Сочинение на тему знакомство с жиками

Материалы к теме «Милосердие» - PDF

сочинение на тему знакомство с жиками

жик, кацап! Давай расчет. ответ на него в первый день знакомства с Коноваловым, Поверхностно задевая темы и не особенно сильно са. Материалы к теме «Милосердие» Цель уроков ОРКСЭ формирование нравственной позиции подростков, ценностн самоопределения в жизни. Сценарий урока для 6 класса по теме: «Одуванчики» того, чтобы нам на этой Земле места хватило, природа сначала землю поделила между жуками, .

сочинение на тему знакомство с жиками

Статья из словаря на экране Прочитайте Найдите в статье определение милосердие в аспекте действия. Согласны ли вы с фразой Я милосердный человек Письменное задание: Поставьте знаки препинания после этой фразы и объясните. Как проверить, милосердный ли я человек? Насколько они соответствуют целям деятельностного добра? Жил он вместе со своей больной мамой в холодном страшном подвале. И вот однажды мальчик не смог разбудить свою маму, которая умерла.

Ему очень хотелось кушать, но он и корочки не мог найти, поэтому мальчик решился выйти из подвала.

  • Мое первое знакомство с Базаровым и окончательное мнение о нем.
  • Толстой Л. Н. Педагогические сочинения. — 1912

Никогда еще он не видал ничего. И какой здесь стук и гром, какой свет и люди, лошади и кареты, и мороз, мороз! Мимо прошел блюститель порядка и отвернулся, чтоб не заметить мальчика. Вот и опять улица, -- ох какая широкая! Вот здесь так раздавят наверно; как они все кричат, бегут и едут, а свету-то, свету-то!

Глядит мальчик, дивится, уж и смеется, а у него болят уже пальчики и на ножках, а на руках стали совсем красные, уж не сгибаются и больно пошевелить. И вдруг вспомнил мальчик про то, что у него так болят пальчики, заплакал и побежал дальше, и вот опять видит он сквозь другое стекло комнату, опять там деревья, но на столах пироги, всякие -- миндальные, красные, желтые, и сидят там четыре богатые барыни, а кто придет, они тому дают пироги, а отворяется дверь поминутно, входит к ним с улицы много господ.

сочинение на тему знакомство с жиками

Подкрался мальчик, отворил вдруг дверь и вошел. Ух, как на него закричали и замахали! Одна барыня подошла поскорее и сунула ему в руку копеечку, а сама отворила ему дверь на улицу. А копеечка тут же выкатилась и зазвенела по ступенькам: Выбежал мальчик и пошел поскорей-поскорей, а куда, сам не знает.

Хочется ему опять заплакать, да уж боится, и бежит, бежит и на ручки дует. И тоска берет его, потому что стало ему вдруг так одиноко и жутко Вдруг ему почудилось, что сзади его кто-то схватил за халатик: Покатился мальчик наземь, тут закричали, обомлел он, вскочил и бежать-бежать, и вдруг забежал сам не знает куда, в подворотню, на чужой двор Присел он и скорчился, а сам отдышаться не может от страху и вдруг, совсем вдруг, стало так ему хорошо: Где это он теперь: Ах, как хорошо тут, мама!

Это "Христова елка", отвечают они.

Ушинский К. Д. Собрание сочинений. Т. 5. — 1949

У Христа всегда в этот день елка для маленьких деточек, у которых там нет своей елки А матери этих детей все стоят тут же, в сторонке, и плачут; каждая узнает своего мальчика или девочку, а они подлетают к ним и целуют их, утирают им слезы своими ручками и упрашивают их не плакать, потому что им здесь так хорошо Но при таком занятии сами собой рождаются во- просы: Конечно, читать для упражнения в чтении можно все; но далеко не все из прочитанного может быть расска- зано десятилетними читателями и далеко не все.

Иная статья, написанная очень красивым языком, в то же 18 время до того лишена всякого содержания, что ученик не может уловить в ней ни одной ясной и определенной мысли и даже сам учитель нередко затрудняется сде- лать ученику какой-нибудь вопрос о прочитанном, вопрос, предполагающий возможность положительного и сколько-нибудь дельного ответа.

Понятно, что уче- ник, желая передать содержание такой статьи, поне- воле старается, за неимением определенной мысли, вспомнить фразы и слова, и понятно также, что та- кой рассказ прочитанного не только бесполезен, но даже вреден. Другого рода статьи отличаются совер- шенно противоположным недостатком — в них слиш- ком много содержания для десятилетнего читателя, или это содержание такого рода, что для уяснения его требуется слишком много толкований со стороны учи- теля, толкований, заимствованных из разных наук и из разных сфер жизни, вовсе незнакомых маленькому читателю.

Если же, наконец, в наших детских хресто- матиях и книгах для чтения можно найти несколько статей, имеющих дельное и притом доступное десяти- летнему ученику содержание, то эти статьи, не нахо- дясь ни в какой связи между собой, вызывают столь же бессвязные и случайно появляющиеся толкования. Присутствуя часто при таких чтениях и рассказах, я убедился в необходимости особенной книги, именно назначенной для того, чтобы десятилетний ученик мог читать ее и рассказывать ее содержание, а учитель мог сопровождать эти чтения систематически связанными между собой толкованиями, доступными и полезными для ученика такого возраста.

Но какова же должна быть книга, назначенная для этой цели? Вопрос этот решается различно, смотря по взгляду на самое значение чтений и рассказов. Одни видят в них только упражнения в языке, соеди- ненные с постепенным практическим изучением грам- матики; другие полагают, что чтениями и рассказами должно пользоваться, как средством умственной гимна- стики; третьи, наконец, думают, что, достигая двух 19 упомянутых целей, преподаватель, кроме того, дол- жен при чтениях и рассказах стараться сообщить уче- никам возможно более полезных сведений.

Если цель чтений и рассказов прочитанного есть только практический навык в языке, то естественно, что для таких чтений годны всякого рода статьи, ко- торые только по содержанию своему доступны детям и написаны правильным русским языком. Но мне ка- жется, что такой взгляд на чтение и рассказы не совер- шенно справедлив. Язык не есть что-либо отрешенное от мысли, а на- против — органическое ее создание, в ней коренящееся и беспрестанно из нее вырастающее; так что тот, кто хочет развивать способность языка в ученике, должен развивать в нем прежде всего мыслящую способность.

Раз- вивать язык отдельно от мысли невозможно; но даже раз- вивать его преимущественно пред мыслью положительно вредно. Если при таком исключительно формальном направлении и можно достичь каких-нибудь результа- тов, то только результатов призрачных и даже вредных. Привычка чисто, гладко и изящно болтать всякий вздор и связывать ловкими фразами пустые, вовсе одна из другой не вытекающие мысли, есть одна из самых дурных человеческих привычек и воспитатель должен искоренять ее, а не содействовать ее развитию.

В этом отношении много зла приносит самым талантливым де- тям излишняя снисходительность родителей к детской болтовне и то слишком раннее изучение иностранных языков, при котором обращается все внимание на грамматическую правильность речи, а не на ее логи- ческий и фактический смысл. Кроме того, нетрудно убедиться, что формальное изучение языков противоречит самой природе дитяти.

Дитя, если оно еще не испорчено ложным воспитанием, не склонно к фразам: Нельзя придумать более неприлич- ного для дитяти, более старческого занятия, как 20 забота об отделке форм. Это роскошь, желание которой приходит уже тогда, когда содержания в уме много, когда новое перестает нас сильно занимать; а для ре- бенка весь мир еще нов и занимателен.

Я полагаю даже, что одно формальное изучение языка не достигает и своей односторонней цели. Форма мысли тогда только хороша, когда человек создает ее сам, вместе с мыслью, когда она органически вырас- тает из мысли; а не тогда, когда она выхвачена из ка- кой-нибудь книги, будь это даже сочинение образцового писателя.

Преимущественное изучение образцовых пи- сателей, введенное во французских школах, много имело влияния на легкость и красивость изложения, которые так замечательны во всяком французе, получившем хоро- шее французское воспитание; но не является ли это же самое изучение одной из причин того замечательного бесплодия, которым поражена современная француз- ская литература, и того разлада между фразой и мыслью, который так заметен в современных француз- ских писателях?

Бесчисленное множество готовых удач- ных оборотов, ловких фраз, остроумных сближений, выработанных самостоятельно писателями, наполняя голову ученика, предлагают ему всегда готовую и кра- сивую оболочку для какой угодно пустой или ложной мысли; но потому именно самая эта мысль часто остается бедна, пуста, а скрывающаяся в ней пустота и ложь, прикрытая блестящей одеждой, взятой напрокат, долго не выходит наружу.

Но если одно практическое упражнение в языке оказывается недостаточным при чтениях и рассказах, то не вполне достигнет разумной цели воспитания и тот, кто будет видеть в них одну гимнастику ума. Развивать ум можно также формально и реально. Умственная гимнастика развивает ум формально; одни только по- ложительные совершенно усвоенные умом знания, пре- образившиеся в идеи, развивают его реально.

Но хотя формальное развитие рассудка, конечна, гораздо по- лезнее одного формального развития способности языка, 21 К. Если исключительно язычное уче- ние может воспитывать пустых говорунов, то односто- ронняя рассудочная гимнастика, для которой все равно, над чем бы рассудок ни упражнялся, только бы упражнялся, воспитывает поверхностных резонеров, — людей, готовых рассуждать о каком угодно, даже вовсе им неизвестном предмете, потому что в голове их всегда много готовых рассудочных категорий, могущих принять сегодня одно, а завтра другое содержание.

Умственная гимнастика бесспорно развивает силы ума; но — если можно так выразиться — портит его харак- тер; приучает его к бесследному перемалыванию мыс- лей, целью которого является не самое дело, не резуль- тат, а та же умственная гимнастика. Никто, конечно, не станет доказывать, что упраж- нения в языке и умственная гимнастика вредны сами по себе: Я хотел вы- сказать только, что как умственная, так и словесная гимнастика должны упражнять умственные и словес- ные силы ученика над каким-нибудь реальным, поло- жительным знанием; что главной целью этих упраж- нений должно быть полное усвоение и ясное выражение самого знания, причем побочным образом будут упраж- няться и умственные силы и способность слова.

Это мнение мы не выдаем за новое: Однакоже я не согласен с теми преподавателями русского языка из этой последней категории, которые видят в самых знаниях цель таких чтений и объясне- ний. Не самое знание, а идея, развиваемая в уме дитяти усвоением того или другого знания, — вот что должно 23 составлять верно, сердцевину, последнюю цель таких занятий.

Вокруг этого ядра должны органически на- растать логическая и умственная оболочка; так чтобы словесные и логические упражнения не были только правильной постройкой пустых или ложных фраз, ни логической диалектикой без содержания. Составляя мою книгу, я имел ввиду именно такого рода препода- вание и хотел облегчить ею труд преподавателей, раз- деляющих такое воззрение на значение чтений и рас- сказов в классах; а вместе с тем усилить влияния их полезной деятельности, сохранив системою моей книги их многочисленные объяснения в уме и памяти детей.

Сценарий урока для 6 класса по теме: «Одуванчики» - Сценарий

Если преподаватель, руководясь случайным со- поставлением читаемых в классе рассказов, толкует ребенку сегодня об огнедышащей горе, завтра о благо- дарности, послезавтра о крокодиле или железной до- роге, а иногда в один и тот же класс, вынуждаемый необходимостью объяснять встречающиеся слова, тол- кует о множестве самых разнообразных предметов, то, конечно, не имеет он права требовать, чтобы ученики помнили его объяснения, и не может ожидать, чтобы в умах их построилось сколько-нибудь систематиче- ское знание, а тем более систематически развитая идея.

Руководясь той мыслью, что при чтениях и расска- зах прежде всего должно быть сообщаемо ученику ка- кое-нибудь положительное знание, дающее ему идею, и вместе с тем упражняема его мыслительная и словес- ная способность над этой идеей, я задал себе вопрос: Что выбрать из обширной области человеческих знаний и человеческих идей для этих первых упражнений в мы- сли и в отечественном языке?

Рассказы исторические положительно не годятся для этой цели; десятилетнего ребенка нет возможности возвысить до правильного понимания великих истори- ческих личностей и великих исторических событий; а понижать эти личности и события до уровня детского понимания — значит уродовать историю, что не только 24 бесполезно, но положительно вредно. Рассказы же исторических анекдотов тоже не имеют никакой цели, потому что самые эти анекдоты имеют значение только по отношению к тем личностям, которые в них играют роль.

Отрывки из путешествий также не годятся для первоначальных чтений: Явления эти, си- стематически и тоже без труда объясняемые в несколь- ких отдельных науках, при чтении должны быть объ- яснены все вместе, в смешении, — или остаться вовсе необъясненными.

Но бессознательное чтение и даже поверхностные объяснения, данные кое-как, я считаю вредными: Кроме того, вовсе не педагогически поступает тот, кто, стараясь объяснить маленькому читателю каждое слово, навя- зывает на небольшой и иногда пустой рассказ целый том разнообразнейших словесных толкований.

Сцены из детской жизни, хотя их часто помещают в детских хрестоматиях, занимательнее для нас, чем для детей. Умиляясь наивностью детей, мы не имеем никакого основания полагать, что эта наивность так- же умилительна для самих детей. Мы с сожалением вспоминаем о своем детстве; но дети смотрят вперед, и если оглядываются на самих себя, то вовсе не теми глазами, какими мы на них смотрим.

Перебрав таким образом все роды предметов, изби- раемых обыкновенно для детских чтений, я остановился на предметах естественной истории. К этому побу- дило меня несколько причин.

Во-первых, — наглядность предметов. Дитя, начинающее учиться, должно не толь- ко понимать то, что читает, но правильно и зорко смот- реть на предстоящий предмет, замечать его особенности, словом — учиться не только думать, но и созерцать и прежде даже созерцать, чем думать.

Но так как этого у нас почти нигде еще нет, и дети, поступающие в уездные училища, гимназии и другие средние учебные заведения, решительно не подготовлены к книжному учению наглядными упражнениями, то я и полагаю весьма полезным, сколько возможно, восполнить этот недостаток в самой школе при первоначальных чте- ниях.

Ответы@truthforce.info: сочинение на тему "Книга и польза чтения книг" пожалуйста?? ? сочинение, эссе

Понимая очень хорошо, что наглядное обучение должно сопровождаться не чтениями, а изустными вопросами и рассказами со стороны учителя, для ру- ководства которого в этом отношении составлено в Гер- мании такое множество книг, я тем не менее полагаю возможным, в случае недостатка подготовительного на- глядного обучения, соединить его с первоначальным чтением.

Лучше сделать что-нибудь, чем ничего, и ко- гда-нибудь, чем.

сочинение на тему знакомство с жиками

Самые же чтения, прерыва- емые рассмотрением предмета, толкованиями на самом 26 предмете и маленькими опытами, производимыми тут же в классе, выиграют в живости и занимательности.

По моему убеждению, логика природы есть самая доступная и самая полезная логика для детей. Но остановившись на предметах естественной исто- рии, должно было еще решить вопрос: Перебрав множество анекдотических и живо- писных рассказов из отечественной истории, кото- рые ежегодно появляются в Германии десятками, я пришел к тому убеждению, что все они или дают очень мало реального содержания, или предполагают слиш- ком обширные толкования со стороны преподавателя и что, во всяком случае, они годятся для детской книги, но не для книги, назначенной для классного чтения, которая должна отдавать преимущество реальному со- держанию перед живописностью формы.

Увлекатель- ность формы должна быть характеристической чертой Детской книги, назначенной для классного чтения. Ко- нечно, крайности вредны в обоих этих направлениях, но в книге для классного чтения содержание нигде не должно приноситься в жертву занимательности, так что такая книга должна быть только по возможно- сти занимательною.

Материалы к теме «Милосердие»

Кроме того, классного времени так мало, что грех тратить его на чтение сказок и побасенок, и вообще я думаю, что детей десятилетнего возраста должно уже приучать к серьезному труду, соразмерному, конечно, с их силами и с их пониманием.

Нет сомнения, что прежняя схоластическая метода учения губительно дей- ствовала на ум; но причина этого лежала не в серьез- 27 ности занятия, а в его бессмыслии. Но если зубрение часослова и псалтыря действовало вредно на умствен- ное развитие, то шутливая, потешающая детей педаго- гика разрушает характер человека в самом зародыше. Ученье есть труд и должно остаться трудом, но тру- дом полным мысли, так, чтобы самый интерес учения зависел от серьезной мысли, а не от каких-нибудь не идущих к делу прикрас.

Книга же для первоначального классного чтения должна быть, как мне кажется, пред- дверием серьезной науки; так чтобы ученик, прочи- тав ее с учителем, приобрел любовь к серьезному заня- тию наукой. От учителя зависит оживить серьезный рассказ, во-- первых, наглядностью, показывая детям самый предмет с тем, чтобы они, глядя на него, могли не только при- поминать прочитанное, но и дополнять его из непосред- ственного созерцания; во-вторых, разнообразием и жи- востью вопросов, извлекая из каждого ученика отдельно и из целого класса вместе содержание всего того, что было прочитано и рассмотрено.

замуж за богатого сочинение

Маленький анек- дот, шуточный рассказ как минуты отдыха для учени- ков, конечно, не повредят делу; но они гораздо живее подействуют на детей, если будут услышаны ими из уст учителя, а не вычитаны из книги.

Ребенок редко потешается тем, что читает в книге, и даже часто не улыбнется, читая самые смешные рассказы. Но что же выбрать из обширной области естествен- ных наук? При этом выборе я также руководствовался прежней мыслью и выбирал преиму- щественно предметы и явления, окружающие дитя и ему более или менее знакомые. Я думаю, что не с курьезами и диковинками науки должно в школе знакомить дитя, а напротив, — приучить его находить занимательное в том, что его беспрестанно и повсюду окружает, и тем самым показать ему на практике связь между наукой и жизнью.

Вот на каком основании я охотнее знакомлю 28 дитя с хвойным лесом, с домашними животными, о самыми обыкновенными металлами, чем с электриче- ским угрем, тропическими колибри, с мухоловкой и другими диковинками природы,о которых дитя с удоволь- ствием и само прочтет в какой-нибудь детской книжке. Теперь несколько слов о порядке изложения.