможно, именно поэтому я не очень активно защищался. Но многое из того, что высказал Монтелла, верно. О влюбчивом берсальере и старом гондольере с отмороженными ушами. Уж не сочинили ли вы их, а? Доброжелательно, дружелюбно, но критически. Прессу имела она немалую — около пятидесяти статей.

Основной их тон был таков: Ох, как хотелось. Ведь Италия — страна очень активной, бурной политической жизни. Впрочем, для этого нужно знать язык. И тут я умолкаю. Почти всегда она если не начинается, то кончается спором.

Иногда очень даже горячим, с повышением голоса и взаимными обвинениями. Мне пришлось столкнуться с тремя видами таких дискуссий: С последними спорить, пожалуй, труднее. Народу было много, зал маленький, накурено, жарко. Выступать было трудно, особенно к концу очень напряженного, заполненного всякими делами дня.

После доклада и наших выступлений начались вопросы. И тут вдруг стало легко и весело. У обоих у них была одна цель — поставить нас в тупик. До сих пор не могу понять, почему отнюдь не симпатизирующая нам газета решила нам польстить — никакого особого артистизма не требовалось, чтоб отвечать на вопросы, подобные: Юмор — лучшее оружие против недоброжелателей; мы с Вознесенским пытались об этом не забывать.

Интерес дискуссия вызвала громадный, зал был набит до отказа, все проходы были забиты, люди не сидели, а стояли в задних рядах даже на стульях.

На улице, у входа в зал, какие-то молодые люди разбрасывали профашистские листовки: По итальянскому обычаю, никакой специальной подготовки не. На мой взгляд, дискуссия — по началу своему — носила излишне академический, теоретический и, я бы сказал, даже абстрактный характер.

Мне кажется, она была бы интереснее и плодотворнее, если бы опиралась на какие-то конкретные примеры — книги, фильмы, статьи, если бы выступающие поменьше оперировали общими понятиями. Дело не в том, что я мог бы потом высказать свои претензии автору или, наоборот, поблагодарить его с великим наслаждением посмотрев позднее этот фильм, я смог осуществить второеа в том, что мы почти не знаем итальянской критики, так же как итальянцы нашей в меньшей, правда, степени.

Не знаем, что друг о друге пишем. Вот и поговорили бы, поспорили. Если б к тому же мы смогли привезти с собой новый советский фильм А. Принимать участие в дискуссии, в которой между тобой, твоими оппонентами и зрителем находится пусть даже самый превосходный, как было у нас, например, переводчик, очень трудно.

Но о Пазолини позже. До него а он говорил дважды выступали Пьовене, Моравиа, Леви, Сурков, Панова, Твардовский кстати, тоже дважды выступавший и именно в связи со вторым выступлением Пазолини. Вот так вокруг нас все и вертелось. Наиболее интересным было, на мой взгляд, выступление Пазолини. Оно было конкретнее других и, я бы сказал, пожалуй, резче. Пьер Паоло Пазолини занимает сейчас в итальянской литературе одно из первых мест.

Мы его стихов и романов, к сожалению, почти не знаем, он очень труден в переводе. Герои его говорят даже не на диалекте, а на полублатном жаргоне римских окраин, который и не всякий-то коренной римлянин поймет. Фильм превосходный, но о нем отдельно. О чем же говорил Пазолини? Небольшого роста, черноглазый и черноволосый, с простым серьезным лицом то ли рабочего, то ли крестьянина, в недавнем прошлом профессиональный футболист, сейчас знаменитый писатель, он встал и негромким голосом начал говорить.

Говорил он о своих претензиях к советской литературе. На его взгляд, она излишне наивна и сентиментальна итальянцы, сами по себе народ сентиментальный, в искусстве не переносят сентиментальности ни в каком виде.

Но, перескакивая через этот опыт декаданса, они находят, в некотором смысле, то, что ему предшествовало: Этот романтический, сладостный, добродушный, пропитанный юмором и в лучшем случае классический наивный и чистый воздух теперь не может полностью удовлетворить. Положение, сложившееся в Советском Союзе и отразившееся на положении у нас, потому что мы тесно связаны друг с другом, требует чего-то совсем иного.

Технический прогресс в России вместе с пробудившимся чувством удивительного оптимизма ставит столь же серьезные проблемы перед всем человечеством: Так что положение действительно нелегкое. Мы ждем от советских писателей создания поистине трагического произведения, горького, даже жестокого, если необходимо, произведения, в котором было бы высказано все. Я привел столь пространную цитату из выступления Пазолини, поскольку именно оно разбило академичность дискуссии, именно вокруг него начались споры.

Пазолини в своем ответе стремился внести ясность, ссылаясь на ту самую латынь, которая сыграла с ним злую шутку: Чего же хочет от нашей литературы Пазолини? На первый взгляд можно подумать, что именно. Талант Пазолини беспощаден, философия его произведений — философия безысходности. Я говорил о трагедии, которая ни в какой мере не обманывала бы нашу жажду знать. Это верно — есть еще о чем подумать наедине с самим собой… Мне очень жаль, дорогой Пазолини, что в тот вечер, вернее, ночь, когда после просмотра вашего фильма вы повели нас ужинать в небольшой ресторан, мы с вами так и не поговорили о самом главном и для меня и для.

Возможно, для этого серьезного разговора было слишком много людей, а может быть, мы просто устали и не хотели уже спорить, но, я знаю, разговор этот — нелегкий разговор — произойдет, не может не произойти. Хотелось бы только, чтоб до того, как он состоится, вы и друзья ваши надеюсь, что они и наши знали: Но говорить, тем более писать об этом, уверяю вас, не так-то.

Миновать трагические события нашей жизни советская литература, при всем ее стремлении к жизнеутверждающему а может быть, именно в силу этогопросто не. В траттории сдвинули столы, и тут же появились графины с красным и белым римским вином, без которого в Италии не обходится ни одна встреча впрочем, итальянцы утверждают, что в России ни одна встреча не обходится без водки, что, на их взгляд, гораздо труднее. В компании нашей я знал только двоих, остальных я видел впервые.

Среди них был некто Серджо, молодой коммунист лет тридцати с чем-то, журналист, непримиримый, злой, с которым, начиная с этого вечера и до дня моего отъезда, у меня происходили наиболее ожесточенные схватки. Это был первый удар. Дальше удары стали сыпаться один за другим. Острый, неуступчивый, может быть, излишне желчный, с горящими черными глазами, то веселыми, то злыми чаще злымиСерджо мне очень понравился.

Спорили мы с ним по поводу всего — литературы, искусства, журналистики, образа жизни, социальных систем, методов построения коммунизма, избирательных систем, различных течений в кинематографии — одним словом, по поводу всего, к чему бы мы ни прикасались.

Споры эти доходили иногда до такого накала, что однажды в милой компании довели одну из присутствовавших девушек до слез. Одним словом, беседы с ним проходили, как говорится, в духе прямоты и откровенности. И, должен сказать, мне это нравилось. Мы сдружились с Серджо. Они говорят так, например: Культ личности должен был быть разоблачен, и вы сделали это со всей вам присущей смелостью.

Но надо понять и. Мы живем в других условиях. Мы в капиталистическом мире, у него свои законы. Вы — ваше поколение во всяком случае — знаете эти законы только по книгам, а мы сталкиваемся с ними на каждом шагу, каждую минуту. Эх, Дворкин, Дворкин — трус он и в Африке трус, а еще пишешь романы про сильных и независимых мужчин. Укорил я сам. В начале образовавшейся пробки появились синие маячки скорой. Это был молодой парень, на виске у которого разливался огромный бордовый синяк.

Пора было отсюда уходить. Нечего мне тут делать. А Сашку скорее всего повезут в медкомплекс. Там его и навещу! Я сделал несколько шагов назад, с грустью посмотрел на проходную Турбоатома. Извини меня, любимая работа, но сегодня я к тебе не вернусь. Стараясь не оглядываться зашагал в сторону остановки на проспекте Льва Ландау.

Хватит с меня этих странных событий. Так и до психушки недалеко…надо же так совпало! Роман и реальная жизнь! Эх, Агеев, Агеев… Поймал себя на том, что до сих пор трясутся руки.

Надо немедленно уезжать из города. Там чистый воздух и никаких совпадений, бандитов и денег. Денька два отдохнем, а там все уляжется. Нервишки подуспокоятсяда и пацану полезно. Сосновый воздух еще никому не мешал. Я нетерпеливо набрал номер ресепшена и заказал номер.

Хорошо, когда у тебя жена доктор, а врачи настолько обнищали с их нищенской зарплатой, что цена трех дней отдыха от работы стоит всего-то двести гривен. Все дорогу домой у меня тряслись руки. Я никак не мог унять дрожь в руках. Слишком сильное потрясение я испытал, когда Агеева подкинуло вверх от удара машины. Все, как было в моем романе.

Водитель подозрительно на меня покосился, но промолчал. Каких-то только чудаков не встретишь в городе миллионнике. Потому он вяло и с неохотой возил пылесосом по ламинату. Кот Кекс наблюдал с невозмутимой круглой физиономией за мучениями своего хозяина с философской отрешенностью. Я мимоходом погладил его по голове и прошел в ванную. Теперь надо было успокоиться.

Заперся, глядя в зеркало. Лицо бледное, нижняя губа вот-вот пойдет в пляс. Так, Дворкин, что-то вид у тебя, краше в гроб кладут. Я открыл кран и набрал в ладони воды, плеснул себе на лицо. Стало полегче…Распахнул глаза и пораженно замер, не в силах даже кричать. Позади меня в зеркале отражался какой-то сгорбленный дед с густыми кустистыми бровями, наползающими на глаза, длинным крючковатым носом, глубокими морщинами и ехидной беззубой улыбкой.

Позади меня никого не было, только небольшая полка с банками консервации и накиданные горой белые халаты моей жены, отправленные в стирку. В зеркале тоже отражался только я с перекошенным от ужаса лицом. В ушах бухало сердце. Страх сковал мое тело. Под аккомпанемент снова заработавшего пылесоса, я сполз по стенке вниз, прикрыв.

Ну ничего себе дела! У меня еще какие-то галлюцинации начались! Я потряс головой, прогоняя наваждение. Надо срочно пропить валерьянку и на отдых. Подальше от города, чтобы только я и семья. Собравшись с силами, я вышел из ванной. Мысль, что многие писатели в оконцовке своего творческого пути сходили-таки с ума не давала мне покоя. Опять же совпадение с Агеевым…Может я просто переволновался за соседа?

Все же не каждый день видишь, как твоего знакомого сбивает машина. В дверь раздраженно звонили. Миша, пылесосивший у себя в комнате, ничего не слышал, рассуждая о какой-то новой компьютерной игре. Эльвира Олеговна была на балконе, разговаривая с верхотуры с соседкой о нынешнем урожае. Уж такая она была огородница! Любила поковыряться в земле. На пороге с пакетами еды стояла Светлана, уставшая после работы и явно без настроения. Задолбалась… — А у меня для тебя сюрприз!

Что ни говори, а ножки у нее были очень и очень соблазнительные. Вот что-что, а слух у него избирательный, то не слышит, как звонят в дверь, то разобрал тихий шепот среди шума мотора. Моя жена воспринимала только один вид отдыха,когда тепло, можно загорать и купаться в бассейне. Мишке полезно… — А потом он простудится в ледяном номере? Бросила снятые сапоги под обувную полку и направилась в ванную переодеваться.

Вздохнул и направился в спальню. Ноутбук стоял на прежнем месте, но никакого желания писать после случая с Агеевым у меня не возникало. Может вообще удалить к чертям собачьим эту дрянную повесть? Секунду подумав, я открыл ноутбук, запустил систему. Хотя кому она нужна,моя работа, когда единственным читателем моих нетленок является жена? К тому же, детективы ей не очень-то и нравятся. Она больше по фэнтези специалист. А может написать ей сказку? Думаю, Света оценит…Но едва на экране появился первый чистый лист, как мои руки затряслись, а перед глазами появился Агеев, отброшенный машиной на несколько метров.

В спальню зашла Света, уже переодетая, со смытым макияжем. Легла рядом на кровать. Только Мишку я туда точно не потащу, да и маму. Я пожал плечами, все еще дуя губы, скорее не от действительно серьезной обиды, а так…для профилактики. Едем же… Света наклонилась и поцеловал менякак умела только она, почти мгновенно вызвав жгучее желание.

Из головы тут же испарились негативные мысли, голова стала пустой, а я тут же ответил на поцелуй. Жена тут же отпрянула, откатившись на свою половину, а я увлеченно стал разглядывать потолок. Я со вздохом поплелся на балкон курить. Под балконом, возле первого подъезда стояла соседка Шушка и жена Сашки Агеева Катя.

Оба смеялись, весело шутили. Шушка или, если официально, Александра Клишевич курила, что-то рассказывала Кате, которая была совсем непохожа на женщину, убитую горем. Я оторопело посмотрел. Может у меня точно галлюцинации?!

Я в одну минуту выкурил несколькими затяжками сигарету и снова глянул на женщин. Возможно, Кате еще никто ничего не сказал? И я один знаю о произошедшем?

Да, скорее всего это именно так! Я затушил окурок и ушел с балкона. Они хоть и соседи мне, но пусть на себя эту печальную функцию берут представители власти. Возможно… Света встречала меня на пороге комнаты, где спала теща. Именно здесь находился открытый балкон, где я мог предаваться своей вредной привычке.

Жена была уже почти полностью одета. За ее спиной возле порога маячила собранная сумка с вещами. Или ты уже передумал? Света болтала о политической ситуации со знакомым таксистом. Я хмуро смотрел в окно, наблюдая за пролетающими деревнями и поселками. В голове настойчиво крутилась картинка со смеющейся Катей Агеевой, которая никогда не отличалась эгоистичностью и черствостью.

К тому же она любит Сашка, даже несмотря на все его закидоны. Так вести себя она не могла! Просто не в ее характере. Значит либо еще не знала, либо…О том, втором либо и думать не хотелось. Я поморщился, как от зубной боли. Неприятно было от того, что я так и не сумел ей все рассказать. Подленько поступил, что и говорить… — Дворкин! В такое время года база почти пустая.

Поле для гольфа укрыто защитной пленкой, по узким тротуарам ветер гоняет пожелтевшую листву. Питание в счет оплаты не входило. Базой предоставлялись только завтраки, потому многие ехали сюда со своей едой. Рассчитавшись с таксистом, я отправился к нашему заказанному номеру. В домике уборку уже закончили. Усталая горничная выносила мусор.

Дай Бог, чтоб закрытый бассейн работал, а то жена мне такого не простит. С наслаждением я упал на кровать. Тихо…Даже соседи за стенкой не переговариваются, как это обычно здесь бывает из-за тонких перекрытий. И все-таки я правильно сделал, что удалил свой детектив. Хватит испытывать свою судьбу на прочность. Хорошо, если Агеев выкарабкается после страшной аварии. Надо писать что-то, что не касается моих родных, близких и знакомых, тогда и поводов для беспокойства будет меньше.

Наверное, пришла Светлана с ресепшена. Так что, переодеваемся и вперед! Ох уж, эта ее водная натура! Столько радости я не видел в ее глазах уже. Если вспоминать, то с нашего прошлого летнего отдыха, который за неимением больших средств, мы провели тут. Я печально взглянул на непочатую бутылку шампанского, два бокала и пошел переодеваться. Оставим интим и романтический ужин до вечера.

Иначе, получу по первое число, выслушав пятнадцатиминутную лекцию о том, что я только о сексе и думаю, а о жене, бедной и несчастной, которой иногда хочется просто отдохнуть, ни капельки.

Накинув куртки, мы прошли по дорожке ко входу в главный корпус. Бродили отдыхающие под ручки. Воскресные папы с детьми чинно прогуливались по тротуарчику, зорко поглядывая в сторону мальчишек, резвящихся на игровой площадке. Бассейн на улице был спущен. Воды в нем не. На дне виднелись прелые листья и песко, нанесенный внутрь буйным ветром, сегодня разыгравшимся не на шутку. Внутри корпуса было тепло. Ну да…Половина третьего, как раз время обеда. Поблукав по коридорам главного корпуса, мы выбрались в бассейн.

Я бросил одежду на вешалку и вышел в бассейн. Только три старушки, пенсионных лет Эльвиры Олеговны, чинно бороздили голубые воды. Из женской раздевалки вышла Светка, прыжком оказавшись в воде, поплыла вперед, наслаждаясь тем, как чистая вода ласкает ее натруженное после тяжелой рабочей недели тело.

Я поежился, поморщился, подпрыгнул и вошел в воду почти под прямым углом, достав до дна ладонями. Сильными гребками поплыл к любимой. Старушки, заходящие на очередной круг своего марафонского заплыва, как звено боевых вертолетов, неодобрительно зашептались.

Мне ничего не оставалось, как последовать за. Хотя раньше меня из воды было трудно выгнать, со временем я стал относится ко всем этим купаньям довольно-таки философски.

Проплыл разок, другой, вылазь греться…Жена имела свою норму насыщения. Часто ходила в бассейн в Харькове, считая это полезным занятием, и приучила к этому Мишку. Топчанов в бассейне не было, потому я присел на пластмассовую табуретку, укрывшись полотенцем. Не сказать, что было сильно холодно, но после воды зябко это. Света покачала головой в ответ. Я вздохнул и пошел в душ. Старушки тут же подсели моей супруге на уши, что-то выспрашивая, что-то рассказывая. Быстро приведя себя в порядок, я отправился в номер.

На душе стало спокойно. И даже мысль об Агееве уже не так терзала мое сердце. Смолистый чистый воздух Гомольшанского заповедника вкупе с водой, пусть и хлорированной, сделал свое доброе. Мышцы непривычно ныли от незнакомой нагрузки. В номере я покосился на ноутбук, выставленный Светой на самом видно месте со словами: Может действительно, ну их, эти детективы?

Говорят, что сейчас именно этот жанр в моде, да и жене будет приятно почитать что-то новенькое. На чистом листе А4 быстро стали появляться строчки нового нетленного произведения. Так быстро и легко мне еще никогда не писалось. Перед глазами рывками вставали картинки событий и мест, которые складывались на бумаге в оригинальный текст: Нос корабля быстро и ловко разрезал серо-стальные волны холодного Северного моря.

Паруса трепетали по ветру, громко хлопая под его особенно сильными порывами. Анна Ролейн наблюдала за пенящимимся бурунами за бортом и ярко-красным диском ледяного солнца, медленно и величественно опускающегося за горизонт. Она с наслаждением вдыхала соленый морской воздух. Он был прекрасен в своем форменном сюртуке, шапгой на боку и пронзительным взглядом опытного морского волка.

Он был именно таким, каким в своих мечтах Анна представляла своего мужа, отца своих детей, наследника Стариды — страны, где большую часть года царила зима, где солнечные дни были настоящей редкостью. Ведь всем известно, что эта нация неуправляемая и варварская.

Они не признают никакой власти, нападают на наши суда, грабят деревни, сжигают поселки! Анна отвела глаза, сделав вид, что наблюдает за китом, показавшимся вдали. Сэр Элронд сделал шаг и обхватил ее своими крепкими руками. Там уже столпилась вся команда корабля и капитан, словно списанный под копирку с героев приключенческих романов. Среди бушующих волн и белой пены в морской круговерти виднелись обломки какого-то корабля, снасти, порванные в клочья паруса. Но его очень хорошо расслышал капитан Ширк.

На баке остался лишь сэр Элронд и Анна. Сильнейший удар сотряс корабль, подняв его надо волнами. Девушка покачнулась, уцепившись за канат. Сэра Элронда отбросило далеко. Он покатился по палубе, а вслед за ним полетели бочки с солониной и припасами.

Вдруг из воды взлетело красное мерзкое огромного размера щупальце, покрытое присосками, обрызгав водой всю команду. Они заметались по палубе, снося ко всем морским чертям мачты, круша рубку, ломая перегородки.

Их было очень много, они, как змеи, кишели кругом, вспенивая морскую воду. Одно из них вдруг обхватило матроса поперек туловища, повертело над палубой.

Раздался противный хруст ломаемых костей. Анна закричала, закрыв лицо руками. А потом Кракен выбросил убитого в море, и серые волны приняли еще одну жизнь в свой смиренный покой. Оно шипело, бросаясь из стороны в сторону, стараясь столкнуть парня в воду. Что-то липкое, холодное коснулось голой лодыжки Анны. Она непонимающе переступила на месте и опустила глаза. Красное щупальце обвивало ее голень, постепенно сжимая захват.

Девушка дернула ногой, но кольцо лишь плотнее сжалось, а потом невиданная сила подбросила ее вверх, выбросив в открытое море. Последнее что она услышала был отчаянный крик Элронда. Она оставила сумку у порога и легла рядом со. Память тотчас же подсунула мне картинку, как машина сбивает агеева на Московском проспекте. Тряхнул головой, отгоняя наваждение. Боюсь, что Чейза из меня точно не получится, не говоря уже об Агате Кристи.

Давай выпьем за второго Толкиена. Вот так за легкой пикировкой мы и приговорили восхитительную продукцию Одесского завода шампанских вин. Настроение стало игривым и легким. Я положил руку жене на бедро, и она ее не убрала.

Не судите люди, вы не боги!

Несколько поглаживаний и поцелуй. Голова закружилась так, что перехватило дыхание. Я уже не мог остановиться, да и не хотелось если честно. Давно у нас так не было, чтобы взахлеб, чтоб наслаждаться друг другом до одурения, пока в ушах не зазвенит. Лишь через полчаса мы смогли оторваться друг от друга. Я открыл окошко и с наслаждением закурил. Сердце стучало в груди, выбивая причудливый ритм. Дворкин, ты и так получил сегодня все что можно! В конце-концов, когда мы тут обычно бываем, то проводим время у бассейна, вместо осмотра достопримечательностей.

Быстро оделись, натяув осенние куртки. База под вечер вообще казалась пустой. Мы замерли на ступеньках в нерешительности, раздумывая куда податься. Недалеко от базы протекал Северский Донец. По нему можно было проплыть на арендованной лодке, наслаждаясь видами заросших осокой берегов.

На горе находились развалины старой крепости, но туда, я планировал попасть завтра. Будет, что использовать в новом романе. Фэнтези не детектив, тут описания должны быть яркими и сказочными. Около реки никого не. Бар, отдекорированный под украинскую хату, был пуст. Оттуда не доносилось не звука. Я прочитал с сожалением табличку, что с сентября по май он работает с десяти вечера. Мельком глянул на часы, только шесть. Мужик у которого арендовались плавсредства сидел недалеко от берега в хорошем, почти новом баркасе с удочкой в руках.

Над спокойной гладью воды мерно текли клубы дыма из курительной трубки, висевшей у него на уголке губ, купленной надо понимать для создания определенного колорита. Светка на меня цыкнула. Что поделать, я не рыбак и не понимаю некоторых тонкостей. А вот жена с первым мужем и отцом ни раз побывала на этом мероприятие, потому и запретила так кричать. Я обошел все плавсредства, остановившись на небольшой ярко-салатовой лодочке, мирно покачивающейся в такт спокойному течению Донца.

Весла были сложены тут. Помог Свете забраться и толкнул лодку в воду. Запрыгнул сам, привыкая к необычному способу передвижения. Весла поскрипывали в уключинах. Только руки быстро уставали с непривычки. Я же не приминул спросить о.

Уж такая у меня привычка! Нас и правда снесло вниз по течению. Теперь берега стали обрывистыми, поросшими густым камышом. Плакучие ивы низко клонились над рекой, образуя некое подобие коридора. Она качнулась, зачерпнув бортом воду. В голове замелькали строчки написанного час назад романа про Кракена. Она была у меня сильная или по крайней мере могла делать вид, что. Вокруг было темно, хоть глаз выколи. Куда только делась луна и серебристые звезды? Небо было затянуто мрачными темно-синими тучами.

На реку опустился туман. Кажется, сейчас не время для геройства! Раздался противный скрежет ломаемого металла. Лодку отбросило в сторону. На дне образовалась пробоина, сквозь которую заструилась ледяная вода. Именно на него, судя по всему мы и напоролись. Вода уже почти наполнила лодку, та погрузилась по борта, быстро набираясь водой. В какой стороне берег, где мы вообще есть…Мысли отчяанно заметались в голове.

Черт бы побрал этого Кракена и мою больную фантазию. Жена кивнула, но тут совсем близко раздался грубый мужской голос. Из тумана выплыла лодка того самого рыбака, у которого мы свое плавсредство и арендовали.

Игра отражений

Он подал нам руку, и мы перебрались к. С одежду ледяными струями стекала вода. Ничего себе романтическая прогулка! Наша лодка с легким хлюпаньем ушла под воду. Вот сухой ствол и повалил по верху течения.

Он где-то зацепился, а ночью к вам его и вынесло. Рыбак доставил нас на берег в целости и сохранности. Вообщем после всех приключений, выпавших сегодня на нашу долю, мы вернулись в домик около полуночи. Быстро приняли горячий душ и забрались под теплое одеяло, выпив предварительно горячего чаю. Светка согрелась у меня на плече и через минут пятнадцать засопела, уснув, а вот у меня из головы не шли странности, происходящие со мной последнее время.

Сначала Агеев, теперь это кораблекрушение…Надо завязывать с писательством! Иначе так можно и до психушки дойти. С этими невеселыми мыслями я не заметил, как погрузился в чуткий и тревожный сон. Утро началось с того, что у моей жены, лежавшей на моем плече, затекла шея. Она повернулась на другой бок, разбудив. Глянув на часы, я понял, что завтрак мы благополучно продрыхли. Экономная до предела она не могла простить себе пропуск бесплатного предприятия под названием завтрак.

Река, лодка…Мы чуть не утонули! Какая река, какая лодка?!

Знакомства в интернете. 5 законов и фишка знакомств в интернете.

Мы до полуночи смотрел фильм по ноутбуку… Я уже ничего не понимал. Выбросил недокуренную сигарету в окно и рванул в ванную, где лежала наша мокрая одежда, в которой мы изображали на Донце Титаник. Штаны и куртки были сухими. Аккуратно висели на вешалке, ни ряски, ни тины, ничего!

Все сухое, как будто только что постиранное. Лишь на моем правом прилип осенний листочек с комочком грязи. Я расстерянно замер, держа его в руке, переводя взгляд с жены на кроссовок и обратно. О чем это я? Снова прошел к окну и закурил, одолев сигарету за три затяжки. А может и правда, я сошел с ума? Может все это мне привиделось? Если я схожу с ума, то и история с Агеевым всего лишь плод моего больного воображения. Вот почему Катерина и смеялась у подъезда, когда муж ее должен был быть минимум в реанимации.

Проверить мои предположения можно было только одним способом: Вот доберусь туда, и все выясню. Этим немного успокоив себя, я пошел готовить кофе. И за это время никаких событийслава богу, не случилось. Отдых прошел мирно и спокойно. Светка попрежнему делала вид, что ничего не случилось, а может и не делала…Я пока еще сам во всем этом не разобрался толком. От постоянных мыслей, голова шла кругом.

Я потерял аппетит, перестал спать. Под глазами появились круги от постоянного недосыпа. Жена с подозрением поглядывала на меня, но мудро молчала и не лезла с медицинскими советами. Стал раздражительным, часто огрызался. Вообщем что-то разладилось во мне, а я даже не мог понять что. Мы ехали из Змиева на такси домой. Я уставился на дорогу, стараясь хоть на секунду отвлечься. Не вышло… А что если у меня неожиданно открылись какие-то суперспособности, и я могу предвидеть будущее?

В мозгах сразу возникла картинка, на которой меня под руки выводят из подъезда представители СБУ и психиатрии. Первые, чтобы использовать в своих сугубо государственных целях, а вторые, чтобы изучить лакомый кусочек необъяснимого с точки зрения науки.

Мною было написано много книг, много романов в разных жанрах. Какого-то одного направления придерживаться мне было неинтересно. Многие из моих друзей стали прототипами главных героев, но ничего странного с ними никогда раньше не случалось!

Так, что изменилось теперь? Сашка, да что с тобой?